Источник: Знамя юности
Знамя юности

Наш эксперимент: сколько бензина мы оставляем в заправочном шланге

До последней капли

Есть два типа водителей. Первые, приехав на заправку, быстро заливают свои 10–15 литров и ретируются, освобождая место следующему. Другие же медленно надевают перчатку, неспешно откручивают пробку, а напоследок вытрясают из топливного шланга все до последней капли. Всегда относила себя к первой категории, а недавно задалась вопросом: вдруг в «рукаве» действительно остается много солярки? Вооружившись мерным стаканом, решила это выяснить.


Чтобы избежать очередей, выбираюсь из редакции в обеденный перерыв, когда утренний наплыв автомобилистов уже прошел, а вечерний час пик еще не наступил. Ищу по навигатору ближайшую АЗС. Из девяти колонок занята только одна, и это мне на руку: никто не будет смотреть косо, поторапливать и крутить пальцем у виска, глядя, как я выжимаю шланг, будто постиранное белье.

Литр, два, три… десять – когда счетчик останавливается, достаю пистолет из бака и опускаю в мерный стакан. В него стекает несколько капель, приподнимаю шланг – и прибавляется еще пара. Всего – около десяти миллилитров. Литр топлива стоит 1 рубль 68 копеек. Получается, что я сэкономила полторы копейки и по локоть измазалась соляркой, которая была на шланге.

Может быть, в следующий раз мне удастся выудить чуть-чуть больше? На второй АЗС меня встречает приветливый заправщик.


– Десять литров дизеля, – прошу я и иду оплачивать топливо. Когда возвращаюсь, вижу, что шланг висит на месте, лючок бензобака закрыт. Все готово, чтобы я ехала. «Так дело не пойдет», – думаю про себя и беру в руки шланг, чтобы потрясти. Обалдевший от моей наглости сотрудник спрашивает:

– Что вы делаете?

– Не видите, что ли? Пытаюсь слить остатки топлива.

– Не занимайтесь ерундой. Современные ТРК (топливораздаточные колонки. – Прим. «ЗН») имеют такое строение, что после отключения счетчика бензина в шланге не остается. Даже если он супердлинный. Покажите, что у вас там? Эти две капли погоды не сделают. Их не хватит даже на то, чтобы тронуться с места.

Как я ни поднимала шланг, как ни крутила его, как ни вертела – больше пяти капель из него не вылилось
 
В баке плещется уже более 20 литров, а в мерной емкости – около 20 миллилитров. Аккуратно ставлю ее в подстаканник и двигаюсь на третью АЗС. К счастью, надоедливых заправщиков, которым нужно объяснять, что я делаю и зачем, здесь не преду­смотрено. Действую по отработанной схеме: вставляю пистолет в бак, иду на кассу, заправляюсь, сливаю в стакан. На этот раз результат снова не впечатлил. Как я ни поднимала шланг, как ни крутила его, как ни вертела – больше пяти капель не вылилось.

Водитель, стоявший за мной в очереди, решил, что ждать бесполезно, и переехал на другую колонку, а молодой человек, который заправлялся на соседней, ухмыльнулся:

– Что, немного не хватило? Хотите, дам вам рубль?


– Спасибо, у меня эксперимент, – отказалась я от пожертвования и ретировалась, потому что молодой человек начал снимать на мобильный телефон, как одна странная дама неистово трясет топливораздаточный шланг ☻

Удивительно, но работников этой заправки я не заинтересовала. Зато на следующей АЗС ко мне подошел оператор, когда я, сидя на корточках, начала сцеживать остаток топлива в мерную кружку:

– Чем это вы занимаетесь?

– Измеряю остаток солярки в шланге, – отвечаю, смутившись.

– Наверное, вы не знаете, но наливать топливо в пластиковую тару нельзя.

– Хорошо, – отвечаю и достаю из багажника стеклянную пол-литровую банку, которую припасла на случай, если мне сделают замечание.


Когда вставила в нее кран, донышко моментально заполнилось соляркой. И это уже не капли, ко­торые можно пересчитать, а топливо, которое светится и переливается на солнце. Торжественно поднимаю банку и показываю работнику заправки, сколько мне удалось нацедить:

– Если бы я не произвела эту манипуляцию, мои 100 граммов солярки достались бы другому клиенту.

– Ошибаетесь… Счетчик стоит на пистолете и измеряет только то количество топлива, которое попало в бак, а не «зависло» в шланге. Так что вы не свое забрали, а позарились на наше, но мы не в обиде. Тому, кто будет заправляться после вас, даже лучше: он не обольется каплями, оставшимися в шланге, как это часто бывает.

КАК СЭКОНОМИТЬ ТОПЛИВО ВО ВРЕМЯ ДВИЖЕНИЯ?

Советует помощник директора Центра контраварийной подготовки Дмитрий Перлин.

• Не прогревайте автомобиль на холостом ходу. Дождитесь, пока стрелка датчика температуры охлаждающей жидкости тронется с места, и начинайте движение. Летом на это обычно уходит 10–20  секунд, в мороз – 3–5 минут.

• Старайтесь ехать как можно равномернее, выбрав безопасную скорость, интервал и дистанцию. Помните: чем реже маневрируете, тем меньше энергии тратится на движение автомобиля.

• Тормозите двигателем, избегая нейтралки. Отпускать педаль газа и переключать передачи вниз по мере замедления автомобиля безопасно и экономично. Подача топлива в мотор в таком режиме прекращается.

• Если у вас есть выбор между длинным маршрутом без остановок и коротким с частыми светофорами, выбирайте первый.

• Ограничьте использование кондиционера: включайте его только на трассе.

• Следите за шинами, потому что, например, даже недостаток давления в пол-атмосферы увеличит расход топлива на пять и более процентов.

P.S. Объехав четыре заправки, я нацедила около 150 граммов, правда, сильно измазала соляркой пиджак и руки. Стоило ли мучить шланг в попытке получить заветные граммы? Наверное, нет. Если уж и стряхивать пистолет, то только для того, чтобы капли не попали на кузов машины, когда снимаешь шланг с колонки или вешаешь его.

odubrovsk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Дарья ТИТОВА