Детали от Бомы

Абрам Духан — из тех людей, которых помнят по их работам

Абрам Духан — из тех людей, которых помнят по их работам

К сожалению, здания, которые он проектировал, не умеют говорить. Поэтому накануне девяностолетия зодчего о нем рассказывает заслуженный архитектор Беларуси Вальмен Аладов. Этот материал вполне можно было бы назвать «Воспоминания о лучшем друге». Абрам Григорьевич рано ушел из жизни, это случилось тридцать пять лет назад, но Аладов по сей день хранит о нем светлую память.

— Первый раз увидел Бому, именно так обращались к нему дома, а позже стали называть и мы, еще когда учились в Московском архитектурном институте, — вспоминает Вальмен Николаевич. — Как сейчас бы выразились, он привез мне из Минска от родителей «передачу». Потом встретились в Белгоспроекте в мастерской у Г. Заборского, куда устроился Духан после института, я там проходил практику. Так и сдружились.

Что объединило этих двух людей? Сегодня Аладов с юмором вспоминает, что Духан, которому уже было под тридцать, оказался в проектном институте самым молодым. Не со стариками же было дружить? Так и сошлись. Потом оказалось, что Духан очень интересный, образованный человек из интеллигентной семьи. Отца его Вальмен Николаевич не застал, тот рано ушел из жизни. Но в начале прошлого века Григорий Абрамович был видной личностью в стране, стоял, как пишут в энциклопедиях, у истоков создания белорусского здравоохранения. Кстати, Абрам, хоть и занимался в художественной студии у Сергея Каткова, после школы по семейной традиции поступил в Харьковский медицинский институт. Там как раз учился его двоюродный брат Ефрем Злотник, позже ставший известнейшим нейрохирургом, профессором. Два года промаялся Бома в медицинском и ушел в архитектурный.

— Архитектура была не только нашей работой, но и хобби, — говорит Аладов. — Мы отдавали ей все свободное время, бывало, ночевали в мастерской. А потом неожиданно получили клеветон в «Вожыку»…

Сегодня Вальмен Николаевич вспоминает об этом с улыбкой, а тогда это было ударом по репутации. Взялись они за одну халтурку: согласились сделать проектное задание административно-жилого дома. Заказчик, чтобы не оформлять совместительство, предложил другую схему оплаты. Архитекторы, не вникая в финансовые вопросы, сказали «да». Они не думали, как и сколько будут платить, главное — хорошо выполнить задание. В итоге — «засветились» среди антигероев. Требовали опровержения, но…

— Мы потом махнули на это рукой, — смеется зодчий. — Заработали тогда и вправду немало. При окладе в институте в девятьсот рублей получили по две тысячи. Купили по машине. Бома взял «Москвич» второй модели, а я — «Победу»: денег мне не хватало, одолжил у Азгуров, с которыми мои родители были дружны.

Со всей серьезностью Аладов говорит, что работали тогда не ради денег. Значимые проекты были готовы делать за копейки — только доверьте!

В авторах Минского почтамта значатся двое — Владимир Король и Абрам Духан. Молодой архитектор такой заказ получить не мог, знаковые объекты доверяли только заслуженным мастерам. Поэтому сотрудничество с Королем начинающего зодчего не напрягало, наоборот, вдохновляло. Ренессансная архитектура в этом величественном здании — дело рук Абрама Григорьевича.

— В современной архитектуре утеряны детали, — присоединяется к беседе жена Аладова Нинель Ивановна, кандидат архитектуры. — Так вот у Духана детали — это шедевры. У него они были классические. В разное время детали могут быть разными, но они должны быть.

С другим его знаковым объектом — главным корпусом БГУ — все было намного сложнее. Конкурс на его проектирование выиграл Духан. Михаил Парусников, который был одним из авторов архитектурной композиции начала главного проспекта столицы, одобрил эскизы. Началось строительство. Но потом почему-то (за давностью лет об этом никто не помнит) проект передали в другую мастерскую. Соответственно, «нарисовались» новые авторы, точнее соавторы. Рабочий проект, пусть и с небольшими поправками, был реализован. Но это оставило рубец на и без того больном сердце архитектора.

— Бома был человеком ранимым, все принимал очень близко, — говорит Аладов. — Доверили ему делать архитектурный комплекс административно-общественных зданий в головной части Парковой (теперь — проспект Победителей. — Авт.). По тем временам это была очень интересная, нестандартная композиция. Но на завершающем этапе проект передали другой организации — «Минскпроекту».

Очередной рубец на сердце…

Первый инфаркт у Духана случился, когда ему уже исполнилось пятьдесят. Благо тогда рядом оказался тот самый двоюродный брат Ефрем Злотник. Второй раз беда постучалась в дом накануне пятидесятипятилетия. Гражданская жена Людмила и брат оказались бессильны.

— Мы и сегодня, бывая на даче в Городище, часто вспоминаем Бому, — говорит Вальмен Николаевич. — Те участки по соседству мы получили, будучи молодыми специалистами. Думали, и в старости за рюмочкой перцовки будем обсуждать архитектурные формы. Но он рано ушел. Не дождался званий. Для него они были не важны. Главное — дождаться заказа, работы...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...