Доигрался

От мощного толчка в спину я скатапультировал...

Пошел я как-то в один из солнечных, но морозных дней со своими собаками на прогулку вдоль реки Каспли. И хотя гуляем мы с ними каждый день, дальние походы доставляют им особую радость. Они увлеченно носились по кустам, усердно вынюхивали там что-то, разрывали норы всевозможных грызунов, и я не мешал им, предоставив полную свободу действий. А чтобы доставить им еще больше радости, я, найдя место с высокой, густой травой, немного приседал, поднимал руки вверх и командовал: «Ребята, ко мне!»

Это было для них величайшим счастьем. Собаки дружно бросались на меня, валили на землю, и начиналась веселая, рычащая свалка.

Берега Каспли и сама река необычайно красивы и привлекательны, несмотря на хищное, беспощадное вмешательство людей, постоянно вырубающих прибрежный и пойменный лес, отчего она все больше мелеет и усыхает, обнажая огромные валуны и скальные обломки, «приползшие» к нам много тысяч лет назад вместе с ледником. А ведь именно в эту реку из Двины сворачивали суда варяжских купцов в их походах «из варяг в греки». Попробовали бы они сейчас по ней проплыть!

Пройдя вдоль извивающейся реки километров пятнадцать, мы оказались в таком уютном месте, которое само приглашало остановиться именно здесь перекусить, отдохнуть немного и при желании порыбачить. Отчетливо видно было и то, что не только нам это место показалось уютным: на обрыве над рекой стоял шалаш, рядом находилось кострище. Вокруг него валялось множество пустых консервных банок, стеклянных бутылок из-под вина и водки, а также пластмассовых емкостей и прочих атрибутов порочных посещений этого сказочного места. Здесь же в Касплю впадала приличная речушка, образуя своим устьем глубокую и, видимо, рыбную заводь.

На месте постоянного кострища я развел небольшой костерок, подогрел на нем чай в алюминиевой фляжке, накормил собачек, сам перекусил и попил чаю, а затем собрал весь хлам, оставленный нерадивыми людьми, что-то сжег, что-то закопал и только потом подошел к реке и взглянул с обрыва в почти кристально чистую осеннюю воду. Там, прямо под обрывом, спокойно плавала большая стая крупных окуней.

Срезав подходящую для небольшой удочки лозину, я привязал к ней вытащенную из кармана леску с крючком, намял пальцами хлебный мякиш и, отщипнув от него небольшой кусочек, надел его на крючок. И только хотел опустить окуням свое угощение, как подумал, что мои собаки, находящиеся от меня метрах в двадцати, очень уж раздурились и будут своим топотом мешать ловле.

Чтобы угомонить их, я поднял вверх руку, приказал: «Ребята, прекратите хулиганить!» — и тут же отвернулся к своим окуням. Но наживку им подать не успел. От мощного толчка в спину я скатапультировал со своего места не менее чем на два метра, да на такую глубину, что даже дно ногами не достал, а когда вынырнул и поплыл к берегу, только тогда почувствовал ужасающий холод воды. Меня будто в кипяток окунули. На обрыв посмотрел, вижу — мои ребята сидят на нем с сияющими от восторга глазами и даже не подозревают, какую они подлость своему хозяину устроили. А когда я начал карабкаться из воды на обрыв, они дружно стали толкать меня назад в ледяную купель, не обращая внимания на мои возмущенные крики. Они воспринимали их как азартный призыв к продолжению игры.

Видя невозможность выкарабкаться наверх в этом месте, поскольку мне не за что было даже руками уцепиться, я плюхнулся опять в воду и, проплыв вниз по течению метров двадцать до ближайших кустов на невысоком берегу, выбрался на него и с воем от дикого холода, размахивая руками, помчался по суше, пытаясь хоть чуть-чуть согреться. И когда это немножко удалось, подбежав к не потухшему еще костру, разделся, причем без одежды даже теплее стало. Натаскал в таком виде побольше сушняка, положил его в костер и, когда пламя начало обжигать заледеневшее от холода тело, стал греться уже основательно. Рядом с костром развесил на куст выжатую от воды одежду и вскоре надел ее уже сухую и горячую.

Мои собачки тоже лежали возле костра и блаженно дремали.

О рыбалке не могло быть уже и речи, конечно. Тем более что и удочка моя уплыла в неизвестность. Вот мы и отправились домой после моей окончательной просушки, без сожалений о том, что со мной произошел такой нелепый конфуз.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...