Дмитрий ПОЛЯРУШ: «В душе я советский человек!»

Самому титулованному батутисту Беларуси грех жаловаться на фортуну. Ведь в активе Дмитрия Поляруша за 27 лет (!) занятий этим видом спорта уже шесть чемпионских мировых и семь европейских титулов в командных, индивидуальных и синхронных состязаниях. И множество побед на иных турнирах. Но однажды фортуна изменила и ему, причем в самый важный в спортивной карьере момент, когда до недостающей в его коллекции олимпийской награды оставалось рукой подать. Увы, в Сиднее-2000 он остался за чертой пьедестала. И теперь, как и четыре года назад, Поляруш намерен еще раз испытать судьбу на этот раз на родине Игр в Афинах.
— Дмитрий, и как все-таки фаворита олимпийской Австралии угораздило «оступиться»? — Вот именно оступиться. Тот год выдался особенно удачным в моей карьере. Выиграл все, что можно было, установил даже мировой рекорд. Находился, кажется, в идеальной форме. Оставалась самая малость —подтвердить свой класс и на главном экзамене четырехлетия. Но сколько уже раз именно Игры ниспровергали признанных авторитетов. Случилось это и со мной. Наверное, просто перегорел психологически. Ведь после исполнения на предварительном этапе обязательной и произвольной программ, занимал вторую позицию. Однако весь «фокус» прыжков на батуте в том, что финал в этой дисциплине начинается с нуля. И тут в самом начале упражнения допустил грубейшую ошибку, влетел в пружины. В итоге даже не сумел осилить всю сложность прыжка. Как следствие — пятое место… К слову, на последнем первенстве планеты в немецком Ганновере аналогичная картина повторилась со всеми лидерами квалификации как у мужчин, так и у женщин. — Не обидно самому заслуженному батутисту, наверное, всего постсоветского пространства, что в вашем суперзрелищном виде разыгрывается всего два комплекта олимпийских наград!? — По достижениям чуть больше преуспел россиянин Александр Москаленко. Мы фактически в одно время ушли из большого спорта. Но затем вернулись в 1998 году, когда узнали, что батут включен в программу Игр. Каждому хотелось осуществить свою мечту, стать олимпийским чемпионом. Саше это удалось. И, конечно, наш вид достоин большего числа медалей. Хотя бы за счет добавления очень смотрибельных синхронных прыжков. В Сиднее билеты на индивидуальные состязания были раскуплены еще за 8 месяцев до старта Игр и весь 20-тысяный гимнастический зал, где они проходили, был полон. В билетах было отказано даже белорусским атлетам, желавшим поддержать нас с Натальей Карпенковой, которая также удостоилась пятого места. — Кто сегодня задает тон в вашей дисциплине, и какие факторы определят в Греции лучших? — Главными претендентами на медали являются семь спортсменов. Упоминавшийся выше Москаленко, еще один россиянин Александр Русаков, я и мой коллега по национальной сборной Николай Казак, прошлогодний чемпион планеты немец Хенрих Штехлик, бронзовый призер – француз Давид Мартин и украинец Юрий Никитин, одержавший в текущем году виктории на трех из четырех этапах Кубка мира. Все исполняют абсолютно одинаковые по сложности программы в 162 единицы. Результат в Афинах, прежде всего, будет зависеть от психологической устойчивости. — И в какой мере удается контролировать и направлять свое внутреннее состояние? Ты ведь, как известно, уже семь лет один живешь и тренируешься в США? — Мне уже 33 года. Возраст Христа, в котором, кажется, можно быть самому себе и наставником, и массажистом, и врачом, и психологом. Хотя последнее — дается тяжелее всего. Избежать эмоциональных всплесков, технических ошибок очень сложно. Созваниваюсь постоянно с тренером нашей сборной Валерием Игнатьевичем Вагелем, советуюсь с ним. Занимаюсь самостоятельно, использую и видеоматериалы. А между делом участвую в шоу, показательных выступлениях с группой гимнастов и прыгунов в воду. Подрабатываю также тренером. — Ностальгия не сказывается на твоих настроениях? — Поначалу было очень тяжело. Платил весьма значительные по нашим меркам суммы за телефонные звонки домой. Теперь уже свыкся, но в душе навсегда останусь советским человеком. Подчас просто переполняют чувства, когда где-нибудь слышу прежний-новый гимн Александрова. Мне одинаково дороги и близки и Россия, и Беларусь, и Узбекистан, и иные республики. Родился в семье военного в Березниках Пермской области, выступал и за союзную, и за российскую команды. Закончил институт физкультуры в Ташкенте. Специальность — тренер по батуту, гимнастике и акробатике. С Беларусью меня также многое связывает, не только сборная и гражданский паспорт. — За столько лет пребывания в Америке, наверное, можешь как-то кратко охарактеризовать менталитет ее жителей? — Это очень интересные люди, со своими принципами, верой и наклонностями. Но больше всего они «молятся» на деньги. Преуспеть и больше заработать, чем сосед, это у них в крови. Янки также большие патриоты своей страны. Но эта черта скорее «квасная». Они будут собирать вещи и деньги на благотворительные пожертвования обездоленным в Африке, больным СПИДом, чернобыльцам, оказывать помощь воюющим в Ираке войскам и т.д. Но как только их коснется непосредственное дело, уходят в сторону… — С кем или с чем у американцев в первую очередь ассоциируется наша Беларусь? — Они не сильны в географии. И Беларусь, и Украина, и другие республики бывшего Союза для них все едино – Россия. Хотя бывают и приятные исключения. Делал недавно фотографии на документы. Познакомился с фермером. И когда он узнал, откуда я приехал, с радостью поделился со мной новостью, что приобрел для своего хозяйства трактор «Беларус», и очень им доволен. Наслышана часть США о нашем государстве, наверное, и по иному популярному славянскому бренду — водке. Еще бы, ведь и «Всеслав Чародей», и «Белая Русь», пройдя жесткий конкурсный отбор, не раз были представлены на престижных банкетах такого мирового кинофорума, как «Оскар». — Откуда эти познания, у человека, вроде бы оторвавшегося от привычных корней и озабоченного сугубо профессиональными делами? — У меня тоже есть свободное время и свои увлечения. Одно из них – коллекционирование водки, причем только постсоветской. В штате Луизиана, в городе Лафайет, где проживаю, в моем доме уже более ста бутылок. Еще одно хобби – собирание пивных кружек. Но пристрастием ни к тому, ни к другому напитку не грешу. И вообще спиртным не злоупотребляю. — В мировую элиту входят и несколько батутистов, которым уже за 30. Есть ли еще желание продолжить спортивную карьеру и после Афин? — Многое, если не все в этом отношении решат ее итоги. И чем черт не шутит, ведь в Пекине мне будет не уже, а еще только 37!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...