Источник: Союзное вече
Союзное вече

Детский айболит Давид

К лучшему детскому хирургу Красноярска Давиду Чубко везут маленьких пациентов из разных уголков страны

В кабинете заведующего хирургическим отделением Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства Давида Чубко полно игрушек и сувениров. На широком окне – плюшевый медведь ростом полметра, на шкафах – винтажный глобус и макет фрегата. А на рабочем столе – компьютер, аккуратная кипа бумаг и большой фикус. Уютно, тихо и очень спокойно.

Фото: Елена СЕРЕБРОВСКАЯ

Хозяин кабинета рассказывает – это подарки от родителей. Он дорожит ими, потому что за каждым – история ребенка. Он детский хирург, известный на всю страну врач. Его знают и за рубежом малыши и их родители, ведь он для многих – Волшебник Давид. Он делает сложнейшие операции крохам. А ведь с такими диагнозами еще не так давно не выживали… В Красноярском перинатальном центре рождаются детки весом даже полкило!

СЛУЧАЙ В БОЛЬНИЦЕ

– Чубко – это же не грузинская фамилия?

Давид улыбается:

– Нет, не грузинская. У меня прапрадедушка был из Полтавы. Приехал на Кавказ, увидел красавицу грузиночку и влюбился, так и пошел наш род Чубко. Мой дед разговаривал на украинском, был директором русской школы в моем родном городе Боржоми. А бабушка была завучем. Я там учился. В начале 1990-х школу закрыли. Мне было семнадцать лет, когда поехал в Красноярск поступать в мединститут.

– Выбор профессии ведь не случаен?

– Мама была анестезиологом и реаниматологом. Я многое повидал у нее в больнице. Запомнился один случай. В тринадцать лет я увидел маленького мальчика в инвалидной коляске. Сейчас-то я понимаю, что у него была дисплазия тазобедренного сустава. Родители безрезультатно возили его по врачам. Мальчишка попал в опытные руки ортопеда-ревматолога из нашей больницы. Тот за год поднял его на ноги. Я навсегда запомнил слезы радости на глазах отца. И загорелся – буду врачом. Чтобы приблизить мечту, в последнем классе школы устроился санитаром.

КРАСНОЯРСК НЕ ОТПУСТИЛ

Иногда пациенты Давида Чубко такие крохи, что умещаются у него на одной руке…
Фото: Краевой центр охраны материнства и детства
В Красноярский мед-институт поступил не сразу. На вступительных экзаменах не добрал одного балла. Нашел выход: год работал на кафедре микробиологии и учился на подготовительных курсах.

После института боевое крещение принял в отделении неотложной хирургии 20-й горбольницы. Давиду пришлось подрабатывать в травмпункте. И так – восемь лет на двух работах. В месяц по 16–18 суточных дежурств. Там он научился принимать решения в экстренных ситуациях.

Изматывающая работа плюс извечный квартирный вопрос, с которым столкнулась его молодая семья, – и в конце 2015-го появилось желание все бросить и вернуться в Грузию.

– Мы с женой, она тоже доктор, решили, что ничего нам тут не светит: ребенок родился, а квартиры нет. А в Грузии большой отцовский дом с садом, мне место в больнице обещали. Чемоданы начали собирать. И вдруг меня вызывают в краевой Минздрав. Думаю: натворил что-то. А мне министр говорит: «Будем открывать отделение детской хирургии при краевой детской больнице, и вы его возглавите». Я подумал, что это шутка.

Так в 32 года Давид Чубко стал самым молодым в крае заведующим отделением. Сначала пришлось заниматься оргвопросами: здание дали, а оно без крыши. Оборудования нет, кадров нет. Но молодой хирург понимал, что отделение городу необходимо как воздух:

– Статистика по смертности новорожденных от тяжелых врожденных патологий была слишком высока. Умирали девять из десяти крох. Выхаживать таких деток стоит больших средств и усилий, а материально-технической базы в Красноярске не было.

А ведь я забрал из 20-й больницы всех тяжелых маленьких пациентов с врожденными пороками желудочно-кишечного тракта, бронхо-легочной и мочеполовой системы и всю онкологию от 0 до 18 лет.

