До Африки – рукой подать

Почему нам так непросто выстраивать экономические отношения с Африкой

В Минске в эти дни проходит белорусско-африканский аграрный форум. Его делегаты приняли участие в сельскохозяйственной и промышленной выставке «Белагро-2017», состоялись встречи официальных лиц и деловых кругов. В работе форума участвуют представители африканских стран — Анголы, Буркина-Фасо, Ганы, Зимбабве, Нигерии, Сьерра-Леоне, Того, Эфиопии, ЮАР и других. Казалось бы, где мы, а где Африка и что может связывать нашу страну с не самыми богатыми странами планеты. На самом деле нынешние встречи на сельскохозяйственной выставке – предвестье очень длительного и взаимовыгодного сотрудничества.

Фото БЕЛТА

По мнению экспертов, занимающихся вопросами внешней политики, со странами Черного континента у нашей страны устойчивые связи наладились не так давно – примерно с 2010 года. Во многом это было связано с активным продвижением принципов экономической дипломатии — поиском новых рынков сбыта наших товаров. Специалисты справедливо оценили африканский рынок как достаточно перспективный. Таким его делали интенсивное экономическое развитие части африканских стран — лидеров региона и партнеров нашего государства — Анголы, Эфиопии, ЮАР, а также процессы интеграции в африканских субрегионах. 

Расширению связей с африканскими странами способствовали давние контакты Минска, наработанные еще с середины 1990-х годов в ООН и Движении неприсоединения. Африка — регион сложный, как модно сейчас говорить, с колониальным наследием, то есть с неустойчивыми политическими системами и постоянными этническими, религиозными и территориальными конфликтами. Западные модели общества, которые пробовали дать африканцам европейцы, не принесли желаемой выгоды, ибо попросту отказывались работать в условиях сохранения родоплеменного уклада. 

В Африке происходят крайне интересные события. А практики, которые устанавливают политические контакты и торгуют, должны эти процессы знать. Это – насущная потребность нашей внешней политики, в том числе потребность экономическая. 

Высчитывать же ход социально-экономических процессов в азиатских и африканских странах довольно сложно. Африканистика – вообще сейчас исчезающий предмет, и даже на Западе. По ряду причин. Во-первых, проблемы, которые характерны для мусульманского мира, захватили и Африку. Это логично и по историческим причинам, и по причинам общности всех нынешних мировых процессов. Поэтому и исследователи, и студенты интерес проявляют к арабо-мусульманским штудиям, или конкретно к Северной Африке, которая в африканистике держится особняком. Во-вторых, большинство ученых концентрируют внимание на этнографии, или, как теперь модно ее называть, этнологии, ну, или на совершенно грантовых сферах, таких как гендер, тогда как современные социальные, политические, экономические сдвиги остаются вне поля зрения. В-третьих, в науке нет денег. С постсоветскими государствами понятно — здесь почти всегда не было денег. Но не находилось их на эти цели даже на Западе, где гуманитарную науку, в общем-то, берегли. В-четвертых, модные теории в гуманитарной науке крайне негативно отразились и на междисциплинарных сферах, таких как востоковедение или африканистика. Многие, например, утверждают, что белые не могут понимать Африку так, как сами африканцы, да и вообще вся наука белых людей была направлена на то, чтобы овладеть Черным континентом, и больше ни на что. Это лишь несколько причин. Навскидку. Список можно продолжить. 

Что в итоге? На Западе сейчас специалиста, например, для работы с беженцами из Африки найти сложно: масса африканцев на европейских языках говорит слабо, а местными – африканскими – эти работники не владеют. Спецслужбы тоже не очень владеют языками. Да и внедрить белого в массу беженцев тоже проблема. 

Но это общемировые процессы, нашу страну не захватившие. За последние четверть века востоковедение как отдельная отрасль науки либо как совокупность дисциплин, изучаемых в вузах, так и не оформилась. Как и африканистика. По-прежнему единицы по личной инициативе профессионально занимаются Востоком. А африканистикой – вообще никто. 

Может, было бы неплохо, если бы лица, ответственные за науку, в Год науки обратили внимание на две области, которые могут исчезнуть вовсе, а в Беларуси – исчезнуть, так и не появившись, – это африканистика и востоковедение?

shavialiou@bsu.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?