Династия Ельских

Непотерянные поколения
Непотерянные поколения

Торжества по поводу 500–летия династии Ельских недавно прошли в Донецке. Но могли бы состояться и в Беларуси, в Дудичах–Дудутках или Лядах, в польском Радоме, где в местном музее работают знатоки живописи Эвелина и Анджей Ельские. А также в России, Литве, Германии, Франции. Род Ельских укоренился по всей Европе. Но его наиболее известные представители родились на белорусской земле. В Донецке же работает один из активнейших представителей семейного клана — профессор Виктор Ельский. Он чтит память своего прадеда Константина Ельского, уроженца имения Ляды бывшего Игуменского уезда (ныне Червенский район), и нередко навещает Беларусь.

Ельские герба «Пелеш»

На белорусской земле род Ельских известен с ХVI века — шляхта среднего достатка, гнездились они на Минщине и Пинщине. Уже в ХVIII веке среди Ельских появились таланты. Скульптор Кароль создал изваяния в Заславле, Цепре около Клецка, в Кухтичах на Узденщине, украсил Виленский кафедральный собор и костел бернардинцев в Троках. По стопам отца пошли и сыновья. Ян исполнил фигуры пророков Иеремии и Исайи для главного алтаря знаменитого костела Святых Петра и Павла в Вильно. О Казимире будет подробно рассказано ниже. Наиболее же прославили свой род белорусские Ельские, Александр, Казимир, Константин и Михал, в следующем, ХIХ веке.

Писатель, собиратель

Начать следует с Александра Ельского (1834 — 1916). И не только исходя из алфавитного принципа. Он много сделал для белорусской культуры — как поэт и переводчик, историограф и этнограф, коллекционер и краевед, член Академии наук в Кракове. Родился Александр в Дудичах, жил в двух километрах от них, в Замостье нынешнего Пуховичского района. Что касается его назидательно–описательных поэм («Сынок!», «Выбiраймася ў прочкi!», «Слова аб праклятай гарэлiцы i аб жыццi i смерцi п’янiцы», «Гутарка аб том, якая мае быць «Зямля i воля» сельскаму народу») и стихотворений, они, скажем прямо, имеют сегодня только историческое значение. Значительно большую ценность и для своего, и для нашего времени являют насыщенные фактами исследования А.Ельского «О белорусском говоре», «Словечко о материалах для изучения белорусского говора, этнографии и литературы», двухтомный «Очерк истории местного хозяйства в сопоставлении с народными обычаями от первобытных до последних времен» (по существу, история отечественной экономики), «Адам Мицкевич в Беларуси», «Исторические сведения о радзивилловской ткацкой фабрике поясов в Слуцке», «Словечко о старом Заславле», другие исследовательские работы. Сюда следует добавить около 10 тысяч (!) статей в самых различных географических справочниках и энциклопедиях. Поэтому их автора сегодня называют первым белорусским энциклопедистом.

А.Ельский был страстным собирателем редких книг, автографов (свыше двух тысяч) знаменитых людей, произведений живописи (среди них — оригинальный Рембрандт) и декоративно–прикладного искусства. Создал в Замостье богатый музей, куда, между прочим, попали и экспонаты из сундука его родственника Винцента Дунина–Марцинкевича. В свое время мне посчастливилось найти в Варшаве «Книгу для записи лиц, которые осматривают собрания в Замостье, начатую в 1882 году». Кого только не оказалось среди посетителей! Записи сделаны на белорусском (есть стихотворные), русском, польском, немецком, французском и даже датском языках. Однако после смерти писателя все коллекции этого музея вывезли в Краков, Варшаву и Вильно, в Минске осталось совсем немногое.

Скрипач, композитор

На ином поприще, музыкальном, снискал себе славу старший брат Александра виртуоз–скрипач Михал Ельский (1831 — 1904). Он также родился в Дудичах и остался там жить. Успешно концертировал не только у себя на родине, но и в Германии, Польше. Написал свыше 100 музыкальных произведений. Некоторые опубликованы в сборнике, вышедшем в Киеве в 1852 году. Собирал и использовал народные мелодии. В рукописи осталась его работа «Народные танцы Минской губернии». Произведения М.Ельского часто исполняются в наше время. Звучали они и на недавнем фестивале, посвященном музыке дворянских усадеб.

Скульптор, педагог

Из тех же Дудичей родом и Казимир Ельский (1782 — 1867), сын уже упомянутого Кароля. Образование он получил в Виленском университете и Петербургской академии художеств. Автор скульптурных портретов местных ученых и художников, барельефов «Смерть Барбары Радзивилл», «Триумф Александра — в честь Парижского конгресса 1856 г.». Созданные им статуи и бюсты по сей день украшают Вильнюсский кафедральный собор и Вильнюсский университет. В 1811 году К.Ельский возглавил кафедру скульптуры на факультете живописи, скульптуры и архитектуры Виленского университета. Его ученики заняли видное место в художественной жизни Литвы и Беларуси.

Путешественник, исследователь

Очевидно, большее внимание, чем Александру, Михалу и Казимиру, следует уделить сыну Михала — Константину Ельскому. Если первые три личности в Беларуси уже достаточно известны (Александр «дождался» однотомника в издательстве «Беларускi кнiгазбор»; хорошо исследовано наследие Михала, его именем назван Международный конкурс струнной музыки в Минске; скульптурные изваяния Казимира представлены в различных альбомах), то имя Константина больше на слуху в Польше и Украине, чем на родине. К тому же 17 февраля исполнилось 170 лет со дня его рождения.

Биолог, географ и геолог Константин Ельский (1837 — 1896) как профессор руководил в Киеве университетским кабинетом зоологии. Молодой ученый чуть ли не первым в Российской державе стал сторонником эволюционной теории развития природы Дарвина. Но его научная и педагогическая карьера прервалась событиями 1863 года, за участие в подготовке которых Константину угрожала каторга или ссылка. Пришлось ему через Бессарабию и Турцию добираться до Франции, а потом «по бесплатному билету самого низкого класса» плыть на военно–транспортном фрегате «Амазонка» до южноамериканской Гвианы.

В августе 1865 года фрегат прибыл в Кайену, торговый и административный центр французской Гвианы. Там в больничной аптеке Ельский работал помощником фармацевта за незначительную плату. В свободное время исследовал тропические джунгли, где находил и описывал растения, насекомых, птиц. Препарированные чучела отсылались в музеи Европы. Ельский первым описал многие виды растений и животных, а один из видов лавра даже назван именем первооткрывателя. Из Гвианы исследователь отправился через Боливию в Перу, где пробыл целых десять лет. Но в отличие от другого нашего соотечественника, Игнатия Домейко, ставшего в те же годы национальным героем Чили, Ельский не смог обобщить свои открытия — на его материале это сделали другие. Закончить запись воспоминаний помешала болезнь. Но все же некоторые из них напечатаны в книге путешественника «Популярно–природоведческий рассказ о пребывании во французской Гвиане и частично в Перу», изданной на польском языке в Кракове, правда, уже посмертно. У меня, естественно, нет возможности пересказать здесь содержание этой научно–приключенческой работы (надеюсь, ее у нас переведут). Однако кое о чем не могу не упомянуть. Ельского очень огорчало, что индейцев становится все меньше, что они не выдерживают столкновений с некоторыми проявлениями европейской цивилизации и, конечно, с жадными купцами, спаивавшими их водкой в качестве платы за драгоценности. Туземцы помогали Константину охотиться на акул и черепах, сопровождали во время многочисленных походов по джунглям. Они уважали бесплатно лечившего их «доброго белого».

В пожилом возрасте Ельский переехал в Краков, откуда отправлялся в экспедиции в Бретань и Далмацию. Буквально за несколько дней до смерти он еще работал над учебником по зоологии.

Украинская ветвь рода

После эмиграции Константина в Киеве остался его сын Ян (1862 — 1930). Мать отдала мальчика на воспитание родственникам в Пинск. Там он окончил школу, работал преподавателем. Потом вернулся в Украину, служил на железной дороге. Как реликвию хранил привезенное из–под Минска фортепьяно деда Михала. У Яна было шестеро детей, среди них — София Ельская (1897 — 1962), ученица всемирно известного генетика Николая Вавилова, в годы немецкой оккупации — участница подпольного движения. С.Ельская — мать ныне здравствующего Виктора Ельского, члена–корреспондента Академии медицинских наук Украины. В Донецке недавно состоялась международная конференция «Ельские вчера и сегодня (500–летие рода Ельских герба «Пелеш»)». Там прозвучали и три белорусских доклада. Изданные книгой и любезно присланные мне Виктором Николаевичем материалы конференции позволят в будущем пополнить белорусские энциклопедии еще несколькими именами Ельских. Это прежде всего маршалок пинской шляхты Лукаш Ельский (ХVII век), заключивший в 1657 году «вечный и нерушимый мир» с Богданом Хмельницким и получивший от него «Универсал» о правах и привилегиях. А также выдающийся агроном, выводивший новые сорта роз, общественный деятель и коллекционер Вильгельм Ельский (1867 — 1917). Создал в своем имении Игнатичи (теперь Калинино Пуховичского района) прекрасную картинную галерею, в которой насчитывалось около ста произведений живописи и столько же гравюр. Кстати, Вильгельм Ельский, кажется, первым из белорусов посетил лужицких сербов и описал свои впечатления в книге, изданной в 1892 году в Варшаве.

...Семейство Ельских, где Виктор Николаевич представляет 13–е поколение, продолжает свое развитие. Присланная книга завершается краткими рассуждениями 16–летнего Яна. А это уже 15–е поколение. Внук ученого мечтает стать биологом или медиком, как и многие представители этого белорусско–украинско–польского, а по существу — европейского рода.

На снимке: Виктор Ельский говорит о своей матери.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Ihar Melnikau, Минск
Упомянутая в статье работа Александр Ельского «Очерк истории местного хозяйства в сопоставлении с народными обычаями от первобытных до последних времен» действительно, стала одной из первых глубоких, аналитических работ по экономической истории Беларуси. В свое время я активно работал над изучением польской историографии социально-экономической истории Беларуси во второй половине XIX - нач. XX века. Так вот,  многие знаменитые польские историки того времени обращались к исследованиям Ельского, использовали данные приведенные в его монографии. К сожалению, до недавнего времени, имя этого ученого было мало известно белорусским историкам. А между тем, именно он стоял у истоков изучения экономической истории нашей страны.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?