МЕДИКИ-ВАХТОВИК

– Начались конференции, встречи, поездки. На них я увидел, каких высот детская хирургия достигла в мире. Почему в Красноярске этого нет?! Должно быть! Так у нас появилось новое оборудование, мы освоили все существующие передовые технологии, – говорит хирург.

Серьезные патологии можно увидеть заранее и подготовиться: малыш еще в утробе матери, а его уже ведут. Маме делают кесарево – и тут же, в этой операционной, крохой занимаются детские хирурги. Летальность ушла практически в ноль.

У Чубко куча планов. В Ачинске недавно открылся перинатальный центр, думает засылать туда своих хирургов вахтовым методом. Строится и в Норильске – и его надо взять под крыло.

– У меня сейчас в отделении 30 стационарных коек и шесть дневных. Не хватает! В сутки – семь-восемь операций, без выходных. Малыши любят появляться на свет по ночам, праздникам и в выходные…

ПРИЗНАНИЕ

– Не страшно ли оперировать кроху, который только что родился?

– Так люблю детей, что порой,  когда вижу малыша на руках у мамочки, я их обоих обнимаю. Оперировать кроху не страшно, но сложно. Его нужно чувствовать.

Но бывают и неудачи.

– Хирург может творить чудеса, но Бог все равно по-своему распоряжается. Мне 43 года, а я до сих пор плачу, если не смог помочь. Я не стесняюсь этого. Прихожу в свой кабинет, остаюсь наедине с тишиной и плачу. Когда погибает трехдневный малыш, пытаюсь объяснить себе, что он был обречен. А когда уходит шестилетний ребенок со сложным пороком или злокачественной опухолью... Я их всех помню. Последний такой мой пациент, 4-летняя Катя, умерла год назад. Переживал полгода. Но даже мысли не было, что брошу свое дело. Иногда идет сложная операция – три-четыре часа, внутри опустошение и безнадежность. А рядом моя команда, посмотрят в глаза – и новые силы появляются.

У лучшего детского хирурга Красноярска трое детей. Балует, воспитывает, учит. Сам на родительские собрания ходит. Отдыхать любит с друзьями, их у него много.

– У меня нет дачи, зато есть казан. Я люблю готовить, а друзья – вкусно поесть. Затариваемся продуктами, выезжаем семьями за город, и там я уже превращаюсь в шеф-повара и позволяю себе расслабиться.

Кстати, любимое место отдыха батумца Давида – степная Хакасия. Несколько часов на машине от Красноярска – и вот уже чудный ландшафт соседней республики, с травами, ветрами и шаманскими камнями, которые питают жизненной энергией.

ВРАЧИ-ЛЕГЕНДЫ

РОССИЯ

Николай Склифосовский (1836–1904)

Блестящий хирург и ученый. Внедрил дезинфекцию инструментов и операционного поля, разработал «замок Склифосовского» для соединения раздробленных костей. В русско-турецкую войну через руки хирурга прошло более 10 тысяч раненных.

Леонид Рошаль (род. 1933)

Знаменитый «детский доктор мира». Под его руководством была создана бригада медиков, которые вылетают в горячие точки для спасения детей и взрослых. В 2002-м Рошаль участвовал в переговорах с террористами, захватившими Театральный центр на Дубровке. Удалось вывести восемь детей. Благодаря Рошалю создан НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, а также Национальная медицинская палата.

БЕЛАРУСЬ

Николай Александров (1917–1981)

Родился в Брянске, но после окончания питерской Военно-медицинской академии и 25-летней военной службы оказался в Минске. Там Александров восстановил онкологические службы республики, создал передвижные станций ранней диагностики и профилактики рака, разработал новые методы диагностики.

Николай Савченко (1922–2001)

В течение 20 лет возглавлял Минздрав, оставаясь практикующим врачом. Создал Белорусский центр нефрологии и трансплантации почек. Лично участвовал в первой трансплантации почки. Савченко называют основоположником белорусской школы урологии. 4-я городская клиническая больница в Минске носит его имя.

Елена ПАКУЛОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости