Долгая дорога от поля до рушника

Что мешает возрождению льняного промысла?

Что мешает возрождению льняного промысла?

Лен — воплощение самобытности нашей страны. «Северный шелк», «голубое золото», «живая валюта» — каких только названий не придумано этому практичному, нежному, но прочному материалу. С древних времен ни одна свадьба не проходила без вышитого льняного рушника. Белье, одежда, ковровые дорожки и даже куклы — все это бережно хранилось в домах наших предков и передавалось из поколения в поколение. И сегодня изделия из льна служат лучшим подарком иностранным гостям. А нежные цветки этой культуры помещены на герб Беларуси. Однако в последние годы льняных полей в стране заметно поубавилось. Крестьяне не спешат возделывать эту культуру. Заводы, перерабатывающие льноволокно, терпят убытки. Что мешает возрождению льняного промысла? Вместе со специалистами госконтроля в проблеме разбиралась собкор «СБ» по Гродненской области.


Рокировка в поле


Реформа льноводческой отрасли Гродненской области в самом разгаре. Одни заводы модернизируются, другие — на пороге закрытия. Ситуация непростая: за сумму невыплаченных кредитов, скопившихся на льнозаводах региона, можно было бы купить 5 таких же добитых предприятий или построить с нуля пару–тройку новых. Выращиванием льна на Гродненщине занимаются 9 районов на севере и востоке региона. Так исторически сложилось еще в cоветские времена. Лен возделывали местные колхозы, которые сдавали сырье на 6 льнозаводов области.


Все шло по накатанной колее до тех пор, пока сельскохозяйственные предприятия не получили финансовую самостоятельность. Руководители начали сравнивать экономический эффект от выращивания различных культур и пришли к однозначному выводу: сеять лен невыгодно. Только в Кореличском районе, где почва и погодные условия наиболее благоприятны для льноводства, за последние 20 лет площади посевов этой культуры сократились с 2,5 тысячи гектаров до немногим более 1,5 тысячи. И для этого есть объективные причины, считает председатель Кореличского райисполкома Виктор Шайбак:


— Сельхозпредприятия района предпочитают выращивать другие культуры. Выручка от реализации картофеля превышает выручку от льна в 15 раз! А от продажи сахарной свеклы — в 10 раз. Единственное, на что готовы СПК, — это давать заводам землю в аренду, чтобы те сами выращивали для себя сырье.


Если еще пару десятков лет назад заводчане помогали крестьянам только с уборкой, то сегодня 70 процентов площадей, отведенных под лен, полностью возделываются силами предприятий. По остальным полям приходится договариваться со слабыми хозяйствами, обещая им помощь с топливом, удобрениями, транспортом. Крепкие сельхозпредприятия сотрудничать с заводами отказываются — невыгодно.


Со знаком «минус»


В итоге льнозаводы оказались на грани банкротства. Например, сумма долгов слонимского предприятия уже превысила стоимость его имущества. В Лиде и Ошмянах из–за крупной задолженности по налогам на заводы были наложены санкции. А на ОАО «Сморгоньлен» неуплата стала причиной того, что здесь в прошлом году в течение 98 дней было отключено электричество. Не радует и средняя зарплата по отрасли: по итогам минувшего года она составила чуть больше 3 миллионов рублей.


Долгие годы в льноводстве использовались дедовские методы: о новом оборудовании и передовых технологиях приходилось только мечтать. Например, Слонимский льнозавод без модернизации проработал без малого 60 лет. Средняя рентабельность здесь даже с учетом немаленьких государственных дотаций редко поднимается выше минус 40 процентов.


Заместитель гендиректора гродненского предприятия «Облсельхозтехника» по вопросам производства и переработки льна Михаил Ясюкайтис считает: не на пользу льноводству и низкие закупочные цены, установленные единственным производителем льняных тканей в стране — Оршанским льнокомбинатом. Они в два раза ниже рыночных. Для того чтобы поддержать поставщиков сырья, вынужденных продавать свою продукцию за бесценок, государство должно их дотировать. На это тратятся немалые деньги, но и они не помогают удерживать старые предприятия на плаву.


