Договор дороже окон

За что дубровенских сельчан поставили на счетчик продавцы стеклопакетов

На связь с «СГ» вышли читатели из дубровенского агрогородка Зарубы Татьяна и Виктор Какунины (оба инвалиды II группы, жене 64 года, мужу — 69). И вот что нам поведали. В июне этого года супруги заказали у одной частной компании стеклопакет на кухню и пластиковые откосы на четыре окна, которые заменили двумя годами ранее. Радовались теплу в доме и каждый месяц из пенсий платили по 57 рублей 25 копеек. А спустя пару месяцев получили претензию от этой фирмы. Выяснилось, что, кроме ежемесячных платежей, сельчане должны были внести в кассу 990 рублей в течение 10 банковских дней с момента установки окна и откосов. Денег на расчетном счету не появилось, сельчанам насчитали пеню — 1084,05 рубля, да еще и проценты за пользование чужими деньгами — 19,80 рубля. Окошко и откосы старикам вылились в 2093,85 рубля. Сумма растет как снежный ком. Приплюсуйте сюда 687 рублей, которые супруги потихоньку выплачивают из пенсий. «СГ» разбиралась в ситуации.



Татьяна Ивановна при встрече со мной с ходу вспоминает: «Два года назад поменяли в доме четыре окна. Платили с мужем три месяца по 190 рублей. На откосы тогда денег не хватило. А в этом году решились. Повелись на красивую листовку, фирма обещала скидку, рассрочку. Приехали парень и девушка с компьютером, принтером. Кружку подарили, про мое здоровье расспросили, я и расцвела. Сделали замеры. Позвонили в банк, там дали добро на рассрочку. Нам выдали карточку и наказали платить каждый месяц 57 рублей 25 копеек ровно год. С мужем прикинули, что осилим. Договор не читали (слишком мелкий шрифт был), я поставила подпись, и все. Кто ж мог знать, что так все обернется…»

Виктор Владимирович дополняет: «Получаем пенсию, сразу вносим необходимую сумму. Вот четыре квитанции. А про 990 рублей нам никто не говорил, узнали о долге из претензии».

Достаю рулетку. Окно, ставшее для стариков чуть ли не золотым, всего 120 сантиметров в высоту и 82 — в ширину. Замечаю: откосы недоделаны, кое-где пена. Подоконник на кухне прослужил пару дней. Хозяйка, открывая окно, оперлась локтем, он отвалился.

Знакомлюсь с документами. Прошу хозяев дома открыть занавески, но и при дневном свете читать сложно. Шрифт в договоре мелкий, содержание последней страницы человек и со здоровыми глазами еле разберет. Да, в документе прописана сумма 1677 рублей. Говорил менеджер Козлов (представитель компании) сельчанам о 990 рублях или нет, но есть подписанный договор. В суде поверят только документам. Вместе с юристом Минского общества потребителей Анной Кришань в договоре находим расхождение. В одном случае — 990 рублей заказчик должен был оплатить в день монтажа окна. Во втором — в день заключения договора. Так все-таки когда? Разница между первым и вторым событиями 17 дней.

В адрес сельчан пришли уже три претензии, долг растет. В последнем письме сумма составила 2426,52 рубля. Выясняю, что Татьяна Какунина и компания заключили дополнительное соглашение 27 июня, днем позже непосредственно самой установки. Но оригинала его на руках у пенсионеров нет. А ведь именно допсоглашение обязало стариков заплатить 990 рублей в течение 10 дней после установки окна и поставило их на счетчик с пеней. Пенсионеры пожимают плечами. Говорят, фирма приезжала дважды: когда заключала договор и когда устанавливала окна. Никакого соглашения днем позже, по их словам, они не подписывали.

Разговор с начальником отдела организационно-кадровой и юридической работы компании, занимавшейся окном и откосами, длился полчаса. Там подтвердили, что клиенты Какунины заказали у фирмы окно и откосы на сумму 1677 рублей. Сказали, что внесут предоплату 990 рублей, остальную часть — в рассрочку на 12 месяцев в банке.

