Десять соток раздора

Об этой истории я узнала после звонка на редакционный «горячий» телефон (комментарий «Земля есть. И закон есть» был опубликован в номере «БН» за 1 июля 2011 года). И хотя с рабочего места в столице удалось «раскопать» многое в этом земельном конфликте, вопросы остались. Для того чтобы разобраться детальнее, пришлось выехать в Зельвенский район...

Решать «земельный вопрос» надо деликатно. Это еще раз подтвердила ситуация в Зельвенском районе

Об этой истории я узнала после звонка на редакционный «горячий» телефон (комментарий «Земля есть. И закон есть» был опубликован в номере «БН» за 1 июля 2011 года). И хотя с рабочего места в столице удалось «раскопать» многое в этом земельном конфликте, вопросы остались. Для того чтобы разобраться детальнее, пришлось выехать в Зельвенский район...

Моего приезда в Туловском сельсовете ждали — обращение Станислава Калюты в газету наделало шума в Мижеричах и окрестностях. Кратко напомним начало истории. Пенсионера Станислава Калюту обвиняют в захвате 10 соток земли. Дело передано в суд. Но вот что предшествовало такому драматическому сценарию? Это мы и попытаемся выяснить.

…В кабинете председателя Туловского сельского Совета снова говорим о «деле Калюты». Татьяна Умарова на должности около года. И, как считает, до нее многие дела на подведомственной территории были запущены.

— По кусочку «непонятной» земли оказалось у одного, второго, третьего, — поясняет Татьяна Георгиевна. — Поэтому, чтобы все упорядочить, привести в систему, мы приняли решение № 47 «О наделе земельными участками граждан сельсовета на 2011 год». По нему строго ограничивается размер участка под ведение личного подсобного хозяйства, максимум — шестьдесят соток. И то, если в семье более четырех человек. Но, обратите внимание, если есть желание обрабатывать больше земли, человек может прийти и написать заявление, заплатить за дополнительные сотки налог и еще взять землю в аренду. Никому не запрещено!

Но, как выяснилось, о решении № 47 жителям местных деревень просто… не сообщалось. «Ну это ж деревня, все друг другу передают. Вон, у Калюты сестра в магазине работает продавцом. Что, он не мог у нее спросить?» — довольно слабо аргументировала председатель свою позицию. То есть, по логике собеседницы, затевая столь важные земельные перемены, местная власть должна полагаться на... вездесущее сарафанное радио?!

Ограничение земельных участков на территории этого сельсовета было и раньше, например, в 2009 году. Только, скорее, формальное. Сейчас же председатель вызвала из района специалистов землеустроительной службы, чтобы перемерить все участки. И в результате сделать так: если у конкретного сельчанина земли достаточно, то сотки в поле не давать, за излишки — платить, по захвату — отвечать. Вот такая цепочка.

Самым первым, за кого взялись, по стечению обстоятельств оказался Калюта. И колхозные сотки у него отобрали, и 10 «захваченных» нашли...

— Станислав Казимирович, думаю, больше возмущен именно тем, что с него первого начали, — говорит председатель сельисполкома. — Но заявление, даже после всех этих передряг, он так и не написал. Да и в прежние годы дополнительные сотки не оформлял...

— А мог он элементарно не знать, что такое заявление нужно подавать? — интересуюсь.

— Не могу об этом сказать, — ответила Татьяна Георгиевна. — В принципе, человек образованный, читает газеты, знает, наверное, как правильно землей пользоваться. Вон, сколько техники имеет — значит, хозяин старательный. Отчего ж не вник в земельный вопрос как следует?

Теперь подытожим. У некоторых жителей сельсовета, а их всего 721 человек (трудоспособных и пенсионеров. — Авт.), местная власть вместе с землеустроителями обнаружила захваченные земли. Но участки эти люди обрабатывали уже многие годы.

— Население полагает, что это в порядке вещей — взять землю и пользоваться ею «просто так», — подхватывает разговор Вадим Панасик, исполняющий обязанности начальника землеустроительной службы Зельвенского райисполкома. — Но нужно четко уяснить: чтобы землю начать возделывать, в первую очередь нужно надлежащим образом оформить землепользование, чтобы все было по закону. Потому что иной путь — это самоуправство!

— Пусть Станислав Казимирович придет в сельисполком, напишет заявление. Мы ему можем выдать земли до одного гектара, даже до трех — для ведения ЛПХ, — подытожила Татьяна Умарова.

А пока дело передано в суд, пенсионеру грозит штраф от 10 до 30 базовых величин. Урожай с 10 спорных соток ему пообещали разрешить убрать. Но вот захочет ли сам Калюта после судебного разбирательства вновь работать на этих десяти сотках раздора?

...Дом Калюты почти в самом конце деревни Мижеричи (совсем недавно стала агрогородком. — Авт.). Следом — участок с домом шурина Станислава Казимировича, огород которого чуть ли не упирается в новое католическое кладбище, через дорогу — старое католическое и православное. Эта земля, как и дом, — еще отцовское наследство. Во дворе Станислава Калюты и, правда, много техники: тут — старенький трактор, под другим навесом — немолодое легковое авто, а еще — настоящий армейский грузовик. Понятно, что такая техника есть не у каждого сельчанина. Хозяин тут же, у своих машин. Делится: «Завтра нужно ехать в Гродно — внучку забирать на каникулы, так я прогоревший глушитель в легковушке менял».

— А откуда столько техники?

— Армейскую машину купил у одного военного в «девяностые». Я на этом грузовике в год всего километров триста проезжаю, сено привезу или еще какой-нибудь груз, — охотно поясняет хозяин. — А трактор у нас уже лет восемь. Так что в сельсовете не совсем верно говорят, что участок за кладбищем я только пять лет обрабатываю. Еще до обзаведения трактором там трудился...

Идем вместе к земле, захват которой довел пенсионера до суда. Вообще, в этом районе «лежат» огромные земельные просторы — гектары! Местность холмистая, в низине буйно поросли кусты и даже деревья... И только в самом начале этой «целины» как светлое «окошко» — аккуратно обработанные сотки Калюты. Цветет картошка, зеленеет несколько полосок кормовой свеклы. Председатель сельского Совета сказала мне, что угодья за участком Калюты принадлежат местному хозяйству, здесь планируют сделать пастбище...

— Коровы тут не пасутся, трава сильно сожжена ядами, — обращает внимание Станислав Казимирович. — Да и раньше толком ничего на этих землях не делали — деревья и кусты за год ведь не вырастают. Уже только мой обработанный участок и остался. Земля тут, правда, не очень хорошая, и урожаи не сильно завидные. Вкладывал в нее немало! Обидно — за свои же труды в захватчики попал...

Раньше в этом месте, рассказал дальше собеседник, имели огороды многие мижеричане. Но постепенно отказались: земля большой заботы требует, а силы у многих сельчан уже не те. По словам Калюты, некоторые деревенские даже рядом с домом грядок не делают. А тут остался огородничать фактически он один.

Этот посевной сезон начинался как всегда. А потом — как гром среди ясного неба... Станислав Казимирович теперь говорит: «Если бы меня перед посадкой предупредили, я бы те 10 соток не трогал и не был бы захватчиком...»

Получается, что в Туловском сельском Совете не сработала цепочка взаимодействия «человек — власть»? Одни — не знали, а другие — им не сказали?

— Не знаю я, что там суд решит. Если штраф — заплачу! Но больше тут сажать ничего точно не буду. Пусть забирают и эту землю, и гектар целый мне не нужен. Не силен сам здоровьем, да и жена тоже, — с горечью отмахнулся от моего вопроса о будущем Станислав Калюта. — Вот, спилю пару яблонь около дома, землю вспашу, что вырастет — то и вырастет...

Вместо резюме

На территории Туловского сельсовета «захватчиками» оказались еще две семьи, обе — из деревни Задворье. У Белявских и Полещуков обнаружилось по 20 лишних соток земли. Сейчас хозяевами занимается прокуратура.

Из доводов местной и районной власти делаю вывод: нужно, чтобы земли в пользовании было ровно столько, сколько положено. И оформлена она была, как в законодательстве прописано. И не потому, что земли всем не хватает, а для того, чтобы за землепользование платили. Таков порядок. А вывод владельца личного подсобного хозяйства, к сожалению, невесел: не работаешь — плохо, работаешь — еще хуже! И это обиднее всего.

Надежда БУТОВИЧ, «БН»

НА СНИМКАХ: Татьяна УМАРОВА: «Дадим Калюте хоть гектар земли, но  после суда»; Станислав КАЛЮТА:  «Не нужно мне больше земли — пару яблонь спилю, и ладно...»

Фото автора

Комментарий

Владимир БЫСТРИЦКИЙ, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Зельвенского райисполкома:

— Желание людей работать на земле мы поддерживаем всегда. Но при этом должно безоговорочно соблюдаться законодательство. Что же касается этой ситуации, думаю, что она обострилась из-за того, что люди не всегда хотят обращаться за помощью и идут в обход местной власти.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?