Деревня "дураков"

Да, бывают и такие населенные пункты. И не только в сказке про Буратино. Увы, есть подобная деревенька и в Беларуси в Могилевской области. На географических картах значится как Крулевщина.

Да, бывают и такие населенные пункты. И не только в сказке про Буратино. Увы, есть подобная деревенька и в Беларуси в Могилевской области. На географических картах значится как Крулевщина. Впрочем, свое нарицательное название она получила не из-за своих коренных жителей, а благодаря переселенцам из столицы. Свои квартиры в Минске люди обменяли на домишки-развалюхи в глуши Могилевщины. Как минимум на чудачество тянет. А точнее, на целую криминальную драму. Ибо все деньги от проданной столичной недвижимости попали в руки мошенников. Если не сказать больше…

Наливай да пей?..

Иногда наблюдаешь, как сгорбленный мужичок тащит мятый пакет с краюхой хлеба и бутылкой плодового вина. История у всех шаблонная: в советские времена был инженером или научным сотрудником, уважаемым человеком. Потом распад СССР, дикий рынок начала 90-х, нищенская зарплата, а там и вовсе сокращение… Жена не выдержала безденежья, ушла, и жизнь покатилась по наклонной. И теперь пол-литра «бормотухи», потрепанная мебель да пожелтевшие грамоты и благодарности - все богатство этих людей… Хотя нет, определенный капитал у некоторых еще остался - недвижимость. А говоря проще, квартиры.

С «черным маклерством» соприкоснулся лет десять назад, в разгар приватизации жилья. Одна женщина, о которой писал репортаж, в конце беседы доверительно зашептала на ухо:

- Квартиры у тебя своей нет? Так могу помочь. Тут в соседнем доме одинокая бабка живет. Болеет сильно да и попивает прилично. Долго не протянет. Досмотришь ее с полгодика, а она тебе квартиру и отпишет. Я договорюсь…

Может, от доброй души случайная знакомая предлагала свои услуги. Но меня покоробило. Корыстно пользоваться чужой болезненной беспомощностью - грех. Счастья от такой квартиры уж точно не будет.

А вот Нелли Петрушева и ее дочь Яна Мушина суеверностью не страдали. Квартиры одиноких людей они превратили в стабильный доход. И в методах не стеснялись. Чистокровные цыганки, в Минске они осели в частном секторе в районе улицы Розы Люксембург. Муж Петрушевой торговал наркотиками, за что благополучно и угодил в тюрьму. Женщины же решили заняться более интеллектуальным «бизнесом» - риелторским.

По своим каналам Петрушева принялась искать подходящих клиентов: чтобы были с квартирами, одинокие и желательно пьющие. Войти в доверие к таким людям достаточно просто: наливай да пей.

Любовь зла

Зинаида Данильченко жила одна в 3-комнатной квартире на улице Волоха, любила пропустить стаканчик-другой. Скрасить «досуг» одинокой женщины Петрушева отправила своих подельниц - Ольгу Фомину и ее дочь Яну. Дармовой водкой они быстро ввели Данильченко в жестокий запой. А между тостами не уставали намекать: напрасно уже не молодая и больная Зина в городе прозябает. Ей бы на свежем воздухе пожить, подлечиться. Лучше обменять квартиру на добротный коттедж. Однажды даже возили женщину в Червенский район, показывали красивый крепкий дом. Мол, хозяин хочет перебраться в столицу - хороший вариант, второго может не представиться.

Данильченко было согласилась. Да и как не прислушаться к совету столь заботливых подруг, как Фомины? Такие разве обманут?! Даже временное жилье ей присмотрели, пока будут оформляться многочисленные бумаги на недвижимость. Петля аферы все туже затягивалась вокруг пьяной женщины: трезветь ей принципиально не позволяли. Но карты мошенницам спутали сестры Данильченко. Когда на улице Волоха они обнаружили чужих людей - Фоминых, подняли переполох. В конце концов они нашли Зину и вернули домой. А «закадычным подружкам» Ольге и Яне посоветовали держаться от нее подальше.

Возможно, преступницы и оставили бы в покое «проблемную» клиентку. Но на квартиру уже нашелся выгодный покупатель, а Петрушева выпускать деньги из рук не привыкла. Зину снова принялись активно спаивать и как-то вечером в полувменяемом состоянии снова отвезли в цыганский дом на улице Солтыса. Там же подсунули на подпись Данильченко какие-то бумаги. Она поставила росчерк не глядя, поддерживая одну трясущуюся руку другой, теряя связь с реальностью после многодневного похмелья.

Так Зина стала почти бездомной. Через несколько дней ее вывезли в деревеньку Крулевщина на Могилевщине и оставили в ее новой «усадьбе» - покосившемся заброшенном домишке. Вернуться в столицу у Зинаиды не хватало ни денег, ни силы воли. «Зеленый змий», точно якорь, удерживал ее в глуши Могилевщины. Пока цыганки продавали ее квартиру, женщина продолжала пить…

Рядом ютились такие же бедолаги. Больше десятка человек «подарили» свою жилплощадь Петрушевой. И к каждой жертве аферистки находили свой психологический ключик. Двум молоденьким сестрам-сиротам настолько задурили голову, что они буквально помешались на «культуре» кочевого народа: перекрасили волосы в черный цвет, в уши вставили массивные серьги и т.п. Одна из девушек до сих пор живет у сестры Петрушевой на правах служанки. Как ни удивительно, довольна судьбой. Гипноз, да и только…

А пожилого Петра Семеновича - владельца «метров» в центре столицы - обошли с другой стороны: охмурили женскими чарами. Мужчина потерял голову от страсти к молодой цыганке и женился на Яне Петрушевой. Правда, законный брак не спас Петра Семеновича от коварства и переселения в могилевскую деревеньку. Но он до сих пор верит в честность жены. По крайней мере, давать показания против супруги наотрез отказался. А очутился в хибарке по чистому недоразумению. Воистину, любовь зла…

Квартирный вопрос

Бурную риелторскую деятельность Петрушевых и Фоминых прекратили сестры Данильченко. Во второй раз самостоятельно найти Зину они не смогли и обратились в милицию. Родственницу-то они в Минск привезли из захолустья, а вот квартиру на Волоха вернуть так и не смогли. Цыганки успели ее реализовать, а новые владельцы по закону считаются добросовестными приобретателями. Да и откуда покупателям было знать, что жилплощадь «ворованная». Но как полуграмотные цыганки смогли оформить сложную документацию на недвижимость?

Оперативники управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией по городу Минску и Минской области установили: цыганкам помогала Миховская, профессиональный агент по недвижимости. Не обошлось и без косвенного вмешательства одной из риелторских фирм. Квартиры для подстраховки сначала переоформляли на подставных лиц, а только потом выставляли на «открытую» продажу.

Беседа с оперативниками напомнила мне прошлогодние дискуссии по поводу изменений условий лицензирования риелторской деятельности. Признаюсь, меня тоже атаковали некоторые сомнения. Но когда вспоминаешь про бедолаг, переселенных в лачуги, понимаешь, насколько вовремя Президент и правительство обратили внимание на проблемы рынка вторичного жилья. И жесткие условия лицензирования - это своеобразный фильтр, защищающий общество от «серых» агентств по недвижимости. Ведь квартиру Зины Данильченко продали в обход закона.

Дело в том, что государство взяло под опеку социально неблагополучных граждан. По крайней мере, все сделки с недвижимостью алкоголиков, наркоманов, психически неадекватных граждан должны проходить согласования с местными властями. Списки неблагополучных квартировладельцев есть в каждом ЖЭСе. В одном из них числилась и Зинаида. Она и не лишилась бы квартиры, но Миховской какими-то окольными путями удалось «обелить» ее репутацию и снять с учета. Так жилплощадь Данильченко стала «свободно конвертируемой».

Окончательная точка в уголовном деле «черных маклеров» пока не поставлена. Суд Московского района вынес обвинительный приговор матери и дочери Фоминым. Ольга получила 10 лет лишения свободы, Яна - 6 лет. Миховская сейчас находится под следствием. Нелли Петрушева с дочерью вовремя почувствовали опасность (не иначе как цыганская прозорливость) и уехали за рубеж. Там теперь и скрываются. Их объявили в международный розыск по линии Интерпола.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости