Сельская газета

Доить 3 тонны на корову не просто стыдно, а безграмотно

Почему такая большая разница в надоях молока между лидерами и аутсайдерами? О проблемах молочной отрасли размышляют ученые Гродненского государственного аграрного университета

Ученые ищут причины, которые никак не позволяют преодолеть заветный и средний по стране рубикон продуктивности


В ПОСЛЕДНЕЕ время специалисты говорят о некотором прогрессе в молочном животноводстве. За 2016-й от коровы в среднем по стране  получили  4854 килограмма молока. В этом году планируется выйти на 5-тысячный рубеж. Однако результат давно мог быть лучше, если бы не огромная разбежка между лидерами и аутсайдерами. Лучшие хозяйства доят по 10 тысяч килограммов молока от коровы за год, худшие — в пять раз меньше. Есть предприятия, у которых показатель ниже 2 тысяч. Почему так, где недорабатывают отстающие?


О проблемах молочной отрасли размышляют ученые Гродненского государственного аграрного университета — доцент кафедры кормления сельскохозяйственных животных Алексей СЕХИН и доцент кафедры частной зоотехнии Александр ПАВЛЕНЯ.

«СГ»: — За последнее десятилетие значительно обновилась материальная база животноводства. Едва ли не в каждом хозяйстве новые молочно-товарные комплексы. Но порой  бывало так: построили МТК с современной технологией, а надои там остались на уровне старой фермы. Почему?

А. Сехин:
— Одна из причин: нельзя механически перегонять скот со старых ферм, где использовалась привязная технология содержания, на МТК и ожидать высоких результатов. Новый комплекс  должен заполняться не одномоментно, не коровами, привыкшими к своему месту, а хорошо сформированными нетелями и первотелками с высоким генетическим потенциалом. Им проще приспособиться к беспривязному содержанию.  

«СГ»: — Но где найти такое поголовье? На первый взгляд, у нас повсеместно хорошие племпредприятия, телочки рождаются от производителей с высоким генетическим потенциалом. На этом фоне, казалось бы, давно должны уйти в прошлое надои в 2—3 тонны от коровы в год. Но они по-прежнему есть.

А. Павленя:
— Действительно, сейчас бычков, у которых мать дает менее 10 тонн молока за год, даже не отбирают для продления рода. Но важно — от какой буренки рождается телочка, как ее растят, как потом ухаживают и кормят сначала первотелку, а затем и взрослую корову. То есть племпредприятия по большей части все делают правильно, а на фермах их старания не всегда оправдываются. Проблема еще и в том, что нет селекции  молодняка. При сверхнормативном выбытии коров на многих фермах все телочки направляются на обновление стада. А затем надо бы худших по продуктивности первотелок выбраковывать, но на это не идут из-за боязни снизить поголовье. Такой подход  неминуемо снижает производство молока в среднем от коровы. 

А. Сехин: — Несомненно, нужны иные подходы. Следует обязательно проводить оценку продуктивности первотелок и решать, которая из них достойна пополнить основное стадо, а какая, извините, должна отправиться на мясокомбинат.

«СГ»: — Но даже  если у телочки или первотелки  средний потенциал, то в зависимости от кормления и содержания его могут как поднять, так и снизить.

А. Павленя: — Чтобы воплотить в жизнь генетику, заложенную в молодняке отцом и матерью, надо для ухода за телочками подбирать самых ответственных животноводов и платить им высокую зарплату. Это же относится и к операторам по раздою первотелок. Такие люди формируют будущую продуктивность коров.

А. Сехин: — Однако их добрые дела могут в будущем пойти насмарку, если при массовом производстве молока на ферме не будет обеспечено достойное кормление животных.

А. Павленя: — Продуктивность животных на 40—45 процентов зависит от кормления и содержания, на четверть — от племенной работы, остальное связано со здоровьем. К сожалению, в последнее время по болезням коров выбывает больше, чем из-за низких надоев. Почему так важно кормление? Если оно ненормированное, то даже использование семени высокоценного производителя не дает возможности проявиться генетическому потенциалу продуктивности.

«СГ»: — Но фуражные проблемы часто зарождаются не на ферме, а еще в поле. Многое зависит от того, что там растет.

А. Сехин: — Надо, чтобы в структуре кормового клина преобладали бобово-злаковые смеси, которые бы давали основную долю фуража. А также в большем объеме выращивать и шире использовать в кормлении местные источники белка и энергии — горох, люпин, семена рапса, льна и так далее. Тогда придется в меньших объемах закупать белковые корма за рубежом, из-за чего страдают не только финансы хозяйств, но и порой желудки животных.

«СГ»: — По всей стране много разговоров о люцерне. Некоторые хозяйства считают ее основой высоких надоев, постоянно наращивают площади.

А. Павленя: — Культура хорошая. Но надо учитывать и денежный фактор. Ведь ее семена у нас не производятся, а завозятся из-за границы. Если у хозяйства устойчивое финансовое положение, их можно покупать. Но, к сожалению, у многих сельхозпредприятий банковские счета скромные, едва хватает на зарплату. В такой ситуации стоит обратить взор на то, что получать по силам самим, — клевер, который можно использовать в том числе и в смеси со злаковыми травами.

«СГ»: — Получается,  вырастить клевер по силам любому хозяйству. Вот вам и белок в рационах.   Почему же немало хозяйств, которые доят по 3 тонны от коровы в год?

А. Сехин: — Потому что значение имеет не только корм (какую культуру будешь использовать для его приготовления), но и методика использования (соблюдение технологии заготовки и хранения ). Как правило, там, где низкие надои, фураж недостаточно или чрезмерно измельчается, рацион несбалансирован, доставляется животным не всегда вовремя. Если мы хотим высокой отдачи от коровы, у нее должен  быть стабильный сбалансированный рацион, включающий корма высокого качества. Или если, к примеру, один день использовать один комбикорм или шрот, а через неделю другой по составу и питательности, а иногда его и совсем нет, результата не будет. 

«СГ»: — У некоторых хозяйств постоянные разногласия с учеными и Минсельхозпродом относительно кукурузы. Специалисты советуют, чтобы она не превалировала в рационах, чтобы соотношение сенажа и силоса было примерно один к одному. Но нередко кукурузы бывает в три раза больше.

А. Сехин: — Вопрос не только в ее количестве, а и в качестве. Для чего выращивается кукуруза? Это недорогая, технологичная культура, содержащая легкие сахара и крахмал — источник энергии для производства молока, при хорошем качестве, хорошо поедаемая животными. Но если там нет зерна или оно еще не до конца сформировано, ожидаемого  результата не ждите. Поэтому надо дожидаться фазы, близкой к восковой спелости. И обязательно оболочка зерна в конечном продукте порой — силосе, должна быть разрушена, чтобы крахмал мог усвоиться и использоваться на энергетические цели. Следует помнить и о влажности силоса. При 75—80 процентах хорошего корма чаще всего не будет. Оптимально — 65—70. Словом, надо считать не просто объем фуража, выделенного корове, а количество доступной энергии и белка, которые ей достанутся в сухом веществе этого корма. Те, кто этим не озабочены, всегда в проигрыше. 

Добавлю и об уборке травяных кормов. Для бобовых оптимальная фаза бутонизации, до цветения, когда там максимум протеина, витаминов и минеральных веществ. Злаковые. Если продержать их на поле до появления и созревания семян, то будет много клетчатки, балластовых веществ и низкая питательность. Естественно, такой корм не даст высоких надоев. Не надо забывать и о влажности сенажа. Если трава непровяленная или попала под дождь и сразу кладется в траншею, влажность будет 70 процентов и выше. А это в конечном итоге уже силос, более кислый корм. Если к нему добавится такой же кукурузный силос с рН 3,4—3,8, а не 4,0—4,2, как требует технология, то от такого рациона не только не будет ожидаемых надоев, а получится только вред организму животных.  