— И что было с предоплатой?

— Договорились, деньги внесут по факту монтажных работ. Но когда установили окна, средств опять у них не оказалось. Какуниным дали дополнительное соглашение, обязующее их в течение 10 банковских дней с момента выполнения работ перечислить 990 рублей на наш расчетный счет. Они его подписали. Денег мы не получили, направили претензию…

— Скажите, а мог менеджер Козлов не предупредить клиентов о том, что им нужно сразу внести 990 рублей?

— Человеческий фактор не исключаю. Но, как правило, мы стараемся всегда предупреждать. Вы поймите, сумма большая. И когда приедут монтажники, а у заказчика денег не будет, для нас это затратно.

— У вас много таких, кто не вносит сразу деньги?

— Много. Мы подавали иски, чтобы взыскать средства. И за этот год около 60 судов выиграли. Документы подписаны — акт выполненных работ, справки, дополнительное соглашение (имеется в виду заказчиком. — Прим. авт.), это стопроцентный выигрыш. Единственное, что в дополнительном соглашении пеня в 1,5 процента. Но мы ее не взыскиваем, берем по договору — 0,2 процента.

— Почему у вас в договоре мелкий шрифт? Не рассчитан на пенсионеров…

— Это же договор строительного подряда, он объемный. Но сумму мы жирным шрифтом выделяем, чтобы она бросалась в глаза.

— А те люди, которые с вами судятся, чего требуют?

— За этот год около 12 человек на нас подали в суд. Повод — защита прав потребителей, расторжение договора. Мониторили рынок и решили, что это им дорого. Если требуют расторжения договора, мы обязаны в течение семи дней требование удовлетворить. 9/10 клиентов — это физические лица. У нас есть производство, но нет своего магазина. Нам некуда деть то, что готовили на заказ. Все, что не установлено, — наши прямые убытки.

— Допсоглашение между вами и Какуниными подписано не в день монтажа окон, а на следующий. Но к пенсионерам никто не заезжал. Его оригинал у вас точно имеется, с подписями клиентов?

— Дополнительное соглашение договора строительного подряда от 27 июня у меня перед глазами. А дата подписания акта — 26 июня... Тут, скорее всего, ошибка по датам. Я и сама иногда даты путаю. Человеческий фактор. Тем не менее документы подписаны.

 — А не дороговато ли за одно окно и четыре откоса 1677 рублей?

 — У нас окна премиум-класса. Профиль очень дорогой, российский, по немецким технологиям. Мы показываем клиентам образцы, сертификаты. Люди заказывают полный комплект: откосы, отливы, москитные сетки, а потом вдруг им дорого...



МЫ провели свой эксперимент. Моя знакомая хочет поменять окна. Я предложила ей воспользоваться услугами этой же компании. Сама заехала к ней на чай, чтобы понаблюдать, как работают ее представители. Они, к слову, были готовы немедленно приехать, хотя это в 50 километрах от офиса. Милые, обходительные парень и девушка тоже подарили знакомой кружку. Все у них под рукой — ноутбук, принтер. Быстро провели замеры, вбили данные в компьютер и просчитали сумму в рассрочку и без. Знакомая прикинула, что 600 рублей — дорого для окна 150 на 130 сантиметров, да и еще без откосов, и попросила дать время ей обдумать предложение. На просьбу показать договор (любопытно было, насколько мелкий там будет шрифт и что написано) сотрудники отмахнулись, мол, зачем: «У нас есть старый договор. Он обычный, типовой. Вы лучше спрашивайте, мы все расскажем. А в договоре все будет прописано: суммы, гарантия на 5 лет. Что вас смущает?»

Вместо послесловия


На обратном пути из агрогородка Зарубы заехала в Дубровно к местной бизнес-вумен Алесе Романюк (в оконном деле не первый год). «Сколько возьмете за точно такой же продукт?» — протягиваю задание-спецификацию Какуниных (там расписано, что изготовили, сколько материалов пошло и по какой цене). Итог — 800 рублей, причем без всякой скидки! В два раза дешевле, чем у фирмы, а материал для откосов — в восемь раз. Но тут уже дело потребителя — воспользоваться предложенной услугой, товаром или отказаться. Какунины согласились с условиями, но прогорели.

Решила заглянуть в интернет — может, еще кто-то стал клиентом этой фирмы? Нашла любопытный отзыв якобы бывшего сотрудника. Говорить о его подлинности трудно, в сети немало случаев, когда другие компании нет-нет да и подпортят репутацию конкуренту лжеотзывами. Но все же прислушаться стоит: «Основной контингент — пенсионеры и люди предпенсионного возраста, которые не могут выехать в город и изучить конъюнктуру рынка. Этим и воспользовался менеджмент компании. Приезжает в глухую деревню пара — замерщик (мужчина) и кредитный агент (девушка) с ноутбуком и принтером-сканером. Какое-то время «ездят по ушам», какая распрекрасная и надежная продукция. Хотя в ассортименте только российский бюджетный профиль Artek по цене премиум-класса немецкого Rehau. Не мытьем, так катаньем по отработанной технологии заключают договор подряда, кредитный договор с банком, народ расписывается, и все… А когда приезжают к старикам дети-внуки, смотрят на договор и спецификацию — немая сцена из «Ревизора». Но поезд ушел, подписанный договор оспорить очень тяжело».

Когда статья готовилась к печати, нам дозвонились довольные Какунины. Компания связалась с ними и сообщила, что они не должны вносить сумму в 990 рублей, только 57,25 рубля в месяц ровно год. Мол, предоставили сельчанам скидку...

КОММЕНТАРИЙ

Юрист Минского общества потребителей Анна КРИШАНЬ:

— Что касается «дорого», то у нас свободное ценообразование. Раз подписал договор, значит, цена устроила. Как быть в подобных ситуациях? Затаиться и ничего не предпринимать — не самый лучший вариант. Пеня-то растет. Компания может обратиться в суд на взыскание денежных средств, а мы видим, она это практикует. И тогда до 50 процентов пенсии у Татьяны Какуниной будут забирать, пока сумма долга не погасится. Я бы посоветовала сельчанам найти юриста в обществе защиты прав потребителей в ближайшем городе и обратиться в суд.

Есть два варианта развития событий. Первый — расторгнуть договор. Компания заберет окно и откосы, клиентке вернут ежемесячные платежи. Здесь можно апеллировать к тому, что качество изделий оставляет желать лучшего: отвалился подоконник, отлив недоделан, пена кусками висит. Еще один момент: подрядчик назвал документ договором строительного подряда, но это не простой договор. Чтобы его заключить, требуется солидный пакет документов. Татьяна Какунина должна была представить проектно-сметную документацию на дом, подрядчик — проект, где укажет, куда будут крепить откосы, где установят окно, смету... Но в случае расторжения договора пеню Татьяне Какуниной придется погасить. Это внушительная сумма, поэтому такой вариант невыгоден для пенсионеров.

Второй вариант — признание договора незаключенным. Это когда нарушены или несогласованы его существенные условия. Например, цена, сроки исполнения или предмет договора. Нет договора — нет обязательств и неустойки. Шансы выиграть дело есть.

Открытым остается вопрос, есть ли подписанное допсоглашение. Если сельчане его не подписывали, то и насчитывать пеню в размере 1,5 процента фирма не имеет права. Имеется в документах еще одна оплошность: нельзя предъявлять к выплате две неустойки, так как это фактически «ответственность на ответственность». Можно либо проценты за пользование чужими деньгами, либо пеню.

Мелкий размер шрифта в суде тоже может быть аргументом в том случае, если будет доказано, что клиенты не могли легко прочесть текст и полностью ознакомиться с его содержанием (помогут медзаключения о плохом зрении).

 ostapchuk@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Новости