До основанья. А зачем?

Почему коллективы успешных сельхозкооперативов против их акционирования

Почему коллективы успешных сельхозкооперативов против их акционирования


НЕСМОТРЯ на очевидные успехи АПК, убыточные хозяйства и дрейфующие в их сторону середнячки сильно портят общую аграрную картину. Выход известен: нужен эффективный собственник, хозяин на земле. Намечены и пути реформирования, один из которых — «переформатирование» сельхозкооперативов в акционерные общества.  И это порождает недоумение у аграрных командиров. Во-первых, потому, что стало практически обязательным, а во-вторых, без малого сто процентов акций отходят структурам исполнительной власти. Ну и, в-третьих, в 2010 году мы подобное  уже проходили с практически нулевым результатом.

ТАК стоит ли вообще всех стричь под одну гребенку? Кому выгодна смена форм собственности прибыльных хозяйств и кто выигрывает от «смены вывески»? Каковы применительно к флагманам сельхозпроизводства преимущества ОАО перед СПК?  Вопросов очень много, ответов почти нет. 

Сегодня в стране действует 225 сельскохозяйственных производственных кооперативов (СПК). Из них около  двух десятков — крепкие платежеспособные предприятия. Все они на слуху у любого белоруса, который в курсе, что батоны не растут на дереве. Это наши флагманы типа СПК «Колхоз «Ольговское», «Агрокомбинат Снов», СПК имени В. И. Кремко, «Прогресс-Вертелишки», «Колхоз «Родина» и далее по списку. Сегодня все здесь,  весь прибавочный продукт дело рук людей, которые в них работают. На заре времен и создавались они как коллективные хозяйства, люди приводили в них скот, передавали собственные земли, а в некоторых случаях даже технику. В Западной Беларуси, а, например, Першаи и Снов находятся на ее территории, коллективизация проводилась в начале 1950-х годов. Некоторые участники тех событий, своей собственностью участвовавшие в создании колхозов, живы до сих пор. В начале 1990-х они также выжили только благодаря упорному и самоотверженному труду коллектива.

Сегодня их ставят на одну планку с убыточными хозяйствами. О какой мотивации после этого можно говорить? Но главное — какой экономический смысл в реформировании платежеспособных СПК? 

Об экономике каждого из них можно рассказывать долго. Вот уж где-где а флагманы они потому и флагманы, что  умеют просчитывать каждую статью расходов и в то же время не жалеют средств на достойную оплату труда, требуя взамен строгой дисциплины. Они не только работают рентабельно, но и имеют постоянные оборотные средства. Более того, о  финансовой помощи и ссудах райисполкома здесь речи не идет. Наши СПК-лидеры давно вышли на самоокупаемость и самофинансирование, никому не должны ни копейки. В хозяйствах много импортной техники, хозспособом построены комплексы с доильными залами. Главный экономический показатель — выручка на одного работника — растет ежегодно.

Над кадровой проблемой на селе ломают головы не первый год, обсуждают на самых разных уровнях, принимают какие-то меры. Но говорить о том, что ситуация исправляется в лучшую сторону, пока не приходится. АПК продолжает испытывать острый кадровый дефицит, а обустройство агрогородков и  прочие «пряники» по-прежнему не очень-то заманивают перспективную молодежь. Рассуждать, кто виноват, малопродуктивно, а  вот искать ответ на вопрос «что делать?» нужно в этих СПК. У них практически нет проблем ни со специалистами, ни с молодежью. Поэтому и экономические результаты высоки. Продуктивность коров — не ниже 8 тысяч килограммов, а среднесуточные привесы КРС превышают 800—1000 граммов. Как правило, у них и самая высокая урожайность зерновых. 

Много ли настолько эффективных, самоокупаемых колхозов у нас? Увы, считаные единицы, которые, казалось бы, надо беречь как зеницу ока. Тогда, зачем эти «агрожемчужинки»  «переформатировать» в ОАО? 

Бесспорно, в большинстве случаев переход из СПК в ОАО оправдан. Немало хозяйств, где стоимость основных фондов в несколько раз меньше задолженности перед бюджетом. Нередко сразу после акционирования дышащие на ладан хозяйства присоединяются к более успешным, с сильной командой, возглавляемой разумным руководителем. В ОАО намного проще привлечь инвесторов, включая иностранных. Это и цивилизованный способ решения долговых проблем предприятий АПК: часть акций только что созданных ОАО передавалась бы государству в счет погашения долгов перед бюджетом. 

Да, за счет передачи доли акций государству мы смогли эффективно оздоровить льнозаводы и часть КХП. Однако в случае с сельхозпроизводством такой подход пока крайне редко срабатывал. Поэтому многие коллективы и их руководители не желают менять форму собственности. Тем более практика, подчеркну это еще раз,  показывает, что после акционирования в их собственности в лучшем случае может остаться только десятая часть предприятия. Например, на Минщине, согласно положению об акционировании СПК, 90 процентов акций передается райисполкомам независимо от того, имеет колхоз долги перед бюджетом или нет. 

Получается, что благая цель акционирования иногда может превратиться в бессмысленную догму. Многие очень быстро забыли о главной цели — прежде всего финансовое оздоровление хозяйств. Но наши лучшие СПК — действительно экономически эффективные коллективные хозяйства классического образца. Люди работают прибыльно, платят налоги, исправно выполняют госзаказ.

ЭТУ проблему на пятом Всебелорусском народном собрании поднял Герой Беларуси, председатель СПК «Прогресс-Вертелишки» Гродненского района Василий Ревяко. По сути, Глава государства согласился с руководителем известного хозяйства. Надо ли напоминать, что Президент, посещая сельхозпредприятия, не раз повторял, что если колхоз работает эффективно, как ты его ни назови, он так и останется эффективным. К этому мы стремились многие десятилетия для самого главного — благополучия и благосостояния сельчанина. Наши лучшие СПК тому пример. Так какой смысл «рубить дерева на корню»?

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости