Деревянный камин: реальность или быль?

В Мядельском районе работы печных дел мастера не только греют, но и поражают красотой

Первый камин — комом

…Пока на заводе не появился печник. Парень перенял от печника все навыки, а после перешел с работы грузчика на место мастера по печам. Владимир признается, что когда он начал создавать камины, к работе захотелось подойти творчески: «Я задавался вопросом: неужели никак нельзя преобразить печку, сделать красочным дымоход? А в те времена ничего не было, кроме плитки, штукатурки и мешковины, чтобы закрыть кирпич. Поэтому я решил попросту разукрасить свое творение». Но, как признается мастер, первый камин был комом.

Сейчас Печкин, как называют  Мудрогелова знакомые, работает на стройке в старобелорусской деревне Наносы Мядельского района. За полгода в одном из домов этнокультурного комплекса Владимир создал печь в виде деревенской избушки. На огромном панно над камином изобразил обычный день на селе: огородные работы, пасущегося на лугу коня, крестьянку, собирающую рожь, озеро Нарочь… Это русская печь не только по устройству, но и по виду. Здесь есть «лежак», место для топки и мангал. Окна избушки заменяют дверцы в камине. Сам же камин разделен на две комнаты. А на «чердаке» в таком домике лежат вылепленные из цемента… ноги. Видимо, для соблазна полежать на печи. Я тоже не смог отказать себе в удовольствии отдохнуть на «лежаке» на фоне сельского пейзажа, словно сказочный Емеля.

Про себя Владимир говорит: «Я — самородок. Ведь специального образования не имею, никаких курсов не заканчивал. Оно, считаю, и правильно, ведь теория меня только с толку сбила бы. В советские времена, когда одна печь стоила 120 рублей (целая зарплата), Владимир делал четыре камина в месяц. Сейчас, к сожалению, заказов немного, да и цены, честно говоря, заоблачные для обычного человека. «За одну печь-камин беру от 20 до 40 тысяч долларов. Но и заказы у клиентов «сильные»: кому замок сделать, кому — медведя слепить».

Мастехин сделает все

Второй проект Владимира также подходит к завершению. Это «зимняя» печь в другом доме этнокомплекса. Этот камин также спроектирован на две комнаты. На большой картине над печью — зимний лес и охота. А на печке лежит енот и держит в лапах фонарь. Этакая подсветка камина. Сделано все из… дерева. По крайней мере, так думают те, кто впервые видит подобные печи. Дело в том, что Владимир из обычного раствора создает деревянную кору. Как? Кладка, отделка, опалубки, металлические пластины. Вот основные этапы работы над печью. Материал разный: кирпич, силикатный блок, клей и цемент. Казалось бы, ничего особенного, что бы отличало от обычной кладки печи. Если бы в дело не вступили краски и… столовый ножик. Мастехин — инструмент скульптура, своеобразный талисман. Причем на всю жизнь. У Владимира — это обычный ножик, которым он выводит своих «главных героев» на печи. Разрисовка печи — последний этап. Владимир работает исключительно акриловыми красками. Говорит, быстро высыхают и не меняют цвета, а еще их можно смешивать, после чего на картине проявляется совершенно новый, натуральный шедевр.

Как и я, многие приняли печь Владимира за нереальную постройку. «Однажды я сделал медведя, и никто не верил, что он из арматуры. Когда статую увидел мой знакомый охотник, он не поверил своим глазам. Спросил, мол, что у тебя в доме делает настоящий медведь? А мои собаки и вовсе подойти боялись и лаяли на кирпичное чучело. Пожарные не дали сначала разрешения на продолжение строительства. «Ты что, сдурел, деревом печь обкладывать? А ну-ка, разбирай свой камин», — говорили». И таких случаев у Владимира не один десяток.

Сами животные, уверяет мастер Мудрогелов, делаются с тонкой арматуры, проволоки и пены. А потом при помощи раствора вылепливаются части. Начальник стройки в Наносах Олег Кулак не знает цены своему мастеру, а прораб Эдуард Черетонов восхищен печкой настолько, что первым забронировал место на теплом «лежаке» после завершения всех работ: «Никогда не видел ничего подобного. Сомневаюсь, что в Беларуси есть мастера такого рода, как наш Печкин. Он одновременно и художник, и скульптор. Когда разбогатею, обязательно попрошу Володю, чтобы мне сделал такую печку».

Количество работ у Владимира перевалило за пятый десяток. Но до сих пор нет такой, которая уехала бы в Эрмитаж. «Моя мечта — создать дворец. Рядом с дворцом — лес, где живут медведь, кабан, волк, бобр и заяц. Дальше в планах у меня — мельница и черт, который крадет муку. Еще одна задумка — ремейк на картину Шишкина «Утро в сосновом лесу». Сразу представляется печь-берлога, в которой горит огонь, а рядом медвежата тянут бревна. На все эти проекты уйдет лет 20, но не исключаю, что в голову могут прийти новые идеи. В такой работе, считает мастер, главное — терпение. Поэтому без лишней скромности Владимир подытоживает то, что годами составляло его основной труд: «Я создаю чудо. Людям нравится это, а мне приятно».

Владимиру Мудрогелову — 51 год. 30 из них он посвятил любимому печному делу. Владимир поставил цель — найти такого же, как он сам. «Научить этому невозможно, даже если я создам специальные курсы. Человек запомнит теорию, но работу не сделает. Поэтому искать нужно художника, а не строителя или скульптора».

Недавно Владимир познакомился с Никасом Сафроновым: Мудрогелов написал ему на сайт и пригласил посмотреть свои творения. Тот согласился, и теперь Владимир ждет в гости одного из известнейших художников современности.

Станислав ЛОБАТЫЙ, «СГ»

Фото Владислава ПОПЧЕНКО

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости