Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Жена-абьюзер: за что страдают мужчины

Деспот в юбке

Термин «семейное насилие» в представлении большинства автоматически указывает на мужчину. Надо признать, неспроста: по статистике, порядка 90% домашних агрессоров — это мужья, сыновья или отцы. Тем не менее специалисты отмечают: в последнее время участились случаи жалоб мужчин на психологический (а порой и физический) прессинг со стороны супруги.

theconversation.com

Портрет такого деспота в юбке сильно отличается от ералашевских зарисовок: это отнюдь не стокилограммовая бабища с бигуди на голове и со скалкой в руках, поджидающая с работы безмолвного хлюпика-мужа. Яркая, современная, начитанная, саркастичная, абсолютно безобидная внешне — абьюзерша может позволить себе принимать десятки обличий. Будучи слабее своего партнера в физическом плане, она выбирает хитрую тактику манипулирования близкими людьми, не гнушается коварными способами достижения цели.
Абьюз — психологический термин, обозначающий эмоциональное и моральное насилие, которое часто может принимать форму физического или сексуального. Абьюзер — человек, испытывающий повышенную потребность властвовать над кем-то, добивающийся доминирования в отношениях путем совершения одного из видов насилия.

Цель большинства абьюзеров — получить от жертвы эмоциональный ответ в виде слез, истерики, страха, крика, просьбы прекратить издевательства.
— Если коротко, то жена просто выедает мне мозг чайной ложечкой, медленно, изощренно. Иногда хочется прибить ее за это, но ведь посадят! — так начал свой монолог на приеме у психолога 28-летний Сергей. Постепенно обрисовалась такая картина: дочь состоятельных родителей вышла замуж «по залету» за парня из деревни. Тесть с тещей зятя не приняли, посчитав поступок Ирины откровенным мезальянсом, отказались финансово поддерживать молодую семью и помогать с внуками (у Сергея двойня). Как водится, молодая жена быстро нашла виновного в своих проблемах и ополчилась на мужа.
imgflip.com


— Унижает меня наедине и при друзьях, может даже ударить. А что я? Кому жаловаться? Жена бьет? Так женщинам — зеленый свет. Это меня можно было за такое сдать милиции, мужик в этом плане бесправен… Не стесняется при детях выдать: «Вон ваш папаша-нищеброд пришел с работы». Что-то не понравится — начинает все громить в квартире, орет, рыдает. Как-то раз, узнав, что собираюсь с приятелями на пиво сходить, порезала мне одежду ножницами, залила горячим кофе ноутбук. Я плюнул, остался дома. А она вдруг меняется на глазах: «Ну что ты дуешься, дурачок? Иди ко мне…» Я на ней женился по любви, правда. И даже сейчас не готов разбежаться. Дети, опять же. Не хочу развода. Но и жить так дальше нельзя. Что делать? Мои родители в курсе наших непростых отношений. Говорят, что Ира ведет себя точь-в-точь как Алевтина из советского фильма «Экипаж». И, правда, вылитая! Поэтому и боюсь расставания — ведь она при помощи своего папаши точно отсудит детей и запретит мне с ними видеться…

39-летний Роман прожил в браке 15 лет. Не всякая бумага выдержит подробности того, что, по его словам, довелось испытать в тех насквозь больных отношениях:

— Сводила с ума своей ревностью, могла заявиться ко мне на работу и устроить скандал, постоянно проверяла мобильный телефон, лезла в личную переписку в электронной почте, отвадила от дома всех моих друзей, потому что они ее не устраивали. Настраивала дочку против меня. Истерики и ссоры чередовала с приступами страсти. Был один эпизод — меня уволили с работы. Почти год никуда не мог устроиться. Зависел от жены финансово. Тут она и развернулась по полной программе: «Ты не мужик, а полное ничтожество! Мне стыдно даже находиться рядом с тобой!» В отместку завела роман. Гуляла с тем мужчиной чуть ли не у меня под носом. А потом рассказывала в подробностях, прям упивалась. Какой нормальный мужик такое выдержит? Я не смог: пару зубов ей выбил. Она — тут же заявление в милицию. Для ее родителей и подружек я превратился в «безработную тварь», которая посмела поднять руку на беззащитную женщину. После этого я запил по-черному. Дошел до ручки с такой жизнью. Потом долго лечился. Просил совета: как перевоспитать жену? Мне сказали: если твоей даме за тридцать и она психически здорова, то дело — труба. Лучше не портить себе жизнь и сбежать от стервы подальше. Либо, как вариант, — полностью игнорировать надуманные придирки. Попытаться жестко поставить истеричку на место. Но я уже через пару месяцев понял, что существование в постоянной конфронтации — не для меня. Ушел, напоследок хлопнув дверью. Дочь поддержала мой выбор: я тебя, говорит, пап, понимаю как никто. Вот только мне 18 исполнится — тоже сбегу от нее подальше.

blogspot.com

АРСЕНАЛ ЖЕНЩИНЫ-АБЬЮЗЕРА

♦ Угроза заведомо ложным доносом после нанесения самой себе ссадин, кровоподтеков, угрозы обратиться в милицию, суд с жалобами на «побои» со стороны мужчины. Сюда же относится угроза обвинить мужчину в изнасиловании после полового акта по обоюдному согласию;

♦ отказ от физической близости, издевки над сексуальными возможностями партнера;

♦ порча имущества супруга или партнера как наказание за его поведение;

♦ вербальные атаки и унижения (оскорбительные прозвища, насмешки, унижающие мужчину сравнения с другими людьми), привычка наступать на больные места жертвы;

♦ контроль и допрос: жена следит за каждым шагом супруга, не стесняется демонстрировать это близким и посторонним людям, требует отчета о том, где и с кем мужчина проводит свободное от работы время;

♦ постоянное недовольство поведением супруга;

♦ критика личности и способностей партнера, унижение, шантаж разводом и последующим отобранием детей по суду;

♦ после эпизодов абьюза — попытки создать видимость того, что ничего не случилось: «Ты просто слишком остро на все реагируешь», «Я пошутила», «Ты просто зануда», «Настоящий мужчина так себя не ведет». Таким образом реализуется механизм простой или индуцированной перевернутой обиды: жертву убеждают в том, что причина всего — ее «неадекватность».

МНЕНИЕ

Михаил Дернаковский, генеральный директор консалтинговой компании «Коучинг-центр», психолог, психотерапевт:


  — Как известно, противоположности притягиваются. Сама по себе эмоциональная совместимость мужчины и женщины предполагает векторные отношения: обычно в семье кто-то один — более решительный и жесткий, другой — более покладистый и дружелюбный. Более жесткий и целеустремленный партнер пытается контролировать дружелюбного, ориентированного на отношения. Подобное положение дел еще не так давно считалось приемлемым и привычным в большинстве семей. Но особенностью XXI века, я даже сказал бы — его трендом, становится отказ от коммуникативного насилия в самых различных областях жизни. Это касается и управленческой коммуникации, и спортивной психологии, и воспитания детей. Если раньше можно было абсолютно безнаказанно орать на подчиненного, третировать и даже унижать его, понимая, что бесправный сотрудник все стерпит, то сегодня молодые сотрудники в большинстве организаций (особенно частной формы собственности) не хотят терпеть начальственный произвол. Это связано с тем, что ценности, принятые в обществе, постепенно эволюционируют. Да, некоторые родители пытаются наказывать своих детей ремнем. Но эта процедура не дает уже тех результатов, которые она давала еще лет 30—40 назад. Дети в ответ на это не только не меняют своего поведения, но и банально обижаются, саботируя «воспитательное мероприятие». Так как изменились люди, изменилась и действительность.

Проблема многих мужчин и женщин в том, что, кроме как через насилие, они не умеют добиваться своих целей. Просто не обучены другим методам коммуникации и недирективной мотивации. А люди, даже совершенно дружелюбные, уже не хотят с насилием мириться и ожидают по отношению к себе большего уважения. Это нормальная психологическая потребность в обществе, о которой сегодня не стыдно сказать вслух. Именно поэтому растет количество обращений мужчин, испытывающих психологическую агрессию со стороны жен, к специалистам.

КОМПЕТЕНТНО

Роман Крючков, руководитель коррекционной программы для мужчин, применяющих насилие в отношениях, психолог Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей:


  — Учитывая специфику моей деятельности, мужчины-агрессоры обращаются ко мне за помощью гораздо чаще, чем мужчины-жертвы. Однако и такие случаи бывают. Обычно клиенты, вынужденные терпеть психологическое насилие от своих жен, приходят на консультации для того, чтобы разобраться, стоит ли сохранять семью. Еще один вариант — они объясняют, что в ответ на действия агрессивной жены сами стали практиковать агрессивное поведение. При этом они признают себя в качестве агрессора, но пытаются оправдать свои поступки фразами «она меня спровоцировала», «она довела до этого» (справедливости ради, так поступают и многие истинные мужчины-агрессоры). Когда начинаем разбираться, что послужило толчком, часто выясняется: действительно, первопричиной стало именно неадекватное, агрессивное, деструктивное поведение жены. Такие случаи редки, и эти обстоятельства ни в коей мере не оправдывают мужа, решившегося на ответное физическое насилие. Но все же происходящее в таких семьях заставляет задуматься над тем, что наше общество склонно защищать женщину просто по причине ее принадлежности к женскому полу, даже если она активно практикует неконструктивную критику, унижения, оскорбления, шантаж.

На консультациях мужчины-жертвы признаются: порой закончить спор с женой, которая только распаляется в процессе, рвет одежду, царапает, можно только убежав из дома к родителям или друзьям. Проблема в том, что нефизическая форма агрессии у нас не считается преступлением. А значит, эффективно воздействовать на женщину-абьюзера трудно.

konopelko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...