Директор Тамара и ее "бондарята"

Возрождение старейших народных промыслов бондарей на Полесье

Акция "Возродим народные промыслы" - у полесских бондарей

Белорусский город Иваново знаменит не меньше своего российского тезки. Там невесты и шелка, тут настоящие мужчины-бондари и бочки. С 2000 года в городе работает единственная в Беларуси школа бондарства, в минувшем году переименованная в Ивановскую детскую школу искусств народного декоративно-прикладного творчества.


Если задуматься, не будь деревянной тары, где бы хранили продукты или ставили тесто на хлеб наши предки? И сейчас без такой посуды вкус жизни неполный, можно сказать, пресный. Грузди, засоленные в ольховом бочонке, пробовали? Березовым веником, запаренным в дубовой лохани, парились? Майский мед из липовой кадки ели? Нет? Ну, тогда вам в Иваново. Там понимают, в чем ценность секретов, передаваемых из века в век.


Мужская работа


Ивановская школа бондарства прославилась пять лет назад. Тогда ее директор Тамара Голик и ученики получили премию Президента Беларуси "За духовное возрождение" за сохранение и популяризацию древних народных ремесел. С тех пор много воды в быстрой ивановской речушке Самаровке утекло, а руками детей и педагогов немало сделано "биянок"-маслобоек, анкерков, кухлей и кумганов. Тамара Ивановна показывает мне новые работы, напоминая, что и как нужно величать:


- Емкость для воды называется анкерком. Барило - для напитков, а маленькое - уже барильце. Обычно используются для вина. Квас и пиво держат в кумгане или кухле - бочонках с носиком и горлышком. Для хранения бутылок с вином предназначен бар-кумган. А банная посуда называется лоханью и шайкой.


Почему все-таки Иваново? Не Дрогичин или Пинск, а Янов-Полесский, как назывался город до 1939 года?


- Под Иваново есть деревня Рыловичи. В XVI веке бондари из Рыловичей делали посуду для королевского двора. Слава деревни продержалась почти до конца XX столетия, - объясняет Тамара Голик.


Скорее всего этот древнейший вид искусства был бы незаслуженно забыт, если бы не Ивановский отдел культуры с его руководителем Владимиром Шеляговичем, а также архитектором по образованию и дизайнером Василием Голиком. Они были убеждены, что квасить капусту нужно непременно в деревянных бочках, а солить грибы - в дубовых кадках. Василий Иосифович стал первым директором школы, которой теперь руководит его супруга Тамара Голик.


Не все шло гладко. Программу и учебный план пришлось утверждать в шести министерствах. Когда установили бондарные лавки, заказали инструменты. Однако заводским станкам было не под силу выполнить заказ. Пришлось обращаться к мастеру из Рыловичей Сергею Михайловичу Свирепе. Он сделал инструменты... из автомобильных рессор. Делом и словом поддержал школу. Уже 186 мальчишек-"бондарят", как они себя называют, получили дипломы. Еще 63 в очереди. Ребят берут только с 7-го класса. Объяснение простое: у младших еще не хватит силенок держать в руках топор. Секретам профессии бондаря здесь обучают три года. Кроме технологии изготовления посуды знакомят с материаловедением, черчением, рисованием, живописью и композицией, декоративной отделкой.


- Тяжело? - интересуюсь у Димы Свирепы, который, как оказалось, двоюродный внук знаменитого бондаря из Рыловичей.


Паренек пожимает плечами:


- Уже наловчился.


Его одноклассники также трудились над "полуфабрикатами". Мозолей на руках нет, зато задора - на добрый бочонок или барило. Но лучше всего пока получаются простенькие биянки.


Тамара Голик рассказывает, что рада слышать "спасибо" от родителей:


- Некоторые из ребят поступают в художественный колледж, другие не связывают жизнь с бондарством. Но самое главное: они не боятся инструмента и дерева.


Бондарство - мужская работа. Девчонок в ученицы не берут. Но женщины в школе все же есть. В учителях. Тамара Ивановна - руководитель, а Наталья Коцевич учит ребят азам бондарства.


Дерево с характером


Юные бондари из Иваново безошибочно расскажут, с каким деревом как нужно работать. Ведь каждое ценится по-своему. У каждого свой характер. Для засолки капусты лучше всего подойдет осина. Сувениры-ложки делают из тополя. Для кваса - липа. Как и для меда. Для сыпучих продуктов и зерна сгодится сосна. Клепки в кадках для теста чередуют дубовую с сосновой. А вот для солений идеально подходит дуб. Он же хорош для банной посуды, винных бочек и купелей.


За год школа использует 5 кубометров дерева. Заявки подают в лесничество. Тамара Голик говорит, что проблем с материалом нет - были бы деньги.


В школе мне показали, что такое раскалывание в радиальном направлении и тангенциальном. Это по-научному. Старые мастера такими терминами не пользовались. Они были убеждены: если при изготовлении посуды брать мерки заказчика (сажень, аршин, плечо, ладонь), тогда продукт, находящийся в посуде, начнет резонировать с организмом этого человека. Принесет ему здоровье и радость. В этом уверен и Сергей Михайлович Свирепа, с которым я встречалась несколько лет назад. К сожалению, сейчас увидеться не получилось. Болеет в свои почти 90. Отошел от бондарных дел. Как и вся деревня Рыловичи, к сожалению... Связать жизнь с таким искусством, как бондарство, очень непросто. Нелегкий это труд, требующий силы, упорства, терпения. Вот как об этом написал на наш сайт читатель "СОЮЗа" Сергей Корсак:


"Я сам родом из деревни Рыловичи. Являюсь внуком, сыном и племянником бондарей. К сожалению, не перенял их искусство. А это действительно чудо  - видеть, как из колотого дуба получаются бочки, кадки, кружки. Как мастера на глаз безошибочно высчитывают длину круга обруча, а их на бочке несколько и они самых разных размеров. Как вручную обрабатывают клепку за клепкой. И если говорят, что в деревнях просыпаются с криками первых петухов, то это не про Рыловичи. У нас бондари просыпались часа на три раньше. За бочками к нам ехали практически со всего Союза. Так как дуб использовался лучший, 15-20-летней сушки. Мой дядя Корсак Степан всю жизнь проработал бондарем. Изготавливал сувениры для Брежнева, Машерова..."


Бочонок для прибыли


Продукция учеников школы бондарства не продается, а лишь экспонируется на выставках. Школа представляет себя везде, куда приглашают. Бывали и в России. Сейчас в планах создать производственный цех. Здесь уверены, что бочки, ушаты, маслобойки пойдут нарасхват. Требуется стартовый капитал. А денег не хватает. Ведь школа бюджетная. Родители платят за обучение в эквиваленте меньше пяти долларов в месяц. Спонсоры пока не находятся. С заказами работают только педагоги. Во внеурочное время делают посуду. Правда, времени уходит много - иногда до полугода. Ведь на первом месте - занятия с детьми.


Тамара Ивановна показывает мне фотографии лучших работ:


- Самый памятный заказ - купель из дуба. Изготовили ее для храма в Минске. Для крещения младенцев. А еще заказывали нам барило для вина на 100 литров, бочку для грибов, банную посуду. Белорусы, русские обращаются.


Что касается цен. К примеру, дубовое барило на 10 литров - это где-то 200 долларов. Скажете - дорого? Совсем нет: три года дерево сохло, еще два сохли доски, и на работу - ручную и неповторимую - ушло больше месяца...


Полесские бондари бережно хранят свои традиции и верят, что их ремесло не умрет. А напротив - получит второе дыхание.


Прямая речь


Лилия Болонкина, главный специалист управления культуры Брестского облисполкома:


- В последние годы в Брестской области многое делается для того, чтобы возродить народные промыслы. Гончарство, ткачество, резьбу по дереву, бондарство и другие. Появились центры ремесел. Зазвучали многие имена.


Инициаторы этих нужных дел - в первую очередь работники культуры, энтузиасты. И еще замечу: у нас не ремесленники, у нас мастера. Возрождая белорусские традиции в промыслах и ремеслах, нужно поднимать в обществе престиж народного творчества и творческого человека.


valentinak3@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости