Доходный литр и пустая казна

В 5 раз за полгода выросла рентабельность молока в Копыльском районе

Копыльские рецепты повышения рентабельности молока
В пять раз выросла рентабельность молока в Копыльском районе за первое полугодие. Продажи сортом «экстра» увеличились на 21,1 процента, прибыль от реализации — почти в семь раз. Что стоит за этими благополучными цифрами, если при росте поголовья валовой надой за шесть первых месяцев нынешнего года по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом снизился на полторы тысячи тонн, или 96,6 процента, а удой от коровы – в среднем на 100 килограммов?


Причина падения объемов общеизвестна — нарушение технологии содержания и кормления животных. Нередко хозяйства, находящиеся практически в одинаковых условиях, имеют совершенно разные показатели экономической эффективности. К примеру, В ОАО «Старица-Агро» по сравнению с КСУП «Совхоз «Лесное» в 1,5 раза выше продуктивность дойного стада (свыше 5,1 тонны от коровы против 3,3), в 12 раз больше прибыли на балло-гектар, в два раза — выручки на одного работника. И, как результат,  на 50 процентов выше средний уровень среднемесячной заработной платы.


В целом даже в сезон большого молока существенной прибавки животноводы района не получили. Остается низким среднесуточный удой от коровы — 11,4 килограмма. Но разница по хозяйствам существенна. Если, скажем, в филиале «Лакнея», ОАО «Пионер-Агро» в среднем за сутки корова дает почти 16 килограммов молока, то в ОАО «Суворово-Агро», «Преснаки», КСУП «Совхоз «Лесное» — не больше девяти. Пять хозяйств — «Тимирязевский», «Мажа-Агро», «Душево», «Преснаки», «Суворово-Агро» — минусуют по валовому производству в сравнении с прошлым годом.
Вот на такой экономический разнобой полгода назад пришел начальником управления сельского хозяйства и продовольствия Копыльского райисполкома Анатолий ЛОДЫГА. Как оценивает новый руководитель ситуацию в молочной отрасли Копыльщины, каким видит выход из нее?


— На конец сентября валовое производство молока в районе составило 242 тонны. Это плюс пять процентов к уровню прошлого года, — говорит Анатолий Михайлович. — Из них на маслосырзавод отправляем 213 тонн — продажи выросли почти на 10 процентов, товарность — 88,1 процента. Не скажу, что легко, но есть возможности уже в ближайшее время довести последний показатель до 90 процентов.


— Если учесть, что совсем недавно он не превышал 83—84 процента, — сдвиг налицо. Выходит, потенциал района позволяет работать более эффективно?


— Конечно. Сортность улучшили практически вдвое: за шесть месяцев нынешнего года сортом «экстра» продали 47 процентов молока против 26 в первом полугодии минувшего года. По итогам восьми месяцев «экстра» выросла от 59 до 62 процентов. Благодаря этому мы имеем дополнительно от выручки за месяц более 3 миллиардов рублей. Ведь стоимость сорта «экстра» 5350 рублей за килограмм, высшего — 4800, первого — 4200 рублей. А второй так и вовсе 1100 рублей за килограмм. Согласитесь, разница существенная.


— Соглашусь и с тем, что по сортности за столь непродолжительное время тоже прибавка солидная. За счет чего?


— Мое личное убеждение: здоровая корова по определению дает молоко сортом «экстра». Главное — кормить ее правильно. Это фундамент, от качества которого зависит получение конечного продукта. Некачественные корма вызывают различные воспалительные процессы. Ведь любое заболевание связано с условиями и содержанием кормления. Вряд ли можно однозначно утверждать, что рост сортности молока связан со строительством новых и реконструкцией старых молочно-товарных ферм: ввели новые доильные залы, поэтому и получили «экстру». Нет, этим мы увеличили производительность труда, а качество получаемого молока все-таки зависит от питательности кормов. Некачественные корма — непродуктивное животное.


Сегодня Копыльщина заготовила травяных кормов чуть меньше прошлого года — 172 тысячи тонн сенажа, но пробы показали, что практически весь он первоклассный. Нельзя пока сказать, что в этом году мы заготовили идеальные корма. Есть хозяйства, у которых второй и даже третий класс сенажа — не без этого. Но в целом корма имеют питательность 0,5 энергетической кормовой единицы с содержанием сырого протеина 70—100 граммов. В этой высокой концентрации питательных веществ в сухом веществе и заложена продуктивность коров.


Серьезно занимаемся голштинизацией скота, чтобы поколение, которое будет идти на смену дойным коровам, выбывающих естественным путем, заменить молодняком, имеющим высокий генетический потенциал. Таким образом, соответствующая кормовая база плюс селекция, генетический потенциал, над которым работаем, должны дать результат.


Еще одна проблема — воспроизводство. Здесь, конечно, нужен кропотливый труд. Низкопродуктивные животные составляют порядка трети дойного стада. Сегодня район имеет 104 телки на 100 коров при норме минимум 120 телок. Это крайне низкий показатель обновления дойного стада. Поэтому раз у нас сегодня не хватает телок, стремимся получить максимум приплода. В том числе и от низкоудойных коров. Перед руководителями хозяйств поставлена задача по воспроизводству дойного стада – 104—105 процентов к заданию, чтобы компенсировать недополучение телят от первотелок. Это сократит период яловости, который хозяйствам приносит убытки. В целом снижение затрат на литр молока дает дополнительный источник рентабельности производства. Сегодня такая картина: за шесть месяцев прошлого года рентабельность была на уровне 3,1 процента, за полугодие нынешнего — 15. Конечно, можно говорить, что в 2013 году цена молока была чуть ниже сегодняшней. Но я сравниваю соотношение количества молока на один литр дизтоплива. Так вот, в прошлом году было два литра молока по цене литра дизтоплива, и сегодня практически то же самое. Но сегодня есть хозяйства с рентабельностью 50 процентов — филиал «Лакнея» УП «Приорлизинг» или «Старица-Агро», и есть те, у кого рентабельность не поднимается выше пяти процентов.


— По мнению руководителя сельхозуправления, рентабельность — это, безусловно, хорошо, но главное — деньги на счетах хозяйств?


— Все зависит от умения руководителя сельхозпредприятия грамотно и толково хозяйничать, считать каждую копейку. У той же «Лакнеи» молоко дает стабильно около миллиарда рублей в месяц при рентабельности 50 процентов. В «Раевке» при рентабельности 22—25 процентов — порядка 800 миллионов рублей. В ОАО «Тимирязевский» рентабельность молока 22 процента, но за счет того, что практически не используются комбикорма. Есть там и другая проблема. В день из хозяйства поступает молока на 110 миллионов рублей, но денег на счету там практически никогда не бывает. Почему? В хозяйстве нет дополнительных источников получения доходов. «Лакнея», «Раевка» и другие имеют, кроме денег за молоко и мясо, средства за картофель, зерно и так далее. А в «Тимирязевском», как только поголовье скота на выращивании и откорме снизилось, валовые и среднесуточные привесы уменьшились при росте себестоимости кормовой единицы на 133,8 процента, тут же убытки выросли почти вдвое. В целом финансовые результаты работы этого хозяйства  тревожны: за январь—июнь рентабельность всей деятельности упала с 13,8 процента в 2013 году до 0,2 — в нынешнем.


Как видите, не валовые объемы, а эффективность и полученная прибыль позволяют обходиться без дотаций государства, хозяйствовать самостоятельно. Но для этого нужны грамотные технологи — специалисты, детально знающие свое дело.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «СГ»


germanovich@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?