Диагноз болезни - бедность и стресс

"Я еще молодой министр", - шутливо говорит о себе Владислав Остапенко, новый руководитель белорусского здравоохранения.
"Я еще молодой министр", - шутливо говорит о себе Владислав Остапенко, новый руководитель белорусского здравоохранения. В должности он всего второй месяц и то и дело оговаривается: "Я как директор..." Владислав Алексеевич действительно был в свое время директором двух клинических научно-исследовательских институтов, один из которых он с коллегами создал практически с нуля. Поэтому проблемы здравоохранения Владислав Остапенко видит и как ученый, профессор, доктор медицинских наук, и как практикующий врач.

- Я ведь не предполагал, что стану министром. Хотя в свое время мы с друзьями много шутили на тему "Если бы начальником был я" - помните, была такая рубрика в "Литературной газете"? Вот и дошутился... Поэтому мне и легко, и тяжело. Легко потому, что я службу знаю. А тяжело потому, что я ее - понимаю, мне легко в ситуации ориентироваться, но тяжело решать вопросы. В свое время я работал и фтизиатром, и хирургом, и в реанимации, и организатором здравоохранения. Был недавно по делам в Борисовской больнице, а меня спрашивают: вы помните, как к нам приезжали 17 лет назад и оперировали на этом самом столе? С одной стороны, знать, что тебя помнят, приятно, с другой - очень ответственно. Именно в этом мое "нефункционерство".

- Владислав Алексеевич, сейчас часто говорят о здравоохранении как о бедной отрасли, которая не в состоянии лечить на уровне мировых стандартов. Мол, государство выделяет на здоровье каждого из нас лишь 50 тысяч рублей в год.

Мол, хоть у нас вдвое больше врачей на 100 тысяч населения, чем в Англии, до 60 лет доживает людей в два раза меньше...

- Медицина десятилетней давности и сегодняшняя - просто небо и земля. Я помню времена, когда УЗИ-аппараты стояли только в чернобыльской зоне, сейчас же это - принадлежность почти каждой поликлиники. В общем-то мы даже богатые, прежде всего трудом людей. Но слишком много денег уходит на выполнение врачами несвойственных им функций, на отопление огромных коридоров больниц. И потом, медицина - отрасль бюджетная, затратная. Даже в богатой и благополучной до недавнего времени Америке тому, кто рассчитывает на деньги из бюджета, никогда их не хватает. Я хочу, чтобы все, и прежде всего сами врачи, понимали: это деньги людей, их надо расходовать экономно, разумно. Вот, например, лежат у меня на столе протоколы лечения. Прекрасная работа, над ней трудились большие коллективы, все предусмотрели, но только с точки зрения, чтобы вылечить больного, а вот сколько стоит лечение в каждом конкретном случае - не предусмотрено даже графы. На этот вопрос не ответит сегодня ни один главврач. В лучшем случае скажет, сколько стоит у него одна койка в день, но ведь это все равно что выводить среднюю температуру по больнице! Я за то, чтобы и пациенту сообщали, во сколько обходится государству его лечение. Тогда будет меньше разговоров, что "нас не лечат или лечат из рук вон плохо".

- Значит ли это, что скоро людям придется считать деньги на лечение и в своем собственном кармане?

- Здравоохранение изначально небесплатное, потому что, как вы знаете, бесплатный сыр бывает известно где. Почему, скажем, для эксперимента в здравоохранении была выбрана именно Витебская область? Поставы, Лепель, Миоры - это же Северо-Западная Беларусь, где люди, я считаю, более подготовлены к переменам. Там еще помнят, что для того, чтобы прооперировать грыжу, нужно было продать свинью, а чтобы прооперировать желудок - корову... Мы действительно собираемся расширить список платных услуг. Например, настаивает человек на обследовании, которое ему не показано, - пусть платит. Или совсем недавний пример. Проводил я прием граждан в Брагинском районе, и пришел больной человек с жалобой: не дают в аптеке лекарства! Что оказалось? Тот препарат, который необходим по жизненным показаниям, государство человеку предоставляет, а другой (кстати, очень недешевый), профилактической направленности, который не помешает в определенные периоды жизни даже здоровому, - нет. И государство правильно делает: всех желающих бесплатными рецептами на такие препараты мы просто не обеспечим. Их надо рекомендовать, а покупать или не покупать - пусть каждый решает сам. Или вот еще интересный вопрос. Подсчитано, что в среднем белорус обращается в поликлинику 10 раз в год. Вот вы когда в последний раз там были?

- Не помню, кажется, в прошлом году.

- И я не помню. И это плохо, неправильно. Но, с другой стороны, получается, что мы с вами, так сказать, отдали свою квоту и кто-то имел право сходить к врачу 30 (!) раз. Очень многие ходят просто потому, что им нечем заняться. Причем, как правило, ходят к узким специалистам, а в результате к ним не попасть больному, которому это необходимо. А возьмите с каждого человека по 100 рублей - не за лечение, а за посещение поликлиники - это же в масштабе страны получится 10 миллиардов рублей в год. Бюджет громадной больницы, между прочим. Но этой суммы, конечно, не наберется, потому что человек рассудит: зачем мне туда ходить за деньги без нужды? В государственной системе здравоохранения Великобритании лекарства тоже бесплатные, но выписка рецепта стоит денег. Если бы у нас каждый заплатил символическую сумму за бланк, даже за то количество пасты, которое выдавилось из стержня, то какой бы это был финансовый резерв! То есть на первый вопрос русского интеллигента: "Что делать?" - мы с коллегами ответ знаем, а вот "Как делать?" - еще не придумали. Нет пока рычага, точки опоры, чтобы оценить затраты, чтобы самим понять и показать людям, кто за что и сколько платит.

- Из года в год нам внушают, что акцент следует делать не на лечении, а на профилактике болезней, но для большинства людей это такое скучное понятие, что все пожелания медиков так и пропадают втуне.

- Вы правильно сказали: профилактика - это все-таки благое пожелание, из разряда "неплохо бы". Мой отец был летчиком, и я помню, как однажды его полк вернулся в часть после долгой отлучки и оказалось, что большинство личного состава потеряли форму, проще говоря, растолстели. Тогда командующий воздушной армией дал указание, чтобы в 6.15 все офицеры и члены их семей выстраивались на зарядку. Сначала, конечно, все стонали, а потом втянулись, через два месяца у отца уже спина болела, если он пропустил зарядку. Это было натуральное принуждение, но тем не менее очень эффективная мера. Когда заходит речь о здоровом образе жизни, мне часто возражают: мол, ходить в ледовый дворец или в бассейн сегодня дорого. А я спрашиваю: а тапочки лидского производства дорого стоят? Просто обойдите в них утром вокруг дома или пробегитесь. Но убеждение как воспитательный принцип само по себе малоэффективно, если же будет превалировать принуждение, сработает эффект запретного плода. Нужно искать между ними баланс, это я вам как ученый говорю.

- Многие врачи предлагают в связи с этим ввести второй паспорт - медицинский, где бы отмечались все прививки, данные осмотров, где бы сразу было видно, насколько человек следит за своим здоровьем.

- Идея хорошая, но ситуацию в корне она не изменит: несколько дополнительных листков не разовьют в человеке ответственность за собственное здоровье. Нас воспитали в убеждении, что болеть выгодно. В советские времена тебя все жалели, профком приходил навещать с апельсинами, оплачивали 100-процентный больничный, а если болел регулярно - то и путевку в санаторий в первую очередь предоставляли, и материальную помощь. Но жизнь изменилась, и теперь тому, кто работает на себя, болеть невыгодно. Например, в 9-й минской клинической больнице есть дневной стационар, работающий в две смены. Так вот, я обратил внимание, что в первую ходят в основном сотрудники государственных учреждений, работники же коммерческих структур лечатся во вторую смену - после работы. Жизнь заставляет их по-другому относиться и к работе, и к своему здоровью.

- В редакционной почте много писем с просьбой устроить на консультацию к тому или иному столичному специалисту. Оправданно ли мнение, будто в Минске лечат лучше, чем в регионах?

- К сожалению, это пока так. Мы обязательно будем менять эту сложившуюся практику, развивать медицину на периферии. С другой стороны, уже сам за себя говорит факт, что в списке, который мы направили для получения персональной президентской надбавки, из ста врачей большая половина - как раз представители регионов. В Гомеле появились отличные специалисты, которым бы лично я отдал своих пациентов. Кстати, первый раз я сопровождал Главу нашего государства в поездке именно по Могилевской области, где в свое время много работал, и именно в то отделение, куда рекомендовал минчанам ездить оперироваться - к Александру Рафаиловичу Гуревичу. Операции, которые он проводит, классно сделают и в столице. Но одно дело 3,5 тысячи операций за спиной и другое - 300. Есть разница?

- Предстоящие реформы в здравоохранении многие воспринимают как ущемление прав пациентов. Мол, сокращают койки в стационарах - значит, трудно будет попасть в больницу, вводят специальность семейного врача - значит, лечить будут хуже. Насколько оправданны эти опасения?

- В каком-то смысле мы идем на непопулярные меры. Но проводить мы их будем за счет отказа от бездумных, бесполезных, пустых процедур и более рационального использования кадрового потенциала. Скажем, почему у нас узкие специалисты по 2 часа в день тратят на профосмотры, когда этим может и должен заниматься средний персонал? Почему человек проводит в больнице 2 недели только для того, чтобы получать одну таблетку в день, хотя это спокойно можно делать на дневном стационаре? Почему участковый терапевт превратился в диспетчера, который только выписывает больничный и посылает в следующий кабинет? Сейчас уже нет практически ни одной специальности, которую бы не "закрывали" узкие специалисты: проблемы с давлением - иди к кардиологу, "с животом" - гастроэнтерологу, с руками-ногами - к хирургу или травматологу, с головой - к невропатологу и так далее. Между тем не в Америке и не в Англии, а еще в Российской империи придумали прообраз нынешнего семейного врача - земского врача. Он не состоял на службе у государства, его нанимали сами люди, и был он специалистом во всем: роды принимал, делал операции, лечил, если не справлялся - направлял на дополнительную консультацию. И главное, знал каждого пациента. У медиков есть такое выражение: хороший врач - это врач с широким клиническим мышлением. Это именно о семейных врачах, врачах общей практики. Лечить только ангину нельзя, нужно лечить больного. И потом семейный врач - тот самый специалист, который посоветует человеку не только как лечиться, но и как вообще не заболеть.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости