Минск
+12 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Несоблюдение очередности и ненадлежащее содержание жилья: прокуратура Минской области выявила факты нарушений жилищных прав детей-сирот

Дети и гнезда

Пожалуй, мало найдется сегодня молодых людей, которых так или иначе не волновал бы жилищный вопрос. Варианты его решения есть: аренда, покупка, строительство или, в конце концов, проживание с родителями. Кстати, именно на поддержку мам и пап, моральную и материальную, опирается множество подросших детей. Правда, некоторым юным гражданам рассчитывать совершенно не на кого. Это дети­-сироты, чьи родители или погибли, или утратили право так называться. Как соблюдаются их жилищные права — в этом корреспондент «Р» разбиралась вместе с сотрудниками прокуратуры Минской области.

Есть дети, которые не могут рассчитывать на родителей при решении жилищной проблемы.
creditprofy.com

Шаги в большой мир

До совершеннолетия дети, потерявшие родителей, находятся на полном государственном обеспечении. Они получают кров и пищу, одежду и обувь, учатся и занимаются в кружках и секциях по интересам, организуется их отдых и досуг. Однако в 18 лет, а в случае учебы — в 23 года сироты покидают стены заведений, где воспитывались, и выходят в большой мир. Главная проблема, которая перед ними встает, — где дальше жить.

В идеале жилищный вопрос сирот начинает решаться в тот самый момент, как ребенок получает статус «оставшийся без попечения родителей». Ситуация может развиваться в двух направлениях — в зависимости от того, имеется ли жилье у его матери или отца. Если те владели домом или квартирой, ребенок закрепляется в этом жилище: регистрируется запрет на отчуждение, то есть его нельзя продать, подарить, обменять без разрешения органов опеки, которые, разумеется, не оставят сироту без жилья. Ни кадастровое агентство, ни нотариус не проведут и не зафиксируют ни одну сделку с таким жильем. Пока ребенок подрастает, местные исполнительные и распорядительные власти должны заботиться о сохранности помещения и имущества, находящегося в нем. Два раза в год проводятся обследования и в случае, если дом или квартира начинают ветшать, их должны «реанимировать». Если же никакой жилой недвижимости нет, ребенок сразу ставится на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. Кстати, дети­сироты — единственные люди, чей возраст при этом не имеет значения, все остальные граждане могут встать в очередь нуждающихся только по достижении совершеннолетия. 

Однако на практике этот алгоритм четко работает далеко не всегда. На протяжении минувшего и этого года увеличилось количество обращений сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по фактам нарушения их жилищных прав. Поэтому прокуратура Минской области проверила эффективность работы государственных органов по соблюдению законодательства о защите жилищных прав лиц сиротской категории. 

— Одно из самых распространенных нарушений случается при постановке этих детей на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, —
рассказывает Ольга Клещенко, старший помощник прокурора Минской области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи. — По закону ребенка, у родителей которого нет жилья, необходимо ставить на учет нуждающихся с даты приобретения им статуса оставшегося без попечения родителей. В большинстве случаев это дата принятия решения об отобрании его у родителей. При проверке выяснилось, что во многих районах области государственные органы делают это с даты вступления в законную силу решения о лишении его близких родительских прав. Это неправильно! Ведь фактически с момента изъятия ребенка из семьи до решения суда проходит как минимум полгода, и этот срок может оказаться решающим при получении социального жилья. Дома сдаются не каждый день, и квартиру могут предоставить тому, кто встал на учет позже, а очереднику снова придется ждать. К слову, согласно требованиям законодательства, жилые помещения социального пользования предоставляются сиротам в течение 6 месяцев после достижения ими совершеннолетия либо по их желанию в течение полугода после отчисления из учебных заведений, по окончании срочной военной службы. С этим, конечно, есть трудности, ведь жилье предоставляют согласно очередности. Тогда сиротам выделяют места в общежитиях, скажем, от организации, где они работают. Поэтому очень важно сохранить имеющееся у них жилье (читай — и государственные деньги. — Прим. авт.). Но с этим тоже все не так просто… 

Разруха в отчих стенах

Дома, в которые возвращаются достигшие совершеннолетия сироты, могут быть совершенно непригодны для жилья. В некоторых, например, нет электричества, воды, в другие и вовсе входить опасно из­-за их ветхости. 

— Подобной ситуации в принципе не должно быть! Ведь существует такое понятие, как постинтернатное сопровождение сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — напоминает Ольга Клещенко. — Местные исполнительные и распорядительные органы власти должны контролировать сохранность жилых помещений, предназначенных для таких детей. Если при обследовании выясняется, что жить в доме или квартире невозможно, составляется акт о несоответствии его санитарным и техническим требованиям, а ребенка тут же ставят на учет нуждающихся в жилье.

Дом или квартира, имущество в отсутствие ребенка не остаются бесхозными, они передаются ответственному лицу, которое, как правило, является представителем местного исполкома. Доступ в жилище есть, так что организация, эксплуатирующая жилой фонд, вполне может оценить его состояние. 

— Увы, исполнительная власть не всегда контролирует положение дел. Бывает так, что сироты по полтора года просят сделать осмотр их жилища, а в это время им жить негде! — сокрушается Ольга Владимировна. — Фактически жилье их ветхое, но в установленном порядке таковым не признано. Соответственно, на учет нуждающихся человека не поставят. Между тем сделать это можно лишь до 23 лет, позже — только через суд, доказав, что были нарушены жилищные права. 

Сохранив имеющееся у сирот жилье, сэкономим государственные деньги. 
Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

В подобной ситуации едва не оказался теперь 21­-летний Андрей Мирончик. Он жил с родителями в Логойском районе, а когда учился в седьмом классе, мальчика изъяли из семьи, потому что мать с отцом слишком много пьянствовали и не обращали внимания на ребенка. 

— Забрали прямо из школы, — вспоминает молодой человек. — Несколько лет жил в интернате в Копыле. После того, как закончил школу, поехал учиться в Червень, в профессионально­-строительный лицей. 

Когда ребенок-­сирота учится, его опекуном является руководитель учебного заведения. На протяжении полутора лет директор лицея обращался в Логойский райисполком с просьбой предоставить акт обследования жилого помещения, закрепленного за его подопечным, однако ответа так и не дождался. Дом осмотрели лишь после того, как с просьбой об этом обратился сам Андрей, когда ему исполнилось восемнадцать. Обитель его пьющих родителей вполне ожидаемо признали непригодной для жилья, и юношу поставили на учет нуждающихся — с опозданием на полтора года. Впрочем, Андрей не унывает:

— Я по специальности отделочник, маляр, штукатур, сейчас живу в Клецке, работаю на стройке. От работы получил общежитие: комнату в двухкомнатном блоке. Блок почти как квартира: здесь же кухня, ванная, туалет. 

С детской непосредственностью Андрей признается, что сначала жил на первом этаже общежития, а там было холодно, но сейчас переселился на второй и больше не мерзнет. В принципе, он доволен решением своей жилищной проблемы, но очень ждет, когда подойдет его очередь на социальное жилье. 

Жилье девочек-­близняшек из Борисовского района признали ветхим достаточно быстро. Но ставить их на учет нуждающихся не спешили. Прошел почти год, прежде чем соответствующее решение приняли после вмешательства сотрудников прокуратуры. 

Тонкие нюансы прочных стен

В ходе проверки выявились и другие нарушения. 

Оказывается, за детьми, лишившимися родителей, можно закрепить далеко не каждое жилое помещение. Например, не подлежат такой процедуре арендное, служебное жилье, квартиры или дома, которые их родители снимали, комнаты или блоки в общежитиях ну и, конечно, чужая недвижимость, например, дом бабушки или дедушки. Значительную роль играет и метраж жилого помещения. Тем не менее такие нарушения законодательства тоже случаются, и свидетельствуют они о том, что органы опеки и попечительства свои обязанности выполнили спустя рукава, даже не уточнив, кому принадлежит жилье, откуда забрали ребенка и сколько человек там зарегистрировано. 

— Дом в сельской местности находился на балансе СПК — сельскохозяйственного производственного кооператива,
— приводит пример Ольга Владимировна. — Его предоставили родителям ребенка на время, пока они там работали. Естественно, такое жилье нельзя закрепить за ребенком, тем не менее это было сделано. Получается, по документам у сироты есть жилье и на учет нуждающихся он не становится. Но фактически­то его нет. Решение о закреплении жилого помещения незаконно, подлежит опротестованию с последующей постановкой на учет, но время­-то упущено! 

Иногда детей, оставшихся без попечения родителей, ставят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в сельских исполкомах — несколько таких фактов вскрылось в Минском районе. Формально получается, что права сироты соблюдены, а на деле сельсоветы даже не наделены правом строительства жилья, так что такая постановка на учет бессмысленна. 

Еще одно нарушение, которое грозит серьезными юридическими последствиями, — отсутствие государственной регистрации запрета на отчуждение дома или квартиры, закрепленных за ребенком.

— В 2017 году несовершеннолетнюю девочку передали на воспитание в детский дом семейного типа, — листает записи Ольга Владимировна. — При определении статуса ребенка жилищный вопрос своевременно не решили, хотя происходить это должно одновременно. Два года за девочкой не была закреплена имевшаяся у родителей квартира, то есть не произошло государственной регистрации запрета на ее отчуждение. К счастью, за это время квартиру не продали и не разменяли, иначе ребенок остался бы ни с чем. По документам квартира была бы «чистая» — изъятый из семьи ребенок обычно регистрируется по новому месту проживания. 

Очередь решает все

Необъяснимая история, потребовавшая вмешательства прокуратуры, произошла в Молодечно. Еще в 2008 году проживавшая там девочка Маша обрела статус оставшейся без родительского попечения, ее поставили на учет нуждающихся в жилье. Достигнув совершеннолетия, Маша стала лицом сиротской категории, за которым сохраняются права детей-­сирот. Вскоре девушка родила дочь, которую зарегистрировала в июле 2016 года и… внезапно дата постановки ее на учет нуждающихся сместилась на восемь лет вперед, на дату регистрации дочери. Неизвестно, какими законами руководствовались при этом в Молодечненском исполкоме, однако очередность молодой мамы прокуратура потребовала восстановить. 

В прокуратуре подчеркивают: недопустимо создание ситуации, когда ЖКХ пытается взыскать с повзрослевших детей­-сирот плату за коммунальные услуги, потребленные их родителями. Кстати, в случае если родители­-воспитатели, опекуны, приемные родители более трех месяцев не оплачивают коммуналку в жилье, принадлежащем детям­сиротам, местная администрация имеет полное право сдать это жилище в аренду. Разумеется, договор найма будет расторгнут, как только вернется повзрослевший хозяин. 

Предоставить молодому человеку из категории детей­-сирот социальное жилье недостаточно, необходимо еще контролировать его целевое использование. Так, сотрудники Мядельской и Солигорской прокуратуры при посещении квартир, выделенных такой молодежи, обнаружили, что в одной из них более двух лет никто не живет, а в другой поселился совершенно посторонний человек, а сам наниматель уехал в Минск. Между тем в социальном жилье имеют право проживать только те, кто его получил, иное недопустимо. Если «метры» используются не по назначению, их могут изъять и передать действительно нуждающемуся человеку.

Районные и городские прокуратуры Минской области внесли 11 представлений в местные исполнительные и распорядительные органы об устранении нарушений законодательства о защите жилищных прав сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Сотрудники прокуратуры Минской области проанализировали практику в этой сфере, обобщили результаты и потребовали рассмотреть их на внеочередном заседании координационного совета Миноблисполкома, чтобы решить, какие дополнительные меры нужно принять для защиты прав сирот. 

КОМПЕТЕНТНО

Алексей ПОДВОЙСКИЙ, начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи Генеральной прокуратуры:

— Вопросы защиты прав детей-сирот, лиц сиротской категории находятся на постоянном контроле, причем не только в жилищном аспекте, но и многих других. Дети, пребывающие в интернатных учреждениях, особенно отягощенные инвалидностью, — наиболее сложная категория, требующая особого внимания. Они нуждаются в социализации, в замещающих семьях, и государство готово максимально содействовать таким семьям социальными льготами и услугами.

Лица сиротской категории, то есть сироты, достигшие совершеннолетия, могут встать на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 23 лет. Однако нередко при всем содействии государства они не способны самостоятельно реализовать свои жилищные права. В этом возрасте молодых людей больше интересуют учеба, общение, работа, они довольны предоставленным общежитием и могут упустить время, а если еще при постановке на учет произошли ошибки, возможны проблемы, с которыми они не могут справиться. Видимо, проведен все же не весь комплекс мер для полноценного включения их в общество. 

Генеральная прокуратура постоянно и системно поднимает темы, касающиеся детей-сирот и инвалидов. Обеспечение их прав и законных интересов — приоритетная задача нашей деятельности.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.33
Загрузка...