Минск
+4 oC
USD: 2.59
EUR: 2.83

Сергей Линевич — о частых археологических командировках, непростой жизни в полевых условиях и ценных находках

Докопаться до истины

Как только чуточку теплеет, у археологов начинается полевой сезон. Пакуют чемоданы и едут в затяжные командировки с середины апреля по холодный ноябрь. В таких экспедициях чаще всего их дом — палатки. Вместо душа — местное озеро или вода из колодца, а обычный костер заменяет варочную панель, духовой шкаф и микроволновку. Сергей Линевич, научный сотрудник отдела археологии первобытного общества Института истории НАН, рассказал «Р» о сложной, кропотливой, но безумно увлекательной работе.

Руководитель специализированной научно-исследовательской группы подводной археологии: «Такие экспедиции проходят зимой».

С места в карьеру

Встретиться с Сергеем Линевичем довольно сложно: он практически все время в разъездах, а в командировках часто не выходит даже на телефонную связь: сеть не тянет в глуши, в которой иногда работают. С неуловимым археологом пересеклись за пару часов до его очередной рабочей поездки. За чашкой кофе собеседник восстанавливает в памяти события двадцатилетней давности. Тогда он, мечтательный школьник, хотел быть врачом, затем — актером. 

— В старших классах принял твердое решение стать археологом. Кстати, в семье я первый человек, кто решил связать свою жизнь с наукой. Мама работала в торговле, отец — водитель-испытатель, — улыбается Сергей Борисович. 

Первая серьезная экспедиция продлилась 21 день. Жить тогда приходилось почти в спартанских условиях, но студента это не пугало. 

— Нас, практикантов, было человек 40. Сопровождали несколько археологов-профессионалов. Приехали в Браславский район, чтобы принять участие в исследовании городища — укрепленного поселения железного века. Девочки расположились в кабинетах местной школы, а ребята поставили палатки на улице, — рассказывает собеседник.


Ванной и душа не было, приходилось присоединять длинный шланг к смесителю обычного умывальника, выводить его на улицу и мыться на свежем воздухе. Роскошным вариантом считался банный день на озере, но находилось оно за 4,5 километра — часто не походишь. Кухня у юных археологов тоже была импровизированная. Обычный костер заменял варочную панель, духовой шкаф, микроволновку и электрочайник. Чтобы приготовить еду, надо было изрядно попотеть: развести огонь, наколоть дров. 

Запас продуктов был стандартный — все, что может долго храниться: макароны, разные крупы, соленое сало, овощи. Главный ингредиент — тушенка.

— Многие фитнес-леди придут в ужас, если начнут считать килокалории обычного обеда археолога, — иронизирую.

— А мы сжигали калории физнагрузками. Копать землю и расчищать шурфы под палящим летним солнцем — работа не из легких, — отвечает Сергей Линевич. 

Уникальные вещи

Затем — раскопки в Бешенковичском районе. Кривинский торфяник возле деревни Осовец — один из уникальнейших комплексов неолита и бронзового века на территории Восточной Европы. Под слоем торфа находятся уникальные артефакты из камня, кости, дерева, янтаря. Ежегодно археологи привозят из этих мест артефакты с многовековой историей. Собеседник вспоминает:

— Уникальные находки — большое вознаграждение за тяжелую работу. Представьте себе жару, вокруг осушенное болото — сплошное поле и ужасающее количество насекомых. Трудиться там могут только не изнеженные бытом люди, которые не боятся таких сложных условий.

В экспедицию в те края Сергей Линевич ездит каждый сезон уже более десяти лет. Если учесть другие длительные командировки в теплый период, то можно подсчитать: дома с семьей археолог коротает вечера только 4 месяца в году! Сергей Борисович женат, растит трехлетнюю дочь. Супруга с пониманием относится к его такой кочевой работе — с нетерпением ждет из каждой поездки. Археолог рассказывает:

— Мою работу можно разделить на несколько основных этапов. Зимой, например, составляем план поездок. Затем с коллегами едем в разведку: рюкзак на плечи и идем в поле или лес. В заданном месте закладываем шурф — маленький раскоп. Смотрим, перспективное ли это место. И только потом выезжаем туда со всей командой.

Так археологи работают с середины апреля по ноябрь. Затем начинается самое сложное — провести анализ артефактов и сделать отчет, который может достигать 600—1000 печатных страниц. Например, вскрыли 200 квадратных метров земли, получили около 10 тысяч находок — их надо тщательно отмыть, зашифровать, подробно описать и с разных сторон сфотографировать. Полученную коллекцию артефактов и информацию, добытую при раскопках памятника, необходимо изучить и отобразить в научных статьях. Когда сходит снег и теплеет, снова начинаются командировки…

Спасаем что можем

Результаты 2019 года радуют. Немало находок принес Кривинский торфяник — мелиорация не затронула там культурный слой. Команда археологов под руководством старшего научного сотрудника Максима Чернявского извлекла много артефактов 4—2 тысячелетия до н. э.: орудия труда, берестяные поплавки для рыболовецких сетей, украшения и многое другое. Ко многим значимым раскопкам приложил руку и наш собеседник. Сергей Линевич подводит итоги этого сезона:

— Продолжили подводно-археологическую работу возле деревни Жабер Дрогичинского района. В обводном рву вокруг замка вместе с дайверами продолжили поднимать мортирные бомбы времен Северной войны. Уникальную коллекцию предметов конца XVII — начала XVIII века пополнили деревянные артефакты, керамические и стеклянные предметы, монеты. Всего 1 квадратный метр речного дна дает там около 200 находок! В основном это бытовой набор вещей элиты тех времен — магнатов.

Масштабные раскопки проходили в древнем городище Обчин Любанского района. Оно попадает в зону строительства Нежинского горно-обогатительного комбината, поэтому ученые проводят там спасательные археологические исследования. Найденным артефактам более 2,5 тысячи лет. Ранее исследовали жилую часть городища, а в этом году изучалась система укреплений исторического памятника. 

— Уникальной находкой стал набор топоров милоградской культуры. Также обнаружили бронзовую ажурную булавку, фрагмент браслета, часть конской упряжи, наконечник стрелы, практически целиком сохранившийся горшочек из глины и многое другое. Общая площадь раскопа — порядка 10 000 квадратных метров. Работали там 7 месяцев подряд.

В полевых условиях археологи работают с середины апреля по ноябрь.

Из-под воды достали

Каждый год наши археологи становятся настоящими ньюсмейкерами. В конце прошлого года ученые подняли на сушу челн, которому более 500 лет. Напомним, произошло это в Ивьевском районе. Длина древней лодки, которая изготовлена из 300-летнего дуба, — более 8 метров, а ширина — почти метр. Артефакт с трудом, но доставили в Минск. В Академии наук тогда признались: находка уникальная, таких крупных артефактов в нашей стране со дна водоема еще не поднимали. Сергей Линевич, руководитель специализированной научно-исследовательской группы подводной археологии, не понаслышке знает, как сложилась судьба древнего челна:

— Артефакт на время «поселился» в ангаре ботанического сада — там его поместили в специально изготовленный огромный резервуар. Мы выполнили антибактериальную обработку, на зиму засыпали опилками, сделали сушку. 

Ученые приложили максимум усилий, и не зря — лодку удалось сохранить. В то время как коллеги из соседних стран до сих пор не могут пойти на такой рискованный шаг: если поднимают лодку из воды, то делают замеры, фото и опускают артефакт обратно в водоем. Древний челн, поднятый из реки Неман, вскоре будет выставлен для обозрения в Музее древнебелорусской культуры.

ypopko@sb.by

Фото из архива героя материала
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...