Долги и бонусы центра силы

Полоцкий КХП поможет отстающим хозяйствам

БЕЗ сырья переработчики никому не нужны. Производит его деревня. Малая родина — не только лирика. Надо, чтобы она жила богато, производила много продукции. Деревня в разные эпохи всех нас вырастила, дала путевку в жизнь. И если ей трудно, следует  отблагодарить за прошлую заботу, поддержать, подставить плечо. Таковы суждения директора Полоцкого комбината хлебопродуктов Василия Хаменка. Вызваны они тем, что с начала года интеграционная структура на базе предприятия расширяет границы. К присоединенным ранее перерабатывающим и 8 сельхозпредприятиям добавляются в доверительное управление еще 13 хозяйств. Почему возникла такая необходимость, какой есть опыт, где найти деньги на поддержку и, самое главное, как действовать, чтобы утопающие не потянули спасителя на дно?

Об этом серия писем обозревателя «СГ» из Витебской области.


1. Интеграция против профанации

ПОЧТИ на полтонны упал за прошлый год надой от коровы в Ушачском районе и скатился до уровня 2500 килограммов. Последнее место в стране! Основные деньги, как известно, от реализации молока. Но откуда им быть при таком результате. Неудивительно, что средняя зарплата в хозяйствах лишь 340 рублей. Рентабельность продаж — минус 6,6. Да, земли здесь не блещут природным плодородием. Малая контурность полей. Неровный рельеф. Так ведь никто и не говорит, чтобы получали 40 центнеров зерна с гектара, а молока — 5 тысяч килограммов от коровы. Но по силам хотя бы 30 центнеров и 4 тысячи. К сожалению, даже к такой минимальной планке здесь не приближаются. Что мешает и как можно помочь?

МОЛОКО начинается с того, что у коровы на языке. Травяными кормами животных здесь не балуют: на зимовку заготовлено лишь 21,4 центнера кормовых единиц на условную голову КРС. Любой специалист скажет: мало! В подобных случаях пробуют компенсировать концентратами. Но с ними еще хуже. За два года урожайность зерна упала с 30,5 центнера до 20,9. Валовой сбор уменьшился в два раза. Продали по госзаказу, заложили семена, скоту почти ничего не осталось.

Почему такой огромный недобор зерна? Заместитель начальника управления сельского хозяйства и продовольствия райисполкома Сергей Белогривцев объясняет: не было денег на минудобрения. Из-за большой закредитованности банки в долг не давали. На немалой части площадей зерно легло в пустую почву, не получило требуемой подкормки. Но почему раньше туки были, а затем резко пропали? Оказывается, их давал облагросервис. Хозяйства не рассчитались вовремя и полностью, направив вырученные от зерна деньги на строительство и реконструкцию ферм. Естественно, поставки прекратились. Получается, действия руководителей хозяйств и района были неверными. Надо было хорошо подумать, что важнее: сиюминутная выгода или покупка удобрений ради получения дополнительного зерна в будущем? Тем более что вложенные в животноводство деньги не дали отдачи. Производство молока, наоборот, упало. А вместе с ним и доходы хозяйств.

Небольшое отступление. Вспомнилась встреча с руководителем сельхозпредприятия из другого района. Он заметил: если бы возглавил хозяйство, в котором доят 3 тысячи килограммов от коровы, не спал бы ночами и думал, что сделать возможное и невозможное и быстрее подняться до 4 тысяч. Ушачский район получает от коровы 2,5 тонны. Это уровень даже не ХХ, а XIX века! На дворе, хочу напомнить, XXI. Однако при встречах с руководителями здешних хозяйств ни от одного не слышал о бессонных ночах. Как будто ничего не случилось.

В РАЙОНЕ молока мало и потому, что нет должного внимания качеству сенажа и силоса. Заглянем в ОАО «Деменец». Травяных кормов на зимовку заготовлено достаточно — 31 центнер кормовых единиц на голову КРС. Но две трети хранятся в буртах. Значит, примерно четверть, как полагают специалисты, некачественна из-за невозможности хорошо утрамбовать, идет в отходы.

Половину кормов держит в буртах ОАО «Ильюшинский». К тому же их и мало. В итоге среднесуточные привесы КРС за год упали с 635 граммов до 166. В реализации молока потеряли почти четверть при товарности 78 процентов. Весьма подозрительная цифра, скажет любой специалист. И уж ни в какие ворота не лезет упавший надой от коровы: минус 686 килограммов, опустившись до 2425. Чем платить работникам в такой ситуации? Неудивительно, что среднемесячная зарплата всего 370 рублей

Почему такой провал? Руководитель сельхозпредприятия Сергей Халимоненко объясняет: в последние два года не было денег на закупку минудобрений. Но ведь в 2015-м собрали рекордный для хозяйства урожай зерна. Продайте его, а за вырученные деньги купите туки. Увы, этому не суждено было сбыться. Всю дополнительную выручку пришлось потратить на расчеты по старым долгам.

Чехарда в хозяйстве и с переводом коров из одного стада в другое. Сначала около 200 голов их перевели в мясной скот из-за низких удоев, а в прошлом году вернули на молочнотоварную ферму и снова начали доить. Что можно получить от этих «коз»? Лучше сдать на мясокомбинат. Но сверху поступило указание не допустить снижения поголовья коров. Кому на пользу такой подход, если он принес сплошные убытки? А ведь мы постоянно говорим, что сельское хозяйство — бизнес. Какой же в данном случае это бизнес? Обыкновенная профанация хорошей идеи.

Был в районе и уникальный случай. В хозяйстве «Кубличи» несколько лет назад вообще избавились от скота. Засомневались в аксиоме: все деньги от молока.

Директор хозяйства «Великодолецкое» Иван Дорощенко, наоборот, свято верит в нее. Но, поясняет, от этого не легче. Сейчас доходы только от молока. Примерно 110 тысяч рублей в месяц. На комбикорм уходит 40 тысяч, 20 тысяч на долги. Остается 50 тысяч. Месячный фонд скромной зарплаты вместе с отчислениями в ФСЗН — 90 тысяч. А ведь нужно еще платить за топливо, электроэнергию, есть и другие затраты. В итоге вынуждены просить в долг у молочного комбината. Это предприятие готово было помочь с покупкой микроавтобуса, чтобы возить доярок на ферму. Но в хозяйственном суде не позволили, заявив, что заберут выделяемые деньги за старые долги. Теперь директор вынужден давать животноводам свою служебную машину. Другого транспорта нет.

В хозяйстве избыток кормов. Продают даже в другие районы. Почему же падает производство молока? Дисциплина механизаторов — терпима, животноводов, где преобладают женщины, — просто ужас. Скажем, на ферме «Михалковщина» пару лет назад от коровы доили по 4500 килограммов, а лучшая доярка Тамара Пуя — более 5 тысяч. Она ушла на пенсию, группу коров взяла Мария Спиридович. Нарушала производственную и технологическую дисциплину. В итоге надои упали в два раза.

Дисциплина хромает на всех фермах. Из 110 работников хозяйства за прошлый год 67 получали выговоры по два-три раза. В основном за пьянство. Например, поехал однажды инженер по охране труда Николай Козловский на ферму «Цыганок». Алкотестер у 6 из 8 доярок показал более 2 промилле. Попросту говоря, были крепко пьяными.

Со всеми нарушителями дисциплины постоянно беседуют, воспитывают, увольняют. А они только посмеиваются. Знают: сегодня прогонят за пьянку, завтра директор придет просить назад. Других людей нет.


Жалуется руководитель и на слабую техническую базу. Старенький комбайн КЗР лишь числится на бумаге, реально не у дел. В прошлогоднюю косовицу работал лишь один 7-летний КВК. Из-за этого уборка трав затянулась на месяц вместо двух недель. Они перестояли, ухудшилось качество кормов. Хозяйству срочно нужны хотя бы 2 новых кормоуборочных комбайна. А еще лучше 3, чтобы в оптимальные сроки закладывать сенажные траншеи. Кроме того, требуются минимум 3 энергонасыщенных трактора МТЗ-3022 и 5 тракторов МТЗ-1221. Но ничего из этого не дают в лизинг из-за низкого кредитного рейтинга.

РАЗВЕ можно увеличить производство, заработать дополнительные деньги с таким техническим состоянием и такими кадрами? Ответ однозначный — нет. И не только этому хозяйству, но и всему району.

Нужна внешняя поддержка. Вот мы и пришли к тому, с чего начинали. Большая часть хозяйств Ушачского района по решению областного руководства переходит в доверительное управление Полоцкого КХП. Это своеобразный промежуточный вариант. Они еще не филиалы комбината. Головное предприятие будет им помогать, поддерживать, но при обязательных расчетах за оказанные услуги. Правда, не сразу, а с отсрочкой платежей, в основном после сбора урожая. Такой же подход и к сельхозпредприятиям Полоцкого, Миорского, Шарковщинского, Россонского и Поставского районов, с которыми заключаются договоры на доверительное управление.

Директор КХП видит свою задачу в том, чтобы помочь хозяйствам своевременно провести весенние полевые работы, обработать посевы, собрать урожай, заготовить корма, а также поддерживать животноводство и экономику. А после уборки урожая доходы будут разделены пропорционально затратам. Могут ли возникнуть при этом сложности? Василий Хаменок отвечает в шутку и всерьез: было бы что делить. Получат много продукции — специалисты для расчетов найдутся.

Для поддержки организуются 5 мехотрядов. Комбинат хлебопродуктов часть техники берет в лизинг, остальную купил за свои деньги. Создаются предпосылки для успеха. Мощные трактора, широкозахватные агрегаты будут работать на полях в две смены. Все работы можно провести качественно и в оптимальные сроки, чтобы улучшить урожайность и кормовую базу, получить больше мяса, молока и, соответственно, денег.

Почему комбинат не может сразу сделать эти хозяйства своими филиалами? Все не так просто, утверждает Василий Хаменок. Пришлось бы взять на себя и их долги. А в этом случае возникала опасность: чужие финансовые обязательства могут потянуть на дно и сам КХП. Поэтому ставится задача постепенно помочь хозяйствам нарастить объемы продукции, улучшить финансовое состояние, разобраться с кредиторами. А потом уже они, возможно, смогут стать филиалами. Кстати, для интеграционной структуры тоже будет польза: увеличится количество сырья. Кроме зерна, здесь занимаются переработкой мяса и молока.

Первые шаги по поддержке хозяйств сделаны. ОАО «Ильюшинский» получило часть минудобрений в долг. Рассчитываться будет после получения урожая. Выделил КХП удобрения и «Великодолецкому». Оно также просит новые шины для тракторов и различные запчасти. Однако вся поддержка может пойти на ветер, если не укрепить дисциплину. Как это сделать в новой ситуации? Пойти на радикальные меры: уволить несколько пьяниц, попросить интеграционную структуру хотя бы на время подыскать замену. Увидев такие подходы, другие разгильдяи притихнут. Поймут: вольница закончилась. Для всех.

gedroiz@sb.by

Фото БЕЛТА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости