Дочь за отца

Иван Медведев не получил громких званий, потому что не умел за себя просить...    

Иван Медведев не получил громких званий, потому что не умел за себя просить

Иван Васильевич Медведев мог бы гордиться своей дочерью Ириной. И не только потому, что она пошла по его стопам. Художник-архитектор ушел из жизни пятнадцать лет назад, а его наследница и сегодня стучится во всевозможные двери, чтобы напомнить об отце, выставить его картины на всеобщее обозрение. Что поделаешь, в нашей жизни часто бывает: если сам о себе не напомнишь (в данном случае — дочь об отце), то никто и не вспомнит. Так случилось и в столетний юбилей бывшего главного художника Минска. Ирине Ивановне Кузнецовой пришлось самой обращаться в различные учреждения, музеи, чтобы организовать выставки. Но она не ропщет.

— А кто, если не я? — она даже как будто возмущена моим вопросом. Время не испортило этого человека. Она рассказывает, как в прошлом году готовила во Дворце искусств выставку к 65-летию своего мужа, известного художника Анатолия Кузнецова. Отдала много сил. Но тогда же поняла, что осилит и проект по возрождению памяти своего отца. Сегодня корит себя за то, что если что-то и не получилось, то это ее ошибки. Одна из них — поздно взялась за дело. В ведущих культурных учреждениях планы экспозиций были расписаны на год вперед. Поэтому некоторые выставки «не вписались» в юбилейный год. Но она не отчаивается: еще и лучше, что-то осталось и на потом.

Главное же — почти все двери, куда она стучалась, открылись. При поддержке добрых людей она организовала около десяти выставок. Галерея «ЛаСандр-арт», музей истории города, Белорусский государственный архив научно-технической документации, галерея Гавриила Ващенко… Гомельские власти, кстати, закупили двадцать работ Медведева, посвященных их городу. Впереди еще выставки в Бресте, Германии, Польше.

— Ирина Ивановна, как вы считаете, судьба отца, в том числе и творческая, сложилась удачно? Ведь он очень много сделал для города в послевоенное время и позже, но ему даже не дали «заслуженного», — поинтересовалась я.

— Конечно, удачно, — ни на секунду не сомневается она. — Мама жила для отца, посвятила свою жизнь ему. Была для него и музой, и служанкой. Она окончила на «отлично» консерваторию, и, когда мы переехали из Вильнюса в Минск, ей предложили хорошую работу в Министерстве культуры. Но она отказалась и пошла в школу. Мама занималась семьей. Отец много ездил, везде рисовал. У него остались целые серии рисунков Ленинграда, Вильнюса, Риги, Таллинна…

А что званий не дали? Это все ерунда для Медведевых. Люди они такие.

— Но во времена работы вашего отца за восстановление Минска щедро раздавали звания и медали. Неужели совсем не обидно? Это ведь, помимо прочего, еще и надбавка к зарплате. А потом и к пенсии, — не унимаюсь.

— Понимаете, отец разрабатывал малые формы, его работы были не так заметны, как проекты архитекторов. У него были грамоты правительства, он их делом заслужил. К тому же к званиям и наградам кто-то должен рекомендовать. Сам он никогда бы не попросил. А в должности главного художника столицы он нажил много врагов. Знаю некоторых художников, не буду называть их фамилии, которые приходили и просили подписать свои проекты. Неудачные. Он не соглашался ни за какие деньги. Ведь он отвечал за оформление города, болел за него.

Медведев, победив в 1957 году на всесоюзном конкурсе на появившуюся тогда впервые должность главного художника Минска, мог рассчитывать на многое. Но довольствовался малым. Важным для него было творчество. Никак не материальные ценности. Несмотря на то что в семье было трое детей. У них не было телевизора, не говоря уже про машину. Он ничего ни у кого не просил. Ирина Ивановна вспоминает случай, когда они только переехали из Вильнюса в Минск. Сначала вшестером жили в гостинице. Потом получили ордер на квартиру на площади Я. Коласа. Но когда они туда переехали, оказалось, что там живет еще одна семья. Словом, очутились в «коммуналке». Мама просила папу сходить к П. Машерову, разобраться. Но тот, с головой окунувшись в работу, ответил категорическое «нет». Пришлось маме самой решать этот вопрос.

Интересно, что одним из первых проектов Медведева было как раз преобразование площади Якуба Коласа. В 50-х она была заставлена киосками: сапожная мастерская, керосиновая лавка, точки ремесленников и т.д. Это был базар, который после превратился в Комаровку. Художник очень любил эти места, рисовал площадь, трамваи, людей — из окна квартиры и спустившись на улицу. Позже придумал витрины в ЦУМе, других магазинах. В солидном возрасте больше увлекся оформлением: работал и в оперном театре, и в цирке. Но всегда рисовал, его главное направление — графика. Работы Медведева есть в галереях и музеях разных стран, в том числе в Третьяковке. Он при жизни кое-что раздарил или продал за копейки ушлым галерейщикам. Но значительная часть осталась. Сегодня Ирина Ивановна — наследница около семисот картин своего отца. Она хочет, чтобы их видели. Мечтает, чтобы часть из них купили.

— Знаете, организовывая выставки, хочу искупить вину перед отцом за невнимание, — сказала она мне уже на выходе. — Раньше мы были увлечены своим творчеством, мало интересовались тем, что он делает. Сейчас понимаю, что его работы — это отражение того времени, история. И они интересны людям.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...