Реальная дипломатия

Встреча президентов Беларуси, России, Украины, Казахстана с участием представителей Европейского союза - в центре общественного внимания

Политологи делятся мнениями о решениях, которые могут быть приняты на встрече в Минске по украинскому кризису

Предстоящая в Минске встреча президентов Беларуси, России, Украины, Казахстана с участием представителей Европейского союза - в центре общественного внимания. И хотя само мероприятие состоится только на следующей неделе, уже сегодня повестка дня, возможные результаты и договоренности активно обсуждаются в информационном поле. Самое главное - инициатива Минска заставила многих переосмыслить привычные шаблоны о безысходности украинского кризиса. То, что раньше представлялось невозможным, сегодня считается реально достижимым.


"У нас есть шанс перейти к реальной дорожной карте выхода из войны в мирный процесс". Так оценил ожидания Украины от предстоящей встречи в Минске заместитель главы администрации президента Украины Валерий Чалый. Сразу же после анонсирования этой встречи он рассказал на брифинге для журналистов, что следующие недели будут определяющими для понимания пути выхода из войны. 

"С этой встречи может начаться реальный переговорный процесс, который в Минске не завершится, но положит старт", - спрогнозировал высокий киевский чиновник. Разделяют ли эти надежды представители политикума как в самой Украине, так и в соседних странах? Мы попросили поделиться своим мнением авторитетных российских, белорусских, украинских политологов. Какое значение имеет сам факт встречи в Минске и какие могут быть ее результаты?


Федор ЛУКЬЯНОВ, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике":

- Тот факт, что старт новому переговорному формату по украинскому кризису дан в Минске, имеет значение. Потому что Минск находится в идеальной позиции в поиске решений по этому чудовищно сложному вопросу. С одной стороны, близкий союзник России, весьма лояльный, имеющий с Москвой спокойные и деловые отношения и в то же время не во всем разделяющий отношение России к Украине. С другой - Минск имеет ровные и конструктивные связи с Киевом. Это, несомненно, большой актив. Стран, которые претендовали бы на нейтральную позицию, не очень много. И появление такого участника переговоров в сегодняшней ситуации очень полезно. Это не дает гарантированного успеха, но создает дополнительные возможности.

Что же касается возможных договоренностей, то надо понимать, что специфика нынешнего конфликта уникальна. Здесь не работает принцип - сначала остановить боевые действия, а потом договариваться. Боевые действия на фронте и политические переговоры не противоречат, а дополняют друг друга, стороны пытаются переломить ситуацию военным путем, чтобы усилить свои позиции на переговорах. Поэтому невозможно решать вопросы по отдельности. И прекращение боевых действий, и экономические споры, и баланс сил участников возможно разрешить только в одном общем пакете. Поэтому надо сначала выработать схему договоренностей, а затем на их основе двигаться к компромиссу. Чтобы согласовать пакетные договоренности, сторонам необходимо приложить суперусилия. И если это удастся сделать в Минске, это будет большим успехом. 

Впрочем, Минск в любом случае набирает политические очки. И если говорить прямо, то здесь присутствует большое политическое мастерство белорусского лидера. Считалось, что в Европе это персона нон грата, а тут оказалось, что к нему едут европейские комиссары, чтобы восстанавливать отношения.


Денис МЕЛЬЯНЦОВ, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований: 

- Саму возможность переговоров в Минске с участием высоких европейских чиновников можно считать настоящей сенсацией. Ведь страна, находящаяся под санкциями ЕС и США и считающаяся в западных СМИ "последней диктатурой Европы", сегодня становится центром, где решаются проблемы мировой политики. Безусловно, это событие способствует повышению международного престижа Беларуси и одним из его итогов может стать улучшение политических отношений с Брюсселем и Вашингтоном. Тем более что Беларусь не просто предоставляет свою территорию для встречи на высшем уровне, а непосредственно в ней участвует. Почему вообще Минск был выбран в качестве места переговоров?

Во-первых, Беларусь продемонстрировала наибольший нейтралитет по отношению к украинскому кризису из всех соседних стран. Это отметили и европейские, и американские дипломаты и политики.

Во-вторых, в условиях взаимных санкций Президент России не может себе позволить ехать на переговоры в европейские страны, присоединившиеся к санкциям.

В-третьих, именно украинское руководство, вероятно, предложило Минск в качестве площадки для переговоров, в качестве благодарности за позицию Беларуси в ходе кризиса. И Брюссель с Вашингтоном согласились на такой вариант.

В четвертых, с прошлого года идет процесс постепенного налаживания отношений с США и ЕС, что также содействует благожелательному отношению этих мировых игроков к посредническим действиям Беларуси.

И последнее. Несмотря на то что белорусское руководство всячески избегает термина "посредник", воспринимая его как нечто не вполне позитивное и предпочитая термин "переговорная площадка", то, чем оно сейчас занимается, в международной практике (начиная от челночной дипломатии после Майдана и заканчивая многосторонними переговорами в Минске на высшем уровне) как раз и является посредничеством. И этого нет оснований стыдиться.


Михаил ПОГРЕБИНСКИЙ, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии:

- Сам факт встречи высокого уровня, да еще в таком антураже - ЕС и Таможенный союз, - означает наличие серьезной повестки дня, предварительно согласованной. И есть надежда, что в Минске будет пусть не немедленный, но результат. Прежде всего, на мой взгляд, должна быть долговременная договоренность о прекращении огня. И уже при реализованной договоренности о прекращении огня далее должна идти речь о предоставлении гуманитарной помощи, причем это должна быть помощь не только от России, но и международная поддержка. Это первая задача, которую надо решать, причем уже давно.

Если говорить о дальнейших шагах по дорожной карте, то, на мой взгляд, они должны быть примерно такими. На фоне прекращения огня собираются группы, представляющие позиции Киева и Донецка - Луганска, ищут компромиссы по части полномочий регионов, а также о том, каким образом эти полномочия будут гарантированы в будущей Конституции Украины. Сегодня, когда есть добрая воля, есть как бы опека со стороны Европейского союза и Таможенного союза, появляется надежда, что эти группы действительно будут работать в режиме компромиссных решений. 

Я хотел бы добавить, что вряд ли б все это было возможно, если бы полгода назад Президент Лукашенко не принял единственно правильное решение. В ситуации, когда Запад занял прокиевскую позицию, а Россия - продонецкую, он стал реальным медиатором, переговорщиком и дал шанс тому, чтобы сесть за стол переговоров для урегулирования кризиса.



ОДНИМ АБЗАЦЕМ

Украинский политолог, директор Центра евразийских исследований Владимир КОРНИЛОВ:

- Сам повод встречи в Минске показателен. Европа и Киев долго рассказывали, что вопрос заключения соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС - это дело, которое никого больше не касается. Но теперь, когда все уже как бы подписано, и в Брюсселе, и особенно в Киеве пришли к пониманию, что, какие бы соглашения ни подписывались, украинскую экономику в условиях торговой войны с РФ и Таможенным союзом ожидает полный крах.

Руководитель российского Центра политической конъюнктуры Алексей ЧЕСНАКОВ:

- Предметом переговоров на саммите в Минске должен стать наиболее эффективный способ давления на воюющие стороны с целью прекращения огня, для этого участникам встречи стоит избегать жестких предварительных условий о статусе Донецкой и Луганской республик. Сначала нужно найти военное решение - прекратить огонь, отвести боевые части от городов, обеспечить безопасность мирных граждан и, возможно, содействовать возвращению беженцев. 

Руководитель Аналитического центра EcooM политолог Сергей МУСИЕНКО: 

- Сейчас идет обмен санкциями между Россией и Евросоюзом на украинской тематике. И в России, и в ЕС понимают, что это надо останавливать. Для нас это тоже небезразлично, потому что мы сталкиваемся с различными аспектами этих санкционных шагов. Мы на острие этой тематики. Эти вопросы надо снимать. Безусловно, Минск должен стать в день встречи и площадкой для переговоров между президентами России и Украины. 

romanova@sb.by

Фото Александра Ружечки.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?