Источник: Знамя юности
Знамя юности

Для них каждый документ – ценность. Как в БГУ готовят историков-архивистов

Добро пожаловать в архив

Космоаэрокартография, философия, фундаментальная химия… Получить специальность по этим направлениям можно только в одном учреждении высшего образования страны – Белорусском государственном университете. В совместном проекте «Знаменки» и БГУ, посвященном 100-летию вуза, рассказываем об уникальных профессиях, которые осваивают здесь студенты.

В нашей стране сотни архивов. Они есть у каждой организации и ведомства, города и района. Для работы с материалами, которые в них хранятся, необходимы квалифицированные кадры – такие готовят лишь на историческом факультете Белорусского государственного университета. Спрос на выпускников специальности «историко-архивоведение» высок. Приглашая в штат вчерашнего студента, работодатель получает сотрудника, умеющего определять ценность документа, а также обладающего аналитическими навыками и жаждой к исследованиям.

Надежда Соломкина и Захар Чечулин в этом году получили дипломы историков-архивистов

Уникальны в квадрате

В 1992 году в БГУ открыли кафедру источниковедения, с тех пор прошло почти 30 лет, а она по-прежнему остается единственной в стране. В чем ее особенность? Заведующий кафедрой Сергей Ходин приводит пример:

– Человек, который впервые оказался в лесу, вряд ли сможет определить животное по следам на земле, а профессиональный следопыт с этой задачей справится без труда. Так вот, в мире информации наши студенты те самые следопыты.

С момента создания кафедры на ней готовят историков-архивистов – специалистов, которые занимаются отбором документов для хранения, их исследованием и публикацией результатов этого анализа, описывает специфику работы Сергей Николаевич:

– Именно эти ребята оберегают то, что досталось от прошлых поколений, и от них зависит, каким наше время увидят потомки. 

Перечень мест, где историку-архивисту будут рады после получения диплома, не ограничивается лишь одними архивами, добавляет профессор:

– Хотя работа в них довольна интересная. Например, в архиве научно-технической документации хранятся проекты, в которых отслеживается, как росли города. Есть архивы, где можно увидеть личные документы деятелей культуры и науки, прочитать написанные их же рукой материалы, которые еще никто не видел и не публиковал. Во время учебы студенты изучают большой блок исторических дисциплин, поэтому вправе преподавать в школе. Также они хорошо знакомы со сферой делопроизводства и могут работать в отделах кадров. 

Кроме историков-архивистов на кафедре источниковедения готовят кадры по еще одной уникальной для нашей страны специальности – «документоведению». У этого направления много схожего с «историко-архивоведением», есть и существенные различия, продолжает Сергей Ходин:

– Документовед организует документооборот в организации, в том числе электронный, и управляет процессом создания документа. А после передает готовый документ дальше – архивисту. Оба специалиста работают в связке, где один отвечает за создание, а второй – за хранение. Если говорить об отличиях, то на историка-архивиста лучше идти тем, кто увлечен наукой, выбор в сторону «документоведения» следует делать абитуриентам, имеющим склонности к управленческой работе. 

Не хранить, а использовать 

В этом году диплом историка-архивиста получил Захар Чечулин. С детства он любил музыку и мог исполнить любое произведение на гитаре. Не меньше шестиструнного инструмента школьника интересовали учебники по истории. Когда настало время определиться с профессией, подумал, что одного музыканта в семье достаточно, поясняет свой выбор молодой специалист:

– Папа – дирижер духового оркестра Вилейской детской школы искусств. Мне захотелось свернуть с творческого пути. Дома была внушительная коллекция виниловых пластинок, в 14 лет расставил их по стилям, лейблам и годам издания. Такую же ревизию провел и с библиотекой. Можно сказать, занимался каталогизацией, сам о том не подозревая. 

Перед поступлением Захар внимательно изучил учебные программы всех специальностей истфака БГУ и остановился именно на «историко-архивоведении». И в своем решении ни разу не усомнился:

– В старших классах всерьез хотел связать жизнь с археологией и рад, что передумал. Смотрю на ребят, которые возвращаются с раскопок (обгоревшие от долгого пребывания под солнцем, уставшие), и понимаю: так бы не смог. Да и находить «бриллианты» в архивах тоже можно, только они хранятся не в грунте, а в коробках на полках. 
– Это больше чем просто место, где хранятся материалы.
Молодой специалист категорически не согласен с мнением, что профессия архивиста вымирает:

– Представления о работе основаны на стереотипах. Мол, это специалист, который только и делает, что стережет документы. Но ведь сама цель архивов не в хранении, а в их использовании. 

Где бегут мурашки...

После университета Захар распределился в Центральный научный архив Национальной академии наук. Параллельно с работой будет учиться в магистратуре. Продолжить заниматься научной деятельностью решила и одногруппница Захара Надежда Соломкина. А ведь все могло сложиться иначе, если бы она подала документы не на истфак БГУ, а в Белорусскую государственную академию искусств, как планировала изначально:

– С восьми лет занималась в художественной школе. Казалось, что искусство – это именно то, чему хочу посвятить жизнь. Но в восьмом классе с головой ушла в историю. Почему так случилось? У бабушки в деревне огромная библиотека. Когда приезжала на летние каникулы, меня невозможно было оттянуть от книг. Читала все подряд, в том числе и историческую литературу. 

В момент поступления Надя представляла, что архив – это темное и пыльное место. За время учебы убедилась в обратном:

– Архив – он как серый кардинал, а мы помогаем ему жить. Сейчас популярна тема составления генеалогических древ. Где узнать, откуда берет корни твой род? В архиве. Куда обратиться за справкой, подтверждающей стаж? Туда же. 

Одним из самых запоминающихся моментов студенчества Надя считает практику. К примеру, в Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства:

– Своими глазами видела оригиналы произведений Владимира Короткевича со всеми авторскими пометками. Читаешь, представляешь, как классик белорусской литературы оставлял их своей рукой, и мурашки бегут по коже.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter