Для чего нужен ликвидатор?

Об этом ведет речь в интервью нашему корреспонденту судья Высшего хозяйственного  суда Республики Беларусь Степан Турмович

Об этом ведет речь в интервью нашему корреспонденту судья Высшего хозяйственного  суда Республики Беларусь Степан Турмович.

— Наша газета регулярно публикует на своих страницах сообщения о ликвидации тех или иных юридических лиц, прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей. Эта информация вызывает массу противоречивых  чувств не только у тех, кто фигурирует в данных сообщениях, но и у обычных читателей. Кого-то такие списки раздражают, а кто-то  интересуется, есть ли резон их публиковать?  Скажите, Степан Петрович, свое веское слово по данному поводу. 

— Публикация таких объявлений – это требование законодательства. В частности, при ликвидации предприятия во внесудебном порядке такая публикация предусмотрена п. 63 Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16 марта 1999 года N№ 11 в редакции от 4 сентября 2006 года. Когда ликвидация коммерческой организации или индивидуального предпринимателя происходит по решению хозяйственного суда в соответствии с постановлением пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь N№ 18  от 22 де-кабря 2006 года, ликвидационная комиссия (ликвидатор), назначенная хозяйственным судом, обязана поместить в газете «Рэспублiка» сообщение о ликвидации, указать порядок и срок заявления кредитором своих требований. На наш взгляд, газета делает большое дело, когда публикует такие сообщения. В них, вне всяких сомнений, нуждаются конкретные кредиторы, субъекты хозяйствования, те же индивидуальные предприниматели. Но не только они. Такие сообщения затрагивают интересы широкого круга лиц, в частности работников предприятий, и интересы определенных территорий, если речь идет о градообразующих предприятиях и приравненных к ним. 

— Кто чаще всего обращается в суды с иском о ликвидации? Какова доля таких ликвидационных дел в общей массе обращений в хозяйственные суды? 

— Чаще всего с исками о ликвидации обращаются инспекции Министерства по налогам и сборам и областные исполнительные комитеты как регистрирующие органы. В общей массе обращений в хозяйственные суды эти иски составляют около 1 процента. Вместе с тем количество дел по искам о ликвидации растет. Не всегда суды находят основания для их удовлетворения. В 2003 году удовлетворено 153 иска из 213 рассмотренных дел. В 2004-м соотношение было такое: 200 к 239, в 2005-м – 277 к 327, в 2006-м – 294 к 355. 

— К каким выводам приводит анализ  судебной практики рассмотрения дел такого рода? 

— Прежде всего надо отметить, что ликвидация юридического лица или прекращение деятельности индивидуального предпринимателя в судебном порядке является исключительно мерой воздействия на нарушителей законодательства. Возьмем такое распространенное нарушение, как несвоевременная уплата налогов. Его нельзя рассматривать в отрыве от конкретной экономической ситуации. Если, например, значительное количество субъектов хозяйствования того или иного региона  по каким-то причинам несвоевременно уплачивают налоги, то надо ли инспекции МНС к одному из них или ко всем предъявлять иск о ликвидации, а хозяйственному суду его удовлетворять? Скорее всего, в данной ситуации должна применяться не такая крайняя мера. 

— Что может стать основанием для ликвидации юридических лиц и прекращения деятельности индивидуальных предпринимателей? 

— Неоднократное нарушение законодательства и грубое нарушение законодательства. Так определено в законодательстве. 

— Но в нем прямо не установлено, как следует понимать эти два словосочетания. Чем руководствуетесь лично вы и ваши коллеги-судьи при вынесении решения? 

— Как мне представляется, пленум Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь нашел вполне приемлемый критерий. Он ориентирует нас, судей, на то, чтобы мы оценивали характер выявленных нарушений, их продолжительность, последующую после нарушения деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, а также действия, которые были предприняты для устранения таких нарушений. То есть на вооружение взят комплексный подход для оценки деятельности субъекта, которому предъявлены исковые требования о ликвидации. В частности, в постановлении пленума определено, что в качестве неоднократных нарушений хозяйственный суд должен расценивать систематические нарушения законодательства (два и более раз), которые явились основанием для применения компетентными государственными органами решений о применении мер экономической, административной ответственности. Конечно, в том случае, если эти решения в установленном порядке не отменены. При оценке нарушения как грубого дан такой ориентир: суд должен принимать во внимание те негативные последствия, которые повлекли данное нарушение. Имеется в виду причинение вреда государственным, общественным интересам, в том числе интересам граждан, юридических лиц. 

Поэтому в случае с несвоевременной уплатой налогов,  происшедшей по объективным причинам, если субъект  принимает меры по возмещению задолженности,  суд вполне может отказать в иске о ликвидации юридического лица. 

При вынесении решения я лично и мои коллеги учитываем и те последствия, к которым может привести ликвидация. Ведь если люди остаются без работы, средств к существованию, то за этим может последовать  социальный конфликт и наступить другие последствия. Судьям приходится взвешивать на весах Фемиды различные обстоятельства. Принимаются во внимание все аспекты данной проблемы, а руководствуемся мы внутренним убеждением. И не всегда чаша весов, на которой находится железный довод о необходимости своевременной уплаты налогов, перевешивает другой — интересы коллектива и т.д. 

 К однократному грубому нарушению, в частности, однозначно можно отнести, пожалуй, безлицензионную еятельность. В других случаях могут возникнуть сложности в оценке действий нарушителя. 

— Когда употребляется слово «ликвидатор», у большинства людей возникает ассоциация: это человек, устранявший последствия аварии на Чернобыльской АЭС. А в нашем случае кто это? Чем определен его статус? 

— В этом-то и проблема, что статус ликвидатора должен был определить законодатель. Но он по каким-то причинам это не сделал. 

Понятие «ликвидатор» упоминается в Декрете Президента Республики N№ 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» от 16 марта 1999 года (с последующими изменениями). Но дальнейшего развития оно не получило. Можно предположить, что ликвидатором должен быть юрист, специализирующийся на экономических вопросах, или человек, за плечами которого есть стаж руководящей работы. Но это конкретно нигде не оговорено. Непонятно также, как оплачивать труд ликвидатора. Необходимо законодательно закрепить статус ликвидатора, его права и обязанности. К этому законодателей подталкивает сама жизнь. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...