Директор Института экономики НАН Беларуси Валерий Бельский: "Собственное продовольствие выгодно. Даже если оно будет на 60 процентов дороже импортного"

ОСТРЫЕ дискуссии об экономике сельхозпроизводства и экспорта продовольствия вспыхивают с завидной периодичностью. Кто и зачем их инициирует, не утруждая себя точными расчетами, в данном случае несущественно. Никто не говорит, что проблем в этой сфере вообще нет, — только в сказках про Буратино поля чудес колосятся сами по себе. Но для нас принципиально важны два момента. Собственное развитие сельхозпроизводства дешевле или все-таки дороже  и затратнее импорта продуктов питания? И есть ли предел разумного в наращивании экспорта, нужно ли это делать любой ценой?


Об этом обозреватель «Сельской газеты» беседует с директором Института экономики НАН Беларуси кандидатом экономических наук Валерием БЕЛЬСКИМ. 

— Валерий Иванович, обеспечив продовольственную безопасность в стране, мы на практике убедились, что в целом нам выгоднее производить самим, чем покупать импортные продукты питания. Но есть и вторая сторона медали, которая сеет некоторые сомнения. Например, в межсезонье наш картофель, овощи, чеснок дороже импортных, что вызывает недовольство и недоумение покупателей. Где истина?

— Если исходить из критерия стоимости товаров, то для потребителя иногда импортный продукт дешевле. К примеру, египетский ранний картофель, который появляется у нас в апреле, либо испанские или турецкие томаты дешевле, чем наши, выращенные в этот же период в отапливаемых теплицах. Затем, конечно, цены выравниваются. Но все-таки основной рацион для белорусов обеспечивается нашей страной самостоятельно и по конкурентным ценам. Из-за рубежа ввозится не более четверти продовольствия. Это совсем немного, учитывая, что для полноценного разнообразного питания населения основную массу рыбы должны импортировать, как и ряд товаров, получаемых на основе культивирования тропических растений. 

Но более глубокая и объективная оценка выгоды, эффективности обеспечивается не только сопоставлением цен, но и анализом получения добавленной стоимости при развитии национального агропродовольственного комплекса в сравнении с альтернативными вариантами удовлетворения потребности в продовольствии, особенно учитывая, что это незаменимая и жизненно необходимая группа товаров. Национальное производство обеспечивает приращение стоимости к импортируемым из-за пределов страны ресурсам, что формирует источники оплаты труда, налогов, инвестиций. В случае же импорта продовольствия такое приращение формируется в других странах. Причем не только в сельском хозяйстве, но и смежных отраслях: сельхозмашиностроении, сфере агроуслуг. 

Импортоемкость нашего сельского хозяйства в среднем не превышает 33 процентов. Это значит, сумма, которую тратим на импортную составляющую нашего аграрного сектора, в три раза меньше, чем то, что мы должны были потратить на импорт готовой продукции. И это ключевой факт. Так вот, нам было бы выгодно производить собственное продовольствие, даже если бы оно было на 50–60 процентов дороже того, что мы могли бы купить за рубежом. Ежели выше — надо считать. 

Даже если перенаправить ресурсы в другие отрасли народного хозяйства, нет никакой гарантии, что мы быстро нарастим производство экспортных товаров, которое даст нам возможность закупать продовольствие в необходимом объеме. Если бы мы не производили собственное молоко, мясо, зерно и тому подобное, нам пришлось бы дополнительно тратить на ввоз продовольствия порядка 15 миллиардов  долларов.

— Что значит дополнительно 15 миллиардов?

— К тому, что мы сегодня тратим на импорт. Это очень много, учитывая, что сальдо внешней торговли товарами и услугами в текущем году, полагаю, не превысит миллиарда  долларов. Более того, ставка на собственное сельское хозяйство вывела агропродовольственный комплекс в число лидеров по экспорту. На сельскохозяйственные товары приходится более 15 процентов в структуре зарубежных продаж. 

Но выгоды развития сельского хозяйства не только в этом. Мы должны понимать: население Земли растет в два раза быстрее, чем увеличивается производство продовольствия. Да, сегодня можно сказать, что нет дефицита продуктов питания благодаря развитию технологий, изменению в структуре питания. 

Но это пока. Плодородных земель в расчете на душу населения земного шара становится все меньше. И резервов вовлечения новых угодий почти нет, даже с учетом тренда глобального потепления, которое не только способствует продвижению сельского хозяйства на север, но и во многом дестабилизирует аграрное производство. Есть немного в России, Канаде, Бразилии, но это мизер в сравнении с потребностью, чтобы в достатке кормить людей. Истощаются и пищевые ресурсы Мирового океана. 

Поэтому Беларусь, располагая достаточными природными ресурсами, должна обеспечивать свою продовольственную безопасность. Лучший, эффективный способ для этого — производить продовольствие на своей территории, получая не только прямую выгоду, но и ряд сопряженных эффектов. 

Так, ведение сельского хозяйства обеспечивает поддержание социального, санитарно-гигиенического благополучия, содержание территории в порядке. Во многих случаях альтернативы занятости для проживающих на селе людей нет. Мобилизовать сельчан для развития других производств в белорусских условиях по сравнению, например, с европейскими более сложно, потому что плотность населения у нас в три раза меньше, чем, скажем, в Германии. Ликвидация сельского хозяйства привела бы к запустению сельских территорий, а это не лучшим образом скажется на туристической привлекательности, развитии инфраструктурной сети страны.

Также немаловажно, что национальное производство поддается контролю с точки зрения обеспечения безопасности и качества товаров. В целом то, как питается население, указывает на степень экономического развития страны. 

Да, в подсчетах выгод не стоит думать, что при отказе от собственного производства цены импорта сохранятся. Во многих случаях дешево купить за рубежом можно, имея в качестве альтернативы собственное производство. Причем это касается не только продовольствия, но и других товаров – комбайнов, тракторов, автомобилей, удобрений.

— Недаром и Россия спохватилась после 2014 года, начав довольно серьезную поддержку своего АПК. И за довольно короткий срок по некоторым  видам продуктов питания обеспечивает внутренний рынок практически на 100 процентов.  

— А ведь еще не так давно Россия зависела от импорта небезызвестных «ножек Буша», а сейчас является крупнейшим мировым поставщиком пшеницы и ставит задачу выйти в мировые лидеры по сельскому хозяйству в целом. Так, в Белгородской области производство мяса птицы в 2016 году достигло порядка 800 тысяч тонн, тогда как в 1997-м  находилось на уровне 13 тысяч тонн. Этих объемов достаточно, чтобы полностью обеспечить города Москву и Санкт-Петербург. В отношении России оценку эффективности собственного производства следует вести также с учетом вероятности использования по отношению к ней так называемого «продовольственного оружия».

— Производство сельхозпродукции растет, увеличивается и экспорт. Но мы с трудом пробиваемся на различные рынки, диверсифицируем продажи продовольствия, стучимся во все регионы мира, чтобы продать то, что сегодня производим с избытком. Есть ли экономическая целесообразность производить значительно больше сельхозпродукции, чем сейчас? 

— Думаю, с учетом тенденций на российском рынке, в данный момент —  нет. Но необходимо сохранять потенциал, обеспечивать себя на внутреннем рынке по максимуму теми видами продукции, которыми можем: мясом, молоком, зерном, овощами и так далее. И при этом мы должны понимать, высокая конкурентоспособность на глобальных рынках реальна только по небольшому числу товаров. Молоко — это наш товар. Однако успеха в экспортных продажах можно добиться, только если мы будем предлагать продукт с уникальными характеристиками и безупречным качеством.

— Валерий Иванович, вы несколько лет работали в ЕЭК. Ситуацию знаете, как говорится, изнутри. С вашей точки зрения, России выгодно импортировать именно белорусскую продукцию?  В чем на самом деле причины разногласий?

— По большому счету, в нынешних условиях для России выгодны поставки из Беларуси. Это дополнительная конкурентная база, восполнение недостатка в условиях торговых ограничений в отношении других крупных поставщиков. Наконец, Беларусь стабильно находится на верхних строчках рейтинга импортеров российских товаров. И нам, чтобы что-то покупать, необходимо продавать товары российским потребителям. Евразийский союз создавался для обеспечения преференциального взаимодействия его участников в экономической сфере. Фактором разногласий служит, к сожалению,  недостаточная скоординированность позиции по импорту продукции из стран, в отношении которых Россия ввела торговые ограничения в ответ на экономические санкции.

Мы слышим прямые или завуалированные упреки в том, что на белорусском участке внешней границы ЕАЭС сформировалась брешь, через которую в Россию попадают запрещенные к ввозу товары. Но это не так. И таможенная служба Беларуси, и правоохранительные органы ведут работу по пресечению такой деятельности. Данные о ее результатах достаточно освещаются средствами массовой информации. Вместе с тем отдельные случаи неправомерного ввоза санкционных товаров, безусловно, возможны.

Однако наши молокоперерабатывающие предприятия уж точно нельзя упрекнуть в нарушении санкций, но именно они попадают под удар. И если это повод, хотя ни одно официальное лицо, безусловно, не признает такой подоплеки претензий к нашим поставщикам сельхозтоваров, то «наказание» непричастных – не лучшая практика.

Очевидно также, что «принципиальные» действия Россельхознадзора направлены на ограничение попадания конкурентной белорусской продукции на рынок России с целью благоприятствовать местным производителям. В России ситуация с безопасностью и качеством производимого молока уж точно не лучше, чем в Беларуси. 

Доходит иногда до абсурда. К примеру, известное ОАО «Витебская бройлерная птицефабрика» на международной выставке «Продэкспо-2017» в Москве получило почетный приз Россельхознадзора «Лучшее предприятие-2017» за высокое качество выпускаемой продукции, при этом полтора года его продукция не допускалась на рынок России «за нарушение показателей безопасности».

Это, безусловно, не значит, что в нашем АПК нет «слабых звеньев» и напрочь отсутствуют проблемы. В том числе и с качеством. Их необходимо решать. Работа в этом направлении никогда не прекращалась. Однако и в других государствах ЕАЭС, в том числе в России, также есть проблемы с эффективностью  отраслей агропромышленного комплекса. Наши страны вполне могут работать вместе по согласованному развитию производственного и рыночного потенциала, повышению безопасности и качества продовольствия.

— Валерий Иванович, благодарю за интересный разговор.

germanovich@sb.by

Фото БЕЛТА


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.1
Загрузка...