Народная газета

Детки в клетке

Нравы подростков: как остановить юных вымогателей

Подростковый возраст — опасный. Протест приобретает порой гипертрофированные формы. Родители, учителя — не авторитет. Любое их замечание встречается в штыки. На все своя, отличная точка зрения. Новые компании, которые папы с мамами не одобряют. Ну и что? Кого это волнует? Так создается замкнутый мир, куда посторонним вход запрещен. И когда приходит беда, дети еще больше закрываются. А рассказать о своих проблемах старшим, посоветоваться с ними считается последним делом. Почему так происходит? 

Фото unicef.fr

Максим Шнуров (фамилия по этическим причинам изменена) по кличке Шнур жил на одной из могилевских окраин. Парню 17 лет, однако его боялись не только ровесники, но и ребята постарше. Жертв он находил в ближайшем окружении — в своем дворе, в своем районе и даже в своем подъезде. Он ни от кого не скрывался, так как знал, что ребята не побегут взрослым жаловаться. 

Первой его добычей, причем достаточно легкой, стал уроженец Узбекистана Алик. Парнишка этот учился в колледже и жил в общежитии, что недалеко от дома Максима. Семья Алика несколько лет назад переехала в один из районов Могилевщины. 

В один из вечеров Максим подкараулил Алика, сказал, что с него причитается по 100 долларов в неделю за то, что он приезжий. Налог, мол, вот такой. А если не будет денег, то отвезут бедолагу в лес и переломают ноги. 

Фото dadid.ru

Алик попал в безвыходное положение. По вечерам он подрабатывал, помогали деньгами и родители, но, конечно, отдавать по 400 долларов в месяц негодяю было ему не под силу. Но и отказаться боялся. С трудом он выплатил первые 200 рублей. Через неделю Шнуров отобрал у него планшет и мобильник, а еще через несколько дней заставил купить в рассрочку второй телефон за 560 рублей и отдать ему. Старший брат Алика заложил в ломбард золотое кольцо супруги, чтобы помочь младшему. Впрочем, даже брата парнишка не посвящал в свои проблемы, просто сказал, что ему “позарез” нужна крупная сумма. Но жить дальше в Могилеве не смог, бросил учебу и уехал в деревню к родителям. 

Потом Шнур переключился на Сергея, учащегося техникума. Сказал, что тот ему должен платить “за крышу”, и тогда его никто в районе не тронет. Угрозы возымели действие. Деньги для вымогателя несчастный под разными предлогами просил у бабушки и матери, у друзей и знакомых. Дома говорил, что случайно разбил чей-то планшет и его “поставили на счетчик”. Но даже это не спасло парня от расправы: однажды Шнур все же избил его, рассек бровь и сломал очки. Но и тогда студент сказал близким, что катался на коньках и упал. 

Вскоре Шнур укатил в Москву. Сергей вздохнул с облегчением. Увы, напрасно. Звонок от вымогателя был, как выстрел: тысяча долларов, и срочно. Уж какими правдами и неправдами добывал горемыка эти деньги, сейчас и вспомнить страшно. Огромную для студента сумму он одолжил по частям у кого мог и передал знакомой Шнура Светлане. Причем она, отправляя деньги в Москву переводом, о их криминальном происхождении даже не подозревала. Она искренне верила, что Сергей брал в долг у Максима. 

Но когда через некоторое время начинающий рэкетир опять позвонил и потребовал очередную порцию откупных, нервы у Сергея сдали. К тому же мать парня, замечая, что сын сильно изменился, забросил учебу, настойчиво просила его честно рассказать о своих неприятностях, обещала помощь. И студент наконец доверился родительнице. Было написано заявление в милицию. На тот момент студент успел передать вымогателю 2300 рублей плюс различные ценности. 

А вернувшийся из Москвы Шнур “поставил на счетчик” и еще нескольких ребят. Когда один из них отказался платить, сорвал с него золотую цепочку с кулоном — подарок от близких на день рождения. У соседа по подъезду забрал планшет и мобильник. Еще с одного требовал деньги за то, что тот якобы несколько лет назад, еще в школьные годы, плохо сделал ему татуировку. К жителю близлежащей деревни Максим прицепился вообще по надуманному поводу, избил, сорвал с него серебряные браслет и цепочку. 

На суде Шнур признал свою вину частично. Приговор — 10 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Также ему предстоит выплатить крупные суммы материального и морального вреда потерпевшим. 

Но как же случилось, что на протяжении длительного времени чуть ли не у всех на виду бесчинствовал негодяй, ломая судьбы сверстникам?! Об этом знали друзья потерпевших, с которыми те делились своими горестями, позже они выступали в суде свидетелями. Да и однокурсники, у которых попавшие в беду парни брали деньги в долг, не могли не догадываться о том, что происходит. Моя хата с краю? А вось меня не коснется? 

Ирина Барановская, психолог высшей категории Могилевской областной психиатрической больницы, знает причины всех этих парадоксов:

— Действительно, ситуация эта, увы, встречается нередко. Иногда подростки отдают деньги и вещи, “покупая” таким образом дружбу более сильных, более авторитетных сверстников. Родителям они ничего не рассказывают, боясь и порицания старших, и мести со стороны тех, кто у них что-то вымогает, угрожая расправой. Тем более, кому-то пожаловавшись, несовершеннолетний сразу теряет авторитет в своей среде, где “доносительство” не приветствуется. Заметив резкие перемены в поведении подростка, родители должны сразу же действовать: посмотреть страничку ребенка в соцсетях, понаблюдать, с кем он общается и как проводит свободное время, попытаться вызвать на откровенный разговор, но не методом давления, а приводя весомые аргументы и доводы. Стоит также обратиться к психологу учебного заведения, где учится сын или дочь. Профессионал сумеет вызвать на откровенность если не саму жертву вымогателя, то его друзей. Затем психолог может, к примеру, попросить кого-то из друзей попавшего в беду парня помочь ему. Обычно дети к таким поручениям относятся очень серьезно и сразу становятся союзниками взрослых. У жертвы вымогателя появляется группа поддержки. И с этого начинается решение проблемы.

КОМПЕТЕНТНО

Елена Исакова, старший помощник прокурора Могилева: 


— Главное, ребята должны понимать, что вымогатели не такие уж страшные и всемогущие, как хотят казаться. И сил справиться с ними у правоохранительных органов предостаточно. Кстати, если кто-то из жертв решался пожаловаться родителям на притеснителя, он тут же оставлял такого парня в покое, начинал избегать его. Попав в подобную ситуацию, не надо надеяться, что, получив желаемое, вымогатель отстанет. Напротив, аппетиты преступников этого сорта растут с каждым разом, и, присосавшись к кому-то однажды, добровольно они никогда не слезут. Подросткам не стоит из страха или ложного благородства держать все в себе, нужно сразу поделиться своей проблемой со старшими — в первую очередь с родителями. Имея больший жизненный опыт, они сумеют быстро найти выход из ситуации, которая их детям кажется неразрешимой и безнадежной. 

Irina_mendeleva@mail.ru


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Кирилл Сорокин, Бобруйск
После прочтения статьи остался неприятный осадок. Получается, жертвам юных вымогателей и помочь некому. Хорошо, если парнишка решится рассказать обо всем откровенно хотя бы лучшему другу, но сегодня и дружба между подростками какая-то странная, поверхностная. Мы привыкли “молиться” на заграницу, перенимать оттуда моды и обычаи. Вот и вопрос “как дела?” стал считаться чем-то вроде формальности, которая произносится без всякого интереса, из вежливости. Отвечать в этом случае принято “ок”, потому что более развернутый рассказ о том, что с тобой происходит, скорее всего, никто не станет слушать. А ведь раньше, в годы моей молодости, мы дружили искренне, доверяли друг другу, умели не только говорить, но и слушать, помогали, выручали, сопереживали, сочувствовали.
И куда все это ушло? Что мы получили взамен?
Автор советует родителям обращаться к школьному психологу. Да, действительно, было бы хорошо — специалист этого профиля, если он стоящий, мог бы многое сделать для разрешения тупиковой ситуации. Только ведь многие папы с мамами нередко сами путают психологов с психиатрами и ходить к ним стесняются. Да и не в каждом учебном заведении найдется толковый, грамотный, авторитетный специалист.
Попытки поговорить с родителями тоже, как правило, обречены на провал: они стали так мало общаться со своими детьми, что анекдоты про отца, который впервые привел домой из садика дочку и только тогда узнал от жены, что у них сын-школьник, уже не кажутся такими уж далекими от реальности. Да и не являются родители авторитетами для подростков. Это уже потом, вместе с житейской мудростью приходит понимание того, что взрослые все-таки знают эту жизнь лучше.
Проблема в том, что люди стали разобщенными, о чем уже говорилось и писалось неоднократно. Только ничего не меняется. Именно среди себе подобных и равнодушных человек острее всего ощущает свое одиночество. Этим умело пользуются преступники, не только юные — любого возраста. Хочется еще раз призвать людей быть добрее, отзывчивее и внимательнее друг к другу, не проходить мимо чужой беды. Такие парни, как герой этой публикации, “поломают”, запугают много своих ровесников — поодиночке. Но, почувствовав, что перед ними дружный и сплоченный коллектив, быстро присмиреют. Потому что команда — это сила!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?