«СГ»: — Низкое качество объемистых кормов хотят компенсировать дополнительным количеством концентратов. Но это не только увеличивает себестоимость молока, но и подрывает здоровье животных, ведет к преждевременному выбытию.

А. Павленя: — Мы подсчитали: в среднем корова живет 2,5 лактации. А ведь все это время она дает молоко, чтобы лишь окупить затраты на то, что ее вырастили. И лишь с третьей — начинает приносить прибыль. Это весьма тревожная статистика. Она в значительной мере стала  следствием неправильного кормления животных. 

«СГ»: — Может быть, поэтому пора пересмотреть и отношение к статотчетности по всей стране? Не считать, сколько животное дало продукции за год, а за всю жизнь.

А. Сехин: — Идея любопытная. Тогда будет видно, что, допустим, при среднегодовом надое в 5 тонн одна корова за четыре лактации дала молока больше, чем другая при 5,5 тонны, но всего за три лактации.  

А. Павленя: — В теории подход хороший, но реальность порой выглядит иной. Хозяйствам часто не дают возможности продлить жизнь животным, позаботиться о максимальной прибыли за этот период. Поступают команды: давай больше молока сегодня любой ценой. Возражения об окупаемости коровы в перспективе не принимаются. Зато через некоторое время руководителя хозяйства начинают ругать за сверхнормативное выбытие из дойного стада. Но всегда ли он в этом виноват?

«СГ»: — Никто не будет отрицать, что надо заготавливать качественные корма. Но не менее важно умело донести хороший фураж до животного. 

А. Сехин: — Да, нужно правильно приготовить кормосмесь. В ней должны быть и крупные частицы, стимулирующие пищеварение, и мелкие, чаще всего комбикорма для быстрого усвоения, переваривания и производства молока. 

А. Павленя: — В последнее время некоторые хозяйства стали забывать о соломе. А без нее невозможен полноценный рацион. Поэтому специалисты рекомендуют на каждую голову ежедневно выделять до 2 килограммов.

А. Сехин: — Но делать это надо не вслепую.  Если в сенаже много клетчатки, количество соломы надо снижать. Иногда достаточно и килограмма. Зато в конце лактации возможно и три. Словом, на современных молочно-товарных комплексах кормление должно быть дифференцировано в зависимости от физиологического состояния животных. В раздой — меньше клетчатки, больше белка и энергии, в середине лактации — оптимизация, на финише — уменьшение белка и энергии при увеличении в структуре рациона доли качественных грубых объемистых кормов.

«СГ»: — Новые молочно-товарные комплексы переходят на круглогодичное стойловое содержание. Противники такого метода утверждают, что он провоцирует рост числа заболеваний животных, предлагают не отказываться от летней пастьбы.

А. Павленя: — Помню ситуацию, когда Минская область значительно прибавила в надоях молока. Специалисты объяснили это увеличением выпаса. Считаю, что даже на современных МТК животным необходимо предоставлять моцион, надо выгонять на пастбища хотя бы сухостойных коров.  

А. Сехин: — Но перевод с одного типа кормления на другой также может спровоцировать расстройство пищеварения, которое приведет к уменьшению надоев или жирности молока. При этом надо учитывать, какую задачу ставит перед собой хозяйство. Если интенсификацию производства молока, то коровы должны постоянно стоять на комплексе. Однако тогда животные остаются без прогулок, солнечного света и витаминов. Эти недостатки надо компенсировать специальными добавками и микроэлементами в комбикормах. То есть мы опять возвращаемся к необходимости качественных кормов и сбалансированных рационов. 

А. Павленя: — Следует искать компромисс. Например, в СПК «Прогресс-Вертелишки» Гродненского района на крупном промышленном комплексе с круглогодичным стойловым содержанием сделали скотопрогон и используют его посекционно. Такой подход можно и нужно применять повсюду. 

gedroiz@sb.by

Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Версия для печати
alex, 69, ec
......конечно я не спец по части надоев ,но и мне кажется, что все дело в скотопрогоне причем посекционно!!! А то понимаш все на генетику спихнули.. а так нельга!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?