«Для меня это фильм-притча о непрерывности добра»

Юлия ЛЕШКО — не профессиональный кинодраматург, тем не менее ее сценарии у режиссеров нарасхват, а телефильмы, которые из них получаются, имеют устойчивый зрительский успех

Юлия ЛЕШКО — не профессиональный кинодраматург, тем не менее ее сценарии у режиссеров нарасхват, а телефильмы, которые из них получаются, хорошо продаются и имеют устойчивый зрительский успех. Началось все с вышедшего несколько лет назад на экраны (снят совместно с россиянами) сериала «Подружка Осень», который стал первой после долгого перерыва картиной, принесшей солидную и быструю прибыль «Беларусьфильму». Затем появилась (опять же совместная) «Нежная зима». Сейчас в Москве идет работа над экранизацией повести «Тадж-Махал». Вчера в Доме кино состоялся первый выход на экран нового двухсерийного фильма «Рифмуется с любовью», снятого по сценарию Юлии Лешко известным белорусским режиссером Александром Ефремовым. Кстати, 9 марта на Первом канале картину увидят телезрители. Накануне премьеры мы встретились с автором сценария. 

— Юлия, так с чем же рифмуется «любовь»? 

— У кого с чем, к примеру, «любовь-морковь». Но в моем случае – «любовь – кровь». А кровь – это жизнь, и значит, с ней рифмуется любовь. А сюжет в двух словах такой. Живет врач-онкогематолог Ольга Николаевна. А по соседству — обеспеченная и вполне благополучная  семья: папа, мама, дочка. И вдруг их девочка оказывается в отделении у Ольги Николаевны со страшным диагнозом – острый лейкоз. Папа готов на все, чтобы дочку лечить за границей. Но нужной крови очень редкой группы не оказывается даже в международной базе данных. Зато выясняется, что та же группа крови у Ольги Николаевны. Врач принимает решение стать донором для больной девочки. Маринке делают операцию, она выздоравливает. А собранные на ее лечение деньги отдают маленькой Зоське, помочь которой могут только за границей… 

— История из жизни? 

— Целиком и полностью, конечно, нет. Но все складывается из каких-то жизненных моментов, с миру по нитке. Например, осталось в памяти еще со времен, когда была студенткой, как по радио прозвучало объявление, что в роддоме от потери крови умирает молодая женщина, срочно нужна кровь редкой группы. Моя мама собралась и поехала. Вернулась просто окрыленная – столько людей откликнулось, чтобы спасти человека. А вообще, история создания самой повести достаточно драматичная. Когда сняли сериал «Подружка Осень» (о двух подругах, одна из которых умирает от рака), выяснилось, что также неизлечимо больна и  моя близкая подруга. Она мне тогда сказала: «Пиши осторожней, уж слишком то, что ты пишешь, проецируется на жизнь...» Я ей пообещала, что напишу другую повесть, где все будут живы и здоровы, и болезнь будет побеждена. 

А вслед за этим попалось на глаза интервью с Ольгой Алейниковой – руководителем Научно-практического центра детской онкологии и гематологии. Под впечатлением я взялась за повесть, познакомилась с работой центра, его пациентами и врачами. Ольга Витальевна меня совершенно покорила — цельная натура, сильный и обаятельный человек, в котором чувствуется какая-то спокойная отвага, она лечит уже одним своим присутствием. Я счастлива, что этот проект состоялся и кто-то прочитает в титрах фильма ее фамилию, узнает больше об этом центре и тех, кто там работает. Это великие люди, которые каждый день своим подвижническим трудом, любовью спасают детские жизни. 

— Говорят, сначала худсовет студии принял сценарий в штыки. 

— Действительно, пришлось отбиваться. Фильм упрекали в  благостности, мол, нет конфликта, герои сплошь положительные. Когда я сказала об этом Ольге Витальевне, она в лице изменилась – какие  конфликты, да в таком центре плохие люди по определению работать не могут, не приживаются. Кстати, тогда на худсовете прозвучала и фраза, ставшая для меня кодовой: «Этот фильм дает глоток надежды и уже поэтому имеет право на жизнь». Для меня же он – еще и своего рода притча о непрерывности добра, о цепочке добра, идущего от человека к человеку. Между прочим, еще будучи сценарием, эта история вызвала немало добрых чувств и поступков. Например, снимать один из эпизодов фильма нужно было в казино. Выбрали подходящее, но хозяин уперся – никаких съемок. Директор – к Ефремову, мол, поговори по-мужски, лучшего места не найдем. Режиссер поехал, повез сценарий, уговорил познакомиться со сценами, которые касаются съемок в казино. Хозяин позвонил через день. Сказал: «Я прочитал то, что касается казино. Потом – дочитал сценарий до конца. Потом – от начала до конца. Помогите мне найти счет, чтобы помочь какой-нибудь настоящей Зоське». И такого ребенка нашли, и деньги были перечислены. Кстати, так же поступили и еще несколько человек из съемочной группы – перечислили больным детям часть своих гонораров. Вообще, с этим сценарием связано много достаточно странных совпадений. В моей повести врач убеждена в том, что кровь надо лечить там, откуда человек родом, что кровь от любого человека, живущего здесь, хоть немного, но родней, чем у заграничного донора. Когда это писала, я даже не предполагала, что Ольга Алейникова давно вынашивает мечты о славянском банке доноров. И вот в прошлом году 14 июня, во Всемирный день донора, было положено начало его созданию. Первые 100 человек сдали свою кровь. Так вот все зарифмовалось, и цепь добра продолжилась… 

— Вы не заканчивали ни Лит-институт, ни Высшие сценарные курсы. Что привело вас, журналиста, в кинодраматургию? 

— Первый сценарий «Подружка Осень» я написала на спор с главным редактором журнала «На экранах» Людмилой Перегудовой (с ней мы большие друзья и уже 21 год работаем вместе). Спорили на глазированный сырок, что я напишу сценарий не хуже, чем те, которые ей доводится читать как члену худсовета киностудии и которые я со свойственной мне язвительностью иногда комментировала. Сырок я проспорила: сценарием то, что у меня получилось, назвать было нельзя. Но, прочитав этот литературный материал, Людмила Ивановна сказала: «Надо участвовать в конкурсе, победишь». И оказалась права. Хоть премии за свое произведение я не получила, только диплом — как подающий надежды автор, но из 80 сценариев, представленных на тот конкурс, на экранах появился  только мой. Когда вышла моя первая книга, Людмила Ивановна заявила: «Увидишь: все пять повестей будут экранизированы». Я махала руками и не верила. Тем не менее фильмами стали уже четыре. Может, дело в том, что Людмила Ивановна верит в меня больше, чем я сама?..    

На снимке: кадр из фильма. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...