Деревообработка в валютном разрезе

В Беларуси большинство предприятий отрасли работают с прибылью

Исправились: большинство предприятий отрасли работают с прибылью
«К вам едет ревизор» — под такой рубрикой читатели «Р» в ближайшее время будут находить материалы экономической проблематики. Журналисты издания детально изучат ситуацию в разных отраслях и на отдельных предприятиях и попытаются найти ответы на самые острые жизненные вопросы. Что творится в строительстве, в промышленности и в реальном секторе экономики? Чем сегодня живут машиностроители, производители продуктов питания и представители сферы услуг? Никто и ничто не ускользнет от взора наших внимательных и скрупулезных «ревизоров».

Сложности, которые испытывают наши деревообрабатывающие предприятия, у всех на слуху. Модернизацию они в основном завершили, выпуск современной продукции наладили. Но вот незадача — запуск обновленных предприятий совпал по времени с кризисом внешних рынков. Если сравнивать нынешние цены на продукцию деревообработки с теми, что были в 2013—2014 годах, то становится понятно, в чем проблема: они изменились почти вдвое и, разумеется, в меньшую сторону. Вместе с тем стоит признать: наши деревообрабатывающие и мебельные предприятия пусть и с трудом, но все же продолжают работать и даже продают на экспорт продукции гораздо больше, чем ранее. Десятки тысяч работников этих предприятий не выброшены на улицу, не остались один на один со своими проблемами, а продолжают работать.

О том, что же сегодня на самом деле происходит в деревообрабатывающей отрасли, попытались разобраться корреспонденты «Р».

Плита мостит дорогу экспорту


Совсем недавно, в 2012 году, на окраине Ивацевичей буквально в чистом поле вырос новый завод по производству ламинированных и древесно-стружечных плит. Высокотехнологичное произвоство, оснащенное новейшей немецкой техникой, потребовало серьезных инвестиций. Цена вопроса — более     130 млн евро. Модернизация ОАО «Ивацевичдрев» стала одним из крупнейших проектов в истории деревообрабатывающей промышленности страны. Корреспондент «Р» приехал на новое предприятие и убедился, что деньги были потрачены рачительно.

Ламинированная плита предприятия пользуется спросом в России и Средней Азии.
Фото Павла ЛОСИЧА

Проектная мощность нового производства — 250 тыс. кубометров плит в год. Сегодня оно загружено на 120%. Ежедневно в Ивацевичах производят около тысячи кубов плит — это примерно три десятка фур. Оборудование работает 24 часа, семь дней в неделю. Останавливается предприятие только дважды в год — на новогодние и майские праздники. Тем не менее современное деревообрабатывающее предприятие оказалось в сложной ситуации. За последние три года конъюнктура рынка изменилась разительно. Заместитель генерального директора по коммерческим вопросам и маркетингу ОАО «Ивацевичдрев» Александр Ильницкий поясняет:

— Новый цех был построен в срок согласно проектно-сметной документации. Особых проблем у нас не возникло. В течение четырех месяцев производство вышло на проектную мощность. Спрос на нашу продукцию был очень высок, объем экспорта в 2013 году вырос почти в три раза. Но за последние несколько лет ситуация изменилась. Первое время 80% нашей ламинированной плиты экспортировалось в Россию и Среднюю Азию. Теперь до 45% продукции продается на внутреннем рынке. В Россию и страны ЕС уходит примерно по 25%. Соотвественно, около 5% продукции поставляется в Среднюю Азию и Украину. Сократить присутствие на рынке России мы были вынуждены из-за девальвации российского рубля и серьезно возросшей конкуренции. Из-за этих факторов цена на плиту упала в 2—2,5 раза.

За последние годы в России открылось несколько крупных заводов, которые в разы мощнее ивацевичского. Конкурировать с ними очень сложно прежде всего из-за высоких транспортных издержек. Например, доставка партии ДСП стоимостью 15 тысяч долларов из Ивацевичей в Таджикистан обойдется примерно в 10 тысяч долларов. Доставка с ближайшего российского завода — почти в два раза дешевле. Математика, в общем, нехитрая… 

Тем не менее Александр Ильницкий отмечает: предприятие постоянно работает над диверсификацией экспорта. Метаморфозы на российском рынке лишь подтвердили верность избранной стратегии:

— Всего три года назад российский рынок чувствовал дефицит, а следовательно, был для нас наиболее прибыльным. Разумеется, мы отслеживали регионы, где строились новые заводы, и уходили с этих рынков, подыскивая им замену. Но высокая конкуренция обвалила стоимость ламинированных плит, и теперь самая высокая цена — в Европе. Разница составляет около 30%. Сегодня наша продукция поставляется в 15 стран: в Польшу, Литву, Латвию, Чехию, Венгрию, Словакию. Предприятие работает рентабельно, но доходы, увы, существенно снизились. За первые два с половиной года из 132 млн евро инвестиций удалось погасить 28. Теперь о таких темпах приходится лишь мечтать. Хотя свои обязательства «Ивацевичдрев» выполняет в полном объеме. В том числе и перед тысячей наших сотрудников. Средняя начисленная зарплата — 710 рублей, и выплачивается она вовремя.

Наибольшую часть прибыли заводы вроде ивацевичского получают «у порога» — в соседних странах и регионах. Объясняется это просто: древесно-стружечные плиты — товар недорогой, и конечная цена во многом зависит от стоимости доставки. Однако завоевать свое место под белорусским солнцем сегодня ничуть не проще — конкуренция огромная. Производство плит примерно в два с половиной раза превышает емкость рынка. При этом еще не все наши предприятия вышли на проектную мощность. К тому же свою продукцию в Беларусь поставляют конкуренты из соседних регионов России. На «Ивацевичдреве» признают, что удержать 40—45% белорусского рынка в столь жестких условиях — задача трудновыполнимая:

— Очевидно, конкуренция будет только возрастать. Мы стараемся максимально оптимизировать работу предприятия. С момента запуска завода удалось на 20% сократить затраты на выпуск одного кубометра продукции. Все сырье получаем только напрямую от ведущих мировых производителей. Складские запасы относительно невелики — около 67% месячного объема производства. Поскольку спрос на плиты носит сезонный характер, этот показатель вполне приемлемый. К тому же нам нужно обеспечивать наличие всего ассортимента продукции. 

В ноябре 2014 года в ОАО «Ивацевичдрев» запустили цех лесопиления, способный перерабатывать 60 тысяч кубов круглого леса ежегодно. А с нынешнего года начали осваивать производство корпусной мебели. Сейчас этот проект проходит этап становления. На предприятии рассчитывают, что через пару лет ивацевичская мебель составит достойную конкуренцию именитым белорусским производителям.

В этом бизнесе лежать бревном нельзя


Среди экономистов, не очень лояльно относящихся к функционированию нашей экономической модели, деревообработка в последнее время стала притчей во языцех. По их мнению, эта отрасль — пример того, как государство нерационально вкладывает средства в модернизацию.  За последние несколько лет деревообрабатывающие предприятия действительно освоили более 1 млрд евро инвестиций, но вопрос их окупаемости можно считать открытым.


Производство паркетной доски в агрогородке Чернавчицы Брестского района.
Фото БЕЛТА

Самое обидное для предприятий деревообработки в том, что через пень-колоду они не работают. И даже в физическом выражении продают товара больше, чем раньше. Так, с начала 2016 года экспорт продукции только предприятий концерна «Беллесбумпром» вырос на 45%, за рубеж удалось продать товара на 104,2 млн долларов. Но если сравнивать нынешние абсолютные цифры с показателями двух-трехлетней давности, становится немного обидно. Просто цены на отдельные виды продукции деревообработки упали в два раза. Не стоит забывать и про защитные меры многих европейских государств: ввозные пошлины в размере 7% на деревообрабатывающую продукцию и мебель — с такими условиями нашим субъектам хозяйствования нужно очень постараться, чтобы быть конкурентоспособными. Теперь, используя сравнение из сказки «Алиса в Стране чудес» Льюиса Кэрролла, деревообработчикам приходится быстро бежать хотя бы для того, чтобы оставаться на месте. 

Год назад у нас пошли на беспрецедентный по мировым меркам шаг. В соответствии с Указом Президента от 24 июня 2015 года № 257 активы девяти базовых предприятий деревообработки были переданы под управление Банку развития. Меры принимались для улучшения их финансово-экономического положения. В числе таких «переселенцев» оказались «Борисовдрев», «Витебскдрев», «Гомельдрев», «ФанДОК», «Мозырский ДОК», «Мостовдрев», «Речицадрев» и другие. Фактически речь идет о том, что проблемные предприятия разработали отдельные бизнес-планы, которые долго согласовывали с управляющим банком и получили определенные отсрочки и «каникулы» по выплате основного долга. По крайней мере, пока приходится подстраиваться под неудобную конъюнктуру рынка, главный вопрос беспокоить их не будет.

Концерн «Беллесбумпром», в состав которого по-прежнему входят 9 проблемных деревообрабатывающих предприятий, с решениями передачи активов в Банк развития вынужден был согласиться. Хотя выходит так, что сегодня фактически эти организации находятся в двойном подчинении. Судя по данным статистики, ситуация сдвинулась с мертвой точки, хотя говорить о том, что меры уже привели к положительным результатам, пока не стоит. В начале нынешнего года предприятия стали своевременно рассчитываться за энергоресурсы и сырье, прекратились перебои в части выплат зарплат. Потом удалось увеличить загрузку основных производств. А к середине года появились и другие обнадеживающие симптомы. Самый главный среди них — выросли показатели промышленного производства и рентабельности. Это как минимум означает, что деревообработчики понемногу справляются со своими проблемами.

Бытует мнение, что, не обнови своевременно наши предприятия свои мощности, сейчас мы наблюдали бы картину совершенно иного толка. Продукция, произведенная по стандартам качества прошлого века, была бы невостребованной, и производства одно за другим объявляли бы о банкротстве. Теперь же, по крайней мере, есть возможность не потерять традиционные для себя рынки и нарастить присутствие в тех странах, где до недавнего времени у нас не было больших продаж. 

Аналитики рынка древесины считают, что исправление рыночной ситуации на более благоприятную не за горами. В особенности это касается рынка Евросоюза. Общий тренд рынка в этом направлении положительный, и по большинству сегментов наблюдается явная тенденция к росту. 

Кстати, проекты модернизации на наших предприятиях еще продолжаются. Картон, который по качеству не имеет аналогов не только в стране, но и в СНГ, скоро начнут выпускать в Добруше. Инвестпроект осуществляют за счет китайского кредита на базе бумажной фабрики. Сейчас объект построен на 85%. Все работы планируют завершить к середине следующего года. Выход на полную мощность проекта — один год. Основной вид производства — трехслойный картон. Он используется для упаковки пищевых продуктов, лекарств и для высококачественной полиграфии. Еще один громкий проект — новый завод сульфатной беленой целлюлозы в Светлогорске. Это один из крупнейших белорусско-китайских проектов. Мощность производства составит 400 тысяч тонн. Потребность нашей страны в беленой целлюлозе — только треть от этого объема. Остальное предприятие будет экспортировать.

Деревообработка в валютном разрезе


Наши мебельщики — доки в своем деле. Такую нехитрую истину я, к своему стыду, познал только около года назад, когда прогуливался под сводами Дворца Независимости в Душанбе. Выстроенный по всем канонам восточной архитектуры, он просто слепил роскошью, великолепием и филигранностью деталей отделки. А вот мебель в его залах, холлах и кабинетах была исключительно производства нашего предприятия «Пинскдрев». Оказывается, полесский производитель на крутом вираже обошел около сотни конкурентов со всего мира и выиграл главный тендер на поставку. Резные ажурные спинки стульев и ножек столов, изысканные изгибы обивки кресел и банкеток… Вот умеют же люди делать мебель, вот бы и на внутренний рынок такое поставлялось, думал я. Оказалось, зря я так думал — премиальная мебельная продукция, которая продается в нашей стране, в принципе, та же самая, что идет на экспорт. Производители не делают разницы, с каким клиентом им приходится работать — с нашим или иностранным.

С начала года экспорт продукции только предприятий концерна «Беллесбумпром» вырос на 45%.
Фото Виталия ПИВОВАРЧИКА.

— За последние два десятка лет у нас в стране произошла настоящая мебельная революция, — уверен Валерий Бушило, генеральный директор ЗАО «Молодечномебель», а по совместительству председатель Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности. — Вспомните начало 1990-х. Что продавалось у нас в магазинах? Самые простые шкафы из ДСП, которые были обклеены даже не шпоном, а бумагой. Но и за такой продукцией народ в очередях давился. Теперь же время изменилось — трехстворчатая архаика вкусу нашего потребителя уже не соответствует. 

По словам главы ассоциации мебельщиков, в принципе, все без исключений белорусские фабрики за последние годы прошли модернизацию и «теперь готовы удовлетворять запросы самых требовательных покупателей». Многие ручные операции на производствах ушли в прошлое, а станки с ЧПУ позволяют с точностью до миллиметра повторять изгибы на резных деталях. Для покупателя это как минимум означает постоянное качество. Однако самые главные перемены с нашей мебелью произошли даже не во внешнем ее оформлении, а… внутри нее. 

— Просто экологичность материалов стала совсем другой, — поясняет Бушило. — Модернизация деревообрабатывающих предприятий, производящих плиты МДФ, использование в нашей работе принципиально других отделочных материалов, в том числе и на водной основе, — все это привело к тому, что наша мебель имеет совсем другую структуру. 

Впрочем, главная фишка наших мастеров-мебельщиков, работающих на предприятиях, заключается не в передовых технологиях и компьютерном моделировании. Просто наши мебельные предприятия, как правило, реализуют у себя полный цикл производства — начиная от распиловки леса и заканчивая отделкой, что в итоге положительно сказывается на себестоимости продуктов. А еще качество продукции обеспечивается тщательным тестированием материалов, идущих в производство, в специальных лабораториях на предприятиях-производителях.

Юрий Назаров, председатель концерна «Беллесбумпром», считает: самый главный признак того, что наша мебель востребована на внешних рынках, — это растущие объемы экспорта в физическом выражении. География поставок в страны так называемой дальней дуги охватывает примерно два десятка государств. В нынешнем году в этом направлении продажи предприятий концерна увеличились на 45% — с 5,4 млн долларов до 7,8 млн. Втрое выросли отгрузки в Украину и Румынию, вдвое — в Азербайджан, в 1,7 раза — в Италию, Словению и Эстонию, в 1,5 раза — в Германию. Особо приятный для удовлетворения амбиций наших мебельщиков экспортный прорыв произошел на польском направлении. В эту страну отгрузки выросли вчетверо — до 3,2 млн долларов.

Фото Ирины МЕНДЕЛЕВОЙ

Количество производителей мебели у нас в стране за последние два года увеличилось вдвое. Специалисты считают, что этому в значительной мере поспособствовали программы поддержки малого и среднего бизнеса, а также достаточно легкий доступ участников рынка к сырью. Согласно последней статистике, производством мебели в Беларуси занимается около 600 субъектов хозяйствования. Среди них есть и гиганты наподобие ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев», СООО «ЗовЛенЕвромебель» или ЗАО «Молодечномебель», а есть и мелкие «гаражные» производства, которые собирают мебель из заготовок и выпускают максимум несколько мягких уголков в месяц. При этом примерно треть объемов производства мебели в стране (35,4%) приходится всего на 20 предприятий, входящих в концерн «Беллесбумпром». 

Такое положение дел, то есть рост числа мебельных предприятий, государство очень устраивает. Мебельщики ведь выполняют главную функцию — углубляют переработку того ресурса, который еще недавно массово продавали за рубеж «на корню». Торговать пиловочником или кругляком и товаром с высокой добавленной стоимостью — это, как говорится, две большие разницы. Математика простая: кубометр древесины, из которой изготовили мебель, — это продукция примерно на тысячу долларов США. Этот же объем, скажем, в виде фанеры — это всего лишь 200 долларов, а пиломатериалов — 80. Вот и решайте, что выгоднее…

ЦИФРА

Годовой объем производства мебели в стране — это примерно 500—520 млн долларов. Ожидается, что к 2020 году эта цифра увеличится почти вдвое, до 900 млн долларов.

МНЕНИЕ

Валерий БУШИЛО, генеральный директор ЗАО «Молодечномебель», председатель Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности:

— Белорусская мебель из массива подразумевает использование нашими предприятиями в своей работе древесины дуба. Это очень ценный для нас ресурс. Дерево, прежде чем попасть на производство, растет 100—120 лет. Но наш внутренний рынок дуба — это всего лишь 50 тыс. кубов пиловочника в год, и вот представьте, что треть этого объема — это потребность только нашего предприятия. Если взять еще таких потребителей, как «Пинскдрев» и «Косвик», то все — его уже не хватает. Тем не менее случилось так, что в прошлом году примерно треть пиломатериалов дуба была вывезена за пределы Беларуси — в основном в Польшу и Прибалтику. Бизнес простой: приезжает к нам иностранец с бэушной ленточной пилой, где-то в коровнике пилит дерево на черновые мебельные заготовки и вывозит их за рубеж. А внутренний рынок тем временем захлебывается от нешуточного дефицита такой древесины.

Наши соседи давно ограничили вывоз таких ценных ресурсов. Россия, к примеру, полностью запретила вывоз дубового сырья, в Украине действует запрет на вывоз круглого леса, а недавно он распространился и на вывоз обработанной сухой доски. Мы также инициировали появление проекта постановления о введении лицензирования на вывоз такой продукции. Документ уже согласован со всеми заинтересованными ведомствами и внесен в Правительство. Предполагается, что лицензия экспортерам будет выдаваться Министерством антимонопольного регулирования и торговли по согласованию с концерном «Беллесбумпром». Это в наших интересах. Ведь одно дело — вывозить дубовую древесину за рубеж, и совсем другое — продать по той же цене переработчикам внутри страны, а это и загрузка производств, и рабочие места, и выпуск более прибыльной продукции.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Андрей Таицкий, генеральный директор ОАО «Борисовский ДОК»:

— На экспорт мы продаем примерно 85% выпуска нашей продукции, приблизительно в равных долях между странами Европы и СНГ. В отличие от мебели, наша продукция ярко выраженной имиджевой составляющей не имеет. Доска, вагонка, обшивка — они ведь обезличены, и перед производителями стоит задача подтягивать свои качественные показатели к общим требованиям рынка. Стараться делать экспортный продукт как минимум не дороже, чем у конкурентов. Это непросто, ведь на традиционных для нас внешних рынках — в Прибалтике, Польше, Чехии, Германии — у местных производителей плечо доставки до конечного потребителя не такое длинное, как у нас. 

На внутреннем рынке ситуация схожая — здесь нам приходится конкурировать в первую очередь с российскими предприятиями. В свое время выгоднее было работать с Западной Европой, и мы наш белорусский рынок оставили для россиян. Но когда достаточно серьезно приросли в объемах и качестве, то с принципиально более низкими ценами, чем для экспорта, пришли сюда, в Беларусь. Так поступили многие деревообработчики, но лично для меня толчком стала беседа с директором одной из наших торговых сетей, который сказал мне: «Я патриот Беларуси, а мне навязывают российскую продукцию. Неужели ты не можешь продавать мне свои доски по таким же ценам?» Ответил, что могу. В итоге работаем на внутреннем рынке достаточно успешно. Да, цены при продаже на экспорт для нас сейчас выше, чем для внутреннего белорусского рынка. Но можно смело сказать, что внутренний рынок сегодня субсидируется нами по нескольким товарным позициям.

Сегодня предприятия деревообработки активно занимаются переработкой тех ветровалов, которых после июльской непогоды в стране очень много. Говорят, что это дешевая древесина, но не совсем так. Да, она чуть дешевле, чем если бы она была добыта в лесу в обычных условиях, однако качество у нее совершенно другое. В итоге если даже ты чуть выигрываешь в цене леса, можешь серьезно проиграть в качественных показателях. Синева, нарушение физических свойств древесины в результате стихии… Тем не менее производители покупают такую древесину и будут ее покупать, пока качество позволяет хоть что-то из нее сделать.

benko@sb.by

p.losich@gmail.com
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?