Минск
+9 oC
USD: 2.58
EUR: 2.84

Дипломная «под ключ»

Покупатели «авторских» работ рискуют получить набор интернет–штампов

Покупатели «авторских» работ рискуют получить набор интернет–штампов


У будущих выпускников вузов горячие деньки: не за горами защита дипломных. День–деньской корпеть в библиотеке, когда за окном солнышко, — занятие, что и говорить, требующее выдержки. А если ты заочник, тратить законные выходные на глотание книжной пыли и вовсе испытание не для слабых духом. Словом, у многочисленных фирм, оказывающих «помощь в написании письменных работ», — урожайная пора. В обмен на кругленькую сумму разгоряченные наплывом клиентов менеджеры обещают стопроцентный эксклюзив — никакого Интернета. Причем в рекордно короткие сроки. Гарантии качества? Как правило, устный договор. Что стоит его нарушить? Для фирмы — ничего. А вот заказчик расплачивается потрепанными нервами, выброшенными на ветер деньгами и впустую потраченными годами учебы...


«Научный» брак


Татьяне, пятикурснице одного из минских вузов, можно только посочувствовать: в результате визита к продавцам научных знаний девушка осталась без 275 тысяч и без дипломной. Обивать порог фирмы, сбывшей ей под видом авторской работы интернетный «клон», она уже устала.


— Семью, работу и учебу совмещать трудно: рассчитывала сэкономить время, — жалуется заочница, заглянувшая в редакцию после очередной неудачной попытки вернуть потраченные на «научный брак» деньги. — До сдачи дипломной руководителю меньше месяца, а вместо основательного исследования — набор бессвязных абзацев.


Тема дипломной: «Беларусь — правовое государство». Примеры — про Гонконг и Таиланд. Ни слова о национальном законодательстве. Весь текст — коллаж материалов с сайтов, с которых такую чушь можно скачать совершенно бесплатно. На переделку (причем результат с первого раза не гарантируется) уйдут время и деньги. Вторая, третья и т.д. «работы над ошибками» — за дополнительный гонорар.


Как получить обратно 275 тысяч, дипломница не знает. Оставить запись в книге замечаний и предложений? Не тут–то было. В ответ на требование выдать «жалобную» книгу администратор предупредил посетительницу: «Испортите нам репутацию, объяснение вышлем на адрес вуза». В одном из обществ потребителей девушке сказали откровенно: раз нет письменного договора, доказать несостоятельность позиции оппонентов не получится. Кстати, а предусмотрен ли вообще заверенный автографами сторон документ об оказании столь специфических услуг? И насколько охотно под ним готовы подписаться заказчики и исполнители?


Иду по стопам Татьяны. Но вдруг фирма, надувшая студентку, больше себя не пиарит? По словам заочницы, есть и другие недовольные клиенты. Открываю свежий номер рекламной газеты — объявление на месте. Значит, организаторы «образовательного» бизнеса чувствуют себя вполне уверенно. Звоню.


— Тема — «Особенности функционирования рынка ценных бумаг в Беларуси». Срок — две недели, — ставлю перед исполнителями задачу, на мой взгляд, абсолютно нереальную.


— Справимся. Единственный нюанс — 50 процентов предоплаты за сложность темы.


— Авторский подход гарантирован?


— Конечно. Если руководитель вам скажет: «Плагиат» — не верьте, потребуйте ссылку на конкретный источник, — угадывает мой следующий вопрос собеседница. — Наши авторы — проверенные люди.


— Ну а как оформим заказ?


— ? — вопрос явно застает девушку–менеджера врасплох. — Ну... можем составить тематическое задание (план), которое подпишут обе стороны.


— В двух экземплярах?


— Вообще–то это наш внутренний документ, но если вы настаиваете... — в голосе менеджера появляются ледяные нотки.


Кстати, Татьяна оформить соглашение сторон письменно не потребовала, ей и не предложили...


Растяжимое понятие


Не так давно «СБ» писала о другой «образовательной» истории. Отчисленная за неуспеваемость студентка разрекламировала себя в Интернете как «опытного автора» курсовых. Клюнувшего на приманку заочника чуть удар не хватил, когда он узнал, что отдал 72 тысячи рублей за пустой диск. С правовой точки зрения тут все понятно: мошенничество чистой воды. Вдобавок, если еще найдутся жертвы, подпольную авторшу вполне можно обвинить в незаконной предпринимательской деятельности. Но случай с Татьяной под статью не подведешь. У фирмы — официальный статус. Формально работа выполнена. Вроде все законно. Любопытно все же, как именуется вид деятельности таких «просветительских центров»? Выясняю: «прочее образование для взрослых и прочее образование, не включенное в другие группировки». Что под этим подразумевается? Да что угодно, хоть обучение манерам новозеландских туземцев. Понятие «прочее» — весьма растяжимое. Кто–нибудь вообще задумывался, какой ерундой можно забивать головы людей, действуя под такой «видовой» вывеской?


— Вопрос торговли дипломами, курсовыми и диссертациями действительно не урегулирован, — указывает на слабое звено заместитель начальника управления защиты прав потребителей и контроля за рекламой Министерства торговли Ольга Кравцова. — Упомянутый вид деятельности не предусматривает наличия письменного типового договора, где должны быть перечислены обстоятельства сделки. Достаточно устных договоренностей. В лучшем случае фирма может вывесить перечень условий оказания своих услуг.


Как в прачечной или обувной мастерской? Напомним, в регистрационных документах штамповщиков шаблонных дипломных и курсовых есть слово «образование». Выходит, образовательный процесс приравнен к смене набоек на каблуках?


Кроме всего прочего, торговцы научными клише грешат недостоверной рекламой. Как правило, в объявлениях речь идет лишь о «помощи в написании и оформлении». В действительности дипломнику обещают сдать работу «под ключ». Налицо нарушение рекламного законодательства. Конвейер вместо индивидуального подхода (уточнение «авторские работы» присутствует в каждом рекламном модуле) — обман потребителя. Кстати, в ближайшее время специалисты министерства намерены провести серьезную проверку массового производства научных работ.


Плагиату — красный свет


Чаще всего клиентами продавцов трафаретов становятся студенты гуманитарных факультетов. Если в основе работ по естественным дисциплинам лежат экспериментальные данные (чужой результат сложно выдать за свой), гуманитарии должны продемонстрировать полет абстрактной мысли. Почему бы ее и не позаимствовать?


Впрочем, вузы постепенно активизируют борьбу с плагиатчиками. Например, студенты экономического факультета БГУ к рекламе «дипломная на заказ» равнодушны. Знают, что суррогат не проскочит: на кафедрах внедрена компьютерная программа «Антиплагиат».


— Дипломные принимаются только в электронном виде, — рассказывает о ноу–хау декан факультета Михаил Ковалев. — Работы проходят проверку на «вирус заимствования». «Интернетчина» к защите не допускается. Кроме того, наши преподаватели прекрасно знакомы со всеми сетевыми ресурсами, с которых скачиваются трафареты. И наконец, важно грамотно сформулировать тему — так, чтобы выводы опирались на самую новейшую статистику и звучали неожиданным образом. Например, работу «Сравнительный анализ экономик Беларуси и Украины», поверьте, списать просто неоткуда. Если, скажем, в прошлом году требовалось исследовать финансовое состояние каких–то банков, в следующем задание необходимо изменить и предложить изучить их конкурентоспособность.


Рассмотрим вариант не распространенный, но чисто теоретически вполне возможный: «заказная» дипломная выполнена блестяще, ни грамма плагиата.


— Шансов на успешную защиту все равно мало, — не сдается Михаил Ковалев. — Ленивый студент не станет себя утруждать запоминанием материала. Но даже если работа вызубрена от первой до последней буквы, три дополнительных вопроса — и опытному преподавателю все ясно: человек защищает свой труд или чужой...


Сегодня продается и покупается что угодно: и дипломные, и даже дипломы. Второе — уголовно наказуемое деяние. Первое, увы, — легальный бизнес. Хотя липовый дипломник — явление ничуть не менее опасное, нежели фальшивый диплом. И в том и в другом случае знаниям «специалиста» — грош цена.

 

Фото Александра РУЖЕЧКА, "СБ".

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...