Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Эксперты высоко оценивают значение саммита ЕАЭС в Нур-Султане

Для общей пользы

Юбилейное заседание Высшего Евразийского экономического совета, прошедшее 29 мая в Нур-Султане, как и четверть века самой идеи евразийской интеграции, побудило ведущих экспертов пристально взглянуть на эту тему. Каким же видят они будущее евразийской интеграции?


Алексей Беляев, доцент кафедры политологии БГЭУ, кандидат исторических наук:

— Прошедший в Нур-Султане юбилейный саммит ЕАЭС, в ходе которого состоялись как «массовые» официальные мероприятия (заседание Высшего Евразийского экономического совета), так и ряд встреч тет-а-тет, дает основания для оптимизма. Все участники, в том числе и Глава нашего государства, отметили очевидное: несмотря на скепсис ряда злопыхателей, предвещавших когда-то быстрый крах евразийского интеграционного объединения, ЕАЭС состоялся. 

И не просто состоялся, а демонстрирует уверенный рост: в 2017 году взаимная торговля стран-участниц выросла на 27,4%, в 2018-м добавила еще 9,2%. Общий объем ВВП в ЕАЭС — около 2 триллионов долларов, при этом в союзе сосредоточено 14,5% мировой добычи нефти, более 20% добычи газа и почти 5% выработки электроэнергии. Члены ЕАЭС успешно торгуют не только между собой, но и на внешнем векторе: в 2018 году общий объем торгового оборота с третьими странами превысил 753 млрд долларов.

Однако на первом месте, безусловно, стоят проблемы экономических взаимоотношений самих стран-участниц. Евразийская «пятерка» стремится к созданию открытого экономического пространства, основанного на четырех фундаментальных свободах, — передвижения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. Именно тут до сих пор наблюдаются определенные сложности в виде различных барьеров, изъятий, нетарифного регулирования и т.д., о которых в своем выступлении упомянул наш Президент. Уже не раз он обращал внимание на необходимость отказа от протекционизма на национальном уровне и перехода к прозрачным и равноправным партнерским отношениям. Эти вполне справедливые и логичные тезисы прозвучали и в его выступлении на юбилейном саммите.

Белорусскую сторону волнует ряд направлений, в первую очередь энергетический рынок. Именно тут наблюдается наибольшее количество барьеров и изъятий, что для Беларуси, весьма зависимой от импорта нефти и газа, является серьезным вызовом. В рамках ЕАЭС нефтегазовый рынок должен быть окончательно отрегулирован к 2025 году, но нашей стране по объективным причинам хотелось бы ускорить этот процесс. Безусловным плюсом стало подписание в ходе прошедшей встречи глав стран ЕАЭС соглашения о создании единого рынка электроэнергии. В Беларуси в свете скорого ввода в строй АЭС этот шаг оценивается весьма оптимистично.

Еще один важный вопрос — проблема распределения ввозных таможенных пошлин. Наша страна в целом согласна с механизмом этого распределения, однако настаивает на увеличении собственной доли. Сейчас на Беларусь приходится 4,56% всех распределяемых таможенных платежей, и в итоге для нашего государства возникает дефицит. То есть фактически наша страна вносит в общий бюджет пошлин больше, чем получает.

Юрий Шевцов, директор Центра по проблемам европейской интеграции:

— Этот саммит является стратегическим с точки зрения решения дипломатических задач. А задачи эти весьма масштабны. Среди них я бы выделил прежде всего белорусские пожелания Нурсултану Назарбаеву на новой должности — председателя Высшего Евразийского экономического совета. ЕАЭС — важная инициатива и дело его жизни. Есть большая надежда, что свой высокий авторитет, опыт и появившееся у него свободное время Нурсултан Назарбаев эффективно использует для совершенствования союза.

В настоящее время между Беларусью и Россией идет согласование позиций по развитию интеграционных отношений. Это согласование касается и судьбы ЕАЭС. В России есть немало сил, которые хотели бы ослабить не только степень реальных союзных отношений между Беларусью и Россией — этим силам хотелось бы ослабить и ЕАЭС.

Для Беларуси важно сохранить прописанный в союзных документах доступ к единому рынку для своих производителей — сейчас с этим есть проблемы. В свою очередь, Казахстану важно получить равный с российскими компаниями доступ к транзитным нефтепроводам, с чем пока имеются определенные трудности. Кроме того, у Казахстана очень большой дефицит в торговле с Беларусью, этой стране хотелось бы поставлять на белорусский рынок больше своих товаров. Но расстояние между нашими странами сказывается на стоимости доставки.

Также Александр Лукашенко предложил Казахстану подумать о поставках нефти в заметных объемах в Беларусь. Если ЕАЭС будет развиваться, как было прописано при его создании, тогда казахстанская нефть может по разным схемам прийти в Беларусь — и конкурировать с российской. 

Встреча Александра Лукашенко с Касым-Жомартом Токаевым показала, что начали выстраиваться прямые отношения между лидерами двух стран. Наш Президент обратил внимание на возможности Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», тем более что Казахстан и Китай имеют очень тесные экономические связи. Казахстан лежит на том же новом Великом шелковом пути, что и Беларусь. И здесь у белорусов и казахов — огромное поле для развития всех видов отношений: перекрестные инвестиции в объекты на этом пути, вхождение Казахстана в «Великий камень», а Беларуси, например, — в похожую СЭЗ «Хоргос» на казахстанско-китайской границе. Наконец, согласование дипломатических действий относительно КНР. Новому президенту Казахстана готовность Беларуси к такому сотрудничеству должна понравиться. 

osipov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...