Держи экран шире

История: как 30 лет назад американская выставка взорвала умы советского Минска

Таких очередей даже неизбалованный дефицитом советский Минск, пожалуй, не знал. Причем не за товарами — а просто чтобы “посмотреть”. Именно столицей советской Белоруссии грандиозная выставка “Информатика в жизни США” завершала свое полуторагодовое турне по Советскому Союзу. Ее осаждали многочасовые очереди на московской и киевской ВДНХ, в Сибири, Средней Азии и на Кавказе.


Той зимой на излете 80-х прошлого века автору этих строк было 11 лет, и столпотворения он не любил. Но появление в школе сразу нескольких счастливчиков — владельцев целлофановых пакетов с логотипом “Пепси” и значков с американским флагом, пикантно смотревшихся с пионерским галстуком, произвело настоящий фурор. И после уроков практически весь наш 5-й класс рванул на другой конец города — в только-только построенный выставочный комплекс, напоминающий своими очертаниями грандиозный цветок и до сих пор зовущийся в народе “Ромашкой”. Чтобы влиться на морозе в километровую 3-часовую очередь, медленно продвигающуюся в поистине завтрашний день.

Конечно, нас, детей, интересовали прежде всего подарки. Тот самый пакет с “Пепси”, значок со стилизованной под два обращенных друг к другу лица микросхемой и звездно-полосатым флагом. А вот красочный русскоязычный глянцевый буклет с обращением президента США Рональда Рейгана к советским людям интересовал в последнюю очередь. И только спустя годы я его внимательно перелистал. Там среди прочего был интересный рассказ Айзека Азимова, в котором знаменитый фантаст с юмором описывал свой непростой опыт знакомства с персональным компьютером. В том же буклете рассказывалось про возможности быстро искать информацию в сети, состоящей из многих подключенных друг к другу ЭВМ.

Кто мог знать, что это наше будущее? Именно тогда, зимой 1988-го, будущий корреспондент “НГ” впервые увидел не только персональные компьютеры, но и симпатичное надкусанное яблоко на них — логотип малоизвестной еще у нас компании Apple. Впрочем, 30 лет назад то яблоко было разноцветным и полосатым. А рядом любой желающий мог стать под видеокамеру — и тут же увидеть себя онлайн на экране этого компьютера. И даже помахать рукой самому себе. Это чудо — возможность “попасть в телевизор” — уже в самом павильоне вызвала еще одну очередь.

Надо сказать, что восторг публики от заокеанских новинок разделяли не все. “Выставка имеет явно выраженную идеологическую направленность: многие материалы, схемы и графики содержат сравнительный анализ образа жизни в СССР и США (естественно, в пользу последних), — говорилось в одном из отчетов с выставки, опубликованном в советском журнале “Электроника” в 1987 году. — Выставка носит в основном рекламный, пропагандистский характер и поэтому большого интереса для специалистов не представляет. В то же время выставка наглядно показывает, каких масштабов достигла в США информационная промышленность... На выставке очень много случайных людей, просто “глазеющих”, развлекающихся и т. д.”.

Студент и пастух с компьютерами. Эти снимки из буклета выставки 1988 года воспринимаются сегодня совершенно обыденно, но 30 лет назад они казались просто невероятными.
Пропагандистский характер этой первой с 1979 года официальной выставки обмена между США и СССР, организованной в рамках женевских соглашений 1985 года, не скрывали и сами американцы. В 2004 году вышла книга Мартина Мэннинга и Роберта Ромерштайна с говорящим названием “Исторический словарь американской пропаганды”. В нем был раздел и про эту экспозицию: “Выставка открылась в Москве 4 июня 1987 года и прошла там с огромным успехом. Потом демонстрировалась в Киеве, Ростове-на-Дону, Тбилиси, Ташкенте, Магнитогорске, Иркутске, Ленинграде и Минске, где и закончилась. В каждом городе выставку посетило около 200 тысяч человек... Она стала последней из подобных перед крахом СССР и окончанием холодной войны”.

И все же положа руку на сердце стоит признать: даже просто “поглазеть” там было на что. Как завороженный, автор этих строк в плотном окружении соотечественников наблюдал за работой плоской “пишмашинки без клавиш”, из которой медленно выползал только что набранный гидом-американцем на экране компьютера текст. Смотрел, как работник выставки проводит неким “феном” по странным полоскам на упаковке растворимого кофе (что такое сканер и штрихкод еще мало кто знал) — и в ту же секунду и название этого кофе, и его цена выскакивают на экране компактного кассового аппарата. Потрогал рукой манипулятор, которому дали имя хвостатого грызуна. А еще в воздухе витали слова “АйБиЭм”, “Макинтош”. И что-то про диковинный множительный аппарат “херокс”...

Ныне, три десятилетия спустя, та выставка воспринимается не только как ностальгия по одному из самых ярких воспоминаний детства. Задумался: а не она ли заложила в какой-то степени фундамент общепризнанного превращения современной независимой Беларуси в высокотехнологичную ИT-страну? Не она ли подтолкнула, пусть сперва и неосознанно, многих моих ровесников к их нынешнему высокому статусу в среде айтишников? И не она ли в той или иной степени причастна к появлению у нас Парка высоких технологий, продукцией которого пользуется весь мир? В советское время в буклете той выставки меня поразили две фотографии: ковбоя, пасущего стадо с компьютером в руках, и “бедного студента” с ПК в своей комнате. Ныне любая наша доярка с роботизированной молочно-товарной фермы, не говоря уже про любого учащегося, найдут эти снимки глубоко архаичными. Потому что фантастическое еще 30 лет назад будущее стало давно реальностью.
 
Взлет, падение и снова взлет

“Возникли трудности, когда стоимость разработки компьютера “Лиза” стала выходить из-под контроля. Продажная цена угрожала повыситься до 10 000 долларов, в то время как “Эппл-II” стоил 2500 долларов. Джобс не мог на это пойти. Он понимал, что компания нарушает собственный девиз: “Каждому по компьютеру”. Мало кто мог себе позволить платить 10 000 за компьютер”.

Из каталога выставки “Информатика в жизни США”, 1987 год

МНЕНИЕ

Юрий Шевцов, директор Центра по проблемам европейской интеграции:

— Важным новым элементом модернизации промышленности Беларуси является быстрое развитие ИT-сектора. Ведущая структура этой отрасли — Парк высоких технологий — ежегодно обеспечивает 20—40-процентный рост своего экспорта. В 2018 году ПВТ вышел на уровень экспорта примерно в 1,5 миллиарда долларов, а это уже 15—20 процентов чистой доходности экспорта страны. ИT-сектор, начавшись с обычного офшорного программирования, сегодня дорос до создания крупных собственных продуктовых компаний, он сегодня также нацелен на активную цифровизацию традиционных отраслей экономики.

При сохранении имеющихся темпов производства в этом секторе на протяжении 5—10 лет ИT-экспорт может вырасти до 5 и более миллиардов долларов, что позволит заметно диверсифицировать структуру нашей экономики. Цифровизация ее традиционных отраслей должна привести к резкому падению промежуточного импорта и к сохранению конкурентоспособности на мировых рынках в условиях перехода крупных стран к новому экономическому укладу. В этом смысле цифровизация и развитие ИT-сектора выступают для нас не только экономическими факторами, но и геополитическими. Особое значение имеет то, что наш ИT-сектор работает преимущественно на рынке США и Европейского союза. Тем самым Беларусь оказывается вовлечена в развитие мощных и модернизирующихся глобальных экономических и геополитических игроков. 

osipov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Новости и статьи