Сейчас одновременно с модернизацией крупных предприятий ликвидируются самые слабые. В этом году закроется производство в Сморгони. В 2015–м не станет заводов в Лиде и Слониме. В области останется 3 льнозавода. Дворецкий льнозавод уже прошел модернизацию. На очереди — введение новых мощностей на ОАО «Кореличи–Лен». Дальше — обновление производства в Ошмянах. Специалисты ожидают от внедрения новых технологий не только повышения производительности и улучшения условий труда, но и выхода на новый уровень качества продукции.


Пока у льноводов Гродненщины получается выращивать сырье, из которого выходит только 23 — 24 процента качественного длинного волокна. Остальное — по сути, продукция, пригодная только для бросовых, технических работ, и отходы, годные разве что для растопки. При таком положении дел даже дорогостоящая модернизация и высокая урожайность не дадут серьезных результатов. Подтверждением тому — экономические показатели модернизированного Дворецкого льнозавода, который до сих пор работает с 20–процентной рентабельностью. Со знаком «минус».


Выход есть


Итоги прошлого года свидетельствуют: затраты на выращивание льна вдвое превышают выручку от его реализации. По словам первого заместителя председателя Гродненского облсельхозпрода Сергея Шевчика, в области разработан план, призванный выровнять доходы от выращивания льна с доходом от возделывания сахарной свеклы:


— Мы проанализировали экономические показатели и пришли к выводу, что необходимо увеличить дотации за счет местного бюджета. Сегодня государство компенсирует немногим более 12 процентов затрат. Мы планируем довести этот показатель до 32 процентов и таким образом вывести наши заводы на положительную рентабельность.


Еще один способ сокращения затрат — это отказ от услуг экспортно–сортировочной базы, через которую сейчас проходят все сделки и работы, связанные с продажей льна за рубеж. Сегодня практически все иностранные потребители льноволокна требуют от поставщиков большие объемы однородного по качеству товара. Работая на старом оборудовании, разрозненные льнозаводы не могли сформировать, к примеру, 100–тонную партию односортной продукции. Работникам экспортной базы приходилось собирать лен с разных заводов, чтобы накопить сходное по всем характеристикам сырье. Само собой, за эту работу они брали проценты от заключенных сделок. Появилась надежда, что после модернизации заводы смогут нарастить объемы производства в достаточном объеме для того, чтобы самим формировать экспортные партии, самостоятельно заниматься торговлей с иностранными партнерами и не делиться с посредниками.


Рассчитывают на позитивные изменения и сами работники льнозаводов. Мастер первой смены ОАО «Кореличи–Лен» Светлана Буцкевич от модернизации, которая должна завершиться на предприятии к лету, ожидает многого:


— Я уже 12 лет работаю здесь. До запуска нового цеха буквально считаю дни. Во–первых, там будет нормальная вентиляция помещений. Сейчас работать без защитной маски нельзя — настолько много в воздухе пылевой взвеси. Да и технологический процесс будет значительно упрощен. Но главное — ожидаем, что у администрации появится возможность поднять нам зарплату.


Оправданны ли эти расчеты и ожидания? Удастся ли вывести льноводческую отрасль из затяжного кризиса? Ответы на эти вопросы должны появиться уже к концу года, когда планы начнут реализовываться на деле.


Советская Белоруссия №55 (24438). Вторник, 25 марта 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
ЛАТЫШЕВ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ
Белорускому льну в Беларуси - "кирдык-капут"! Почему?! <br />
1. На пути процветания стоит соответствующее министерство со своими "указивками". <br />
2. Дотации - развращают и помогают не развитию, а заплыванию "жиром" "кости мозга" и... появлению, например, ну очень дорогих, "коттеджей". <br />
3.На территории Беларуси обязан появиться один льно-холдинг (ОАО) в состав (в совладельцы акций) которого обязаны входить все те, кто связан с выращиванием, переработкой и получением конечного товара из него. Тогда делиться прибыль будет не на каждом отдельном этапе, а в конце цепочки. <br />
В общем, у меня есть разработанная комплексная программа подъёма льняной отрасли до уровня нормальной, Мировой, рентабельности. Несколько раз предлагал этим "заинтересованным" посотрудничать со мной на взаимовыгодных условиях. В ответ - благодарственные письма и... отказы по причине финансовоых трудностей. Т.е., на дотации (считай на "растаскивание") денежки есть, а на оплату моих новаторских услуг - нет! Даже из инновационных фондов! И это уже не смешно. <br />
Как-то так.. для начала конца, в том числе и льно-бизнеса в Беларуси...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?