Долги наши тяжкие

Позиция Слуцкого ра йисполкома: будет толк от объединения двух хозяйств. Позиция рядовых акционеров: можем выжить самостоятельн. Кто же прав?

Бойкот общего схода


«Собственная гордость» местных жителей, достойная уважения, чувствуется буквально в каждом предложении письма в редакцию «Сельской газеты». И тревога за будущее своей земли. Что станет с агрогородком? Год назад здесь ликвидировали сельсовет, перспектива переноса центральной усадьбы ничего хорошего не сулит. Как правило, а примеры перед глазами, там, где нет конторы хозяйства, потихоньку жизнь затихает. Десять лет назад объединились СПК «Болотчицы» и «Беличи», и их тандем не потянул экономику. Теперь в качестве локомотива выступает здесь Слуцкий сыродельный комбинат.


В каком статусе окажутся бывшие «миллионеры», тоже волнует народ. Понятно, что не потребуется такого количества специалистов, диспетчеров, бухгалтеров, других работников. Где найти им работу? «Зов о помощи», как романовцы назвали свое обращение в нашу газету, подписали 158 человек. Полторы сотни работников высказали несогласие с предстоящей реструктуризацией.


Собираясь в командировку по письму, узнала, что в день моего приезда в агрогородок Ленино (когда-то местечко Романово) должно состояться собрание акционеров по поводу присоединения. Но сельчане общий сход решили бойкотировать.


К назначенному времени мы с директором Сергеем Поленицей и представителем государства в акционерном обществе, начальником отдела экономики Слуцкого райсельхозпрода Еленой Сорокиной пришли в местный Дом культуры. В холле находилась лишь группа регистраторов. На собрание никто, кроме руководителя, не явился, хотя несколько объявлений было вывешено заранее. Накануне в хозяйство приезжала группа райисполкомовских работников, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия, первый заместитель председателя Слуцкого райисполкома Василий Статкевич, которые объясняли необходимость такого шага, информировали людей о трудном финансовом положении ОАО «Романово», которое можно будет поправить в результате объединения. Выходит, не убедили.


Заметим, собрание признается правомочным, если его участники обладают в совокупности более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества, принадлежащего акционерам. Представитель государства, у которого в уставном фонде почти 58 тысяч акций из 82 тысяч, проголосовала «за», директор своими шестьюдесятью шестью — «против». Протокол счетной комиссии обязан был подписать председатель наблюдательного совета, который на тот момент болел. Выполнить его функции другие участники наблюдательного органа наотрез отказались. Вот такой получился юридический казус.


Марксу с Энгельсом не по пути?


Между тем события развивались дальше. Уже к вечеру Сергею Поленице позвонили из райисполкома и сообщили, что он освобожден от занимаемой должности. А к обеду следующего дня был назначен исполняющий обязанности директора — главный энергетик из ОАО «Подлесье-2003» (до реформирования коллективных хозяйств — колхоза имени Фридриха Энгельса).


Так сложилось, что, несмотря на марксистско-ленинскую общность в названиях, работники этих двух сельхозорганизаций всегда ревностно относились друг к другу. Даже сейчас в разговоре с корреспондентом вспомнили, как в колхозные времена марксовцы помогли энгельсовцам финансами на строительство дороги.


Но не только деревенские предрассудки стали причиной неприятия районного решения. Думается, коллективная неявка на собрание стала протестом против того, что с мнением крестьян попросту не посчитались. Собственно, все предыдущие действия властей наводили на такие размышления: а зачем мы там, если все уже определено без нас.


Повлиять на ситуацию или попросить людей, чтобы формальность была соблюдена, уже бывший директор Сергей Поленица не решился:


— Хорошо помню, как протестовали члены тогдашнего СПК против моего предшественника — три дня не выходили на работу. Окажи я давление, могло бы случиться нечто подобное.


Руководитель вспоминает, как трудно пришлось ему на первых порах:


— Тогда поздно вечером ко мне домой приехали председатель райисполкома и начальник райсельхозпрода и попросили возглавить кооператив. В первый день успел только два комбайна достать из-под навеса на мехдворе, и крыша рухнула. Не было сушильного хозяйства, техники, нормальных животноводческих помещений. Пришлось вкладывать и в строительство, и в приобретение новой техники. Каждый год сдавали по два-три здания, построили КЗС, зерносушильный комплекс в Ленино, склады, много жилых домов. В 2011 году ввели МТК с доильным залом.


Еще в 2012 году темп роста валового производства молока в хозяйстве составил почти 116 процентов. Провальным стал 2013 год. Сказалась закредитованность. Район рекомендовал реконструировать еще одну ферму, оборудовав ее доильным залом. Вот и набежали три с половиной миллиарда рублей долгов. Усугубили положение двухмиллиардные убытки от свинофермы. Да, есть и наши упущения: мало молока сорта «экстра», некачественные корма, слабая зоотехническая служба. Но и при всех проблемах ОАО сработало с рентабельностью в семь процентов.


— Лично я не вижу смысла в объединении, — уверен бывший руководитель. — ОАО «Подлесье-2003» также предстоит рассчитываться за наши долги и плюс свои кредиты за новый комплекс, который обошелся им в 90 миллиардов, придется гасить. Наш же построен за 23 миллиарда. Как говорят, еще один вагончик — и паровоз остановится. Гораздо разумнее было бы реструктуризировать долги ОАО «Романово» и произвести его укрупнение, добавить тысячу-полторы гектаров, на которых можно было бы выращивать высокодоходную продукцию — сахарную свеклу, рапс. И постепенно выходить из долгов.


«Другие карабкаются, а романовцы растерялись»


На мехдворе, который, кстати, один из лучших в районе, собрались механизаторы, не выехавшие в тот день в поле. Все против объединения. Акционер Сергей Климович уверен:


— Мы можем выжить самостоятельно. Скоро сдадим рапс, зреет хороший урожай яблок — 200 тонн гарантировано. Есть сто телок, которых можно продать и закрыть зарплату. 1270 коров ежедневно дают молоко, с выгоном их на пастбище надои пошли вверх. По рапсу, многолетним травам, льну хозяйство является элитхозом. Продадим семена. Лицензии же на этот вид деятельности в объединенном ОАО придется открывать по-новому. Мы обеспокоены, что будут угасать наши деревни. Не будут обрабатываться маленькие поля. Соседний район тому пример. Мехдворы в Садовичах, Бучатино в руинах — без войны бомбежка. Все разворовано. Как можно разбогатеть, когда так относятся к народному добру?


— А как неразумно используем зерно? — вторит ему главный агроном Николай Канонок. — Много его сдается на КХП в счет стоимости комбикормов: две тонны за тонну корма. Если мы продадим пшеницу, например, 2 тысячи тонн, то выручим 4—5 миллиардов. Если сдадим ее в обмен на комбикорм, получим около 800 тонн концентратов. На этом же количестве корма никогда не вырастим свиней на 4—5 миллиардов! Вот и вся экономика. Потому и «Подлесье» избавилось от своей свинофермы. Доказали бы нам, что «Романово» больше не поднимется, привели бы конкретные расчеты.


Почему бы главному акционеру и не прислушаться к мнению простых тружеников? Глядишь, разумное зерно и проросло бы хорошими всходами, пока сохранилась в людях ответственность за коллективное добро. Увы…


— Да, дисциплина и у нас хромает, — самокритична заведующая фермой Майя Король. — Но и она, и финансовое положение всегда поправимо. Если подумают хорошо два-три человека головой, то деньги найдутся.


У начальника Слуцкого райсельхозпрода Василия Статкевича на сей счет другое мнение:


— Три недели назад руковод- ству ОАО «Романово» предложили составить бизнес-план по выходу из ситуации, в которой по разным причинам оно оказалось. Ни словом не обмолвились. Где же специалисты, их идеи и действия? Предприятие в долгах как в шелках: сыркомбинату должно 3,5 миллиарда рублей, сахарному — три, КХП — полмиллиарда, 100 миллионов за ГСМ. Просрочка по банковским кредитам уже под два миллиарда. За четыре месяца к уровню прошлого года валовое производство молока снизилось на 17,5 процента. Каждый день более трех тонн его фермы недодают, на чем теряют 12—13 миллионов рублей. Вот топливо, запчасти, зарплата. В пять раз уменьшилась прибыль от реализации. Но главное в том, что если другие, оказавшиеся тоже в непростом положении, как-то карабкаются, то романовцы растерялись. В Слуцком районе есть положительные примеры реорганизации хозяйств. Сейчас у нас 21 хозяйство, а в 2003 было 32, и укрупнение будет продолжено.


Комментарий председателя Слуцкого райисполкома Андрея ЯНЧЕВСКОГО:


— Решение это продуманное и просчитанное. ОАО «Романово» неоднократно оказывалась помощь, но экономическое положение хозяйства остается нестабильным. Руководитель со специалистами не справились с поставленными задачами. Нет порядка даже на новом молочном комплексе. Простой пример. Я посещал сельхозпредприятие и разговаривал с людьми. Так вот телятница с семилетним стажем призналась, что никогда не видела директора на ферме. Сегодня задолженность там настолько высокая, что ОАО не только не сможет развиваться, но просто существовать. Богатые романовские земли используются неэффективно. Не подкормлены яровые, второй раз — озимые, посевы не обработаны от болезней и вредителей. Если оставить все как есть до осени, то можно поставить на сельхозпредприятии крест. Разворовывается солярка, корма, не соблюдается технологическая дисциплина. И всех это устраивает. Даже если поднять молоко процентов на двадцать, а больше за год не наверстаешь, все равно долги не дадут нормально работать. А синергия двух хозяйств даст хороший результат. Руководитель в «Подлесье-2003» опытный и грамотный. Уверен: будет толк. Люди почувствуют улучшение и скажут еще спасибо.


От «СГ». «Сельская газета» обязательно вернется к этой теме через год-полтора. Мы побываем в Романово, чтобы увидеть, кто был прав: райисполком с его контрольным пакетом или рядовые акционеры, голоса которых ничего не решают.


Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»


Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости