Деньги на... воду. И на мышьяк?

ПИСАЛ я уже о проблеме вьетнамской рыбы в «Белорусской ниве» («БН» от 02.02.2011 г. «Правда о нелюбимом карпе»). В этой статье буду даже вынужден повторить некоторые мысли из предыдущей — для убедительности вновь открывшихся обстоятельств. Надеюсь, читатель поймет меня... В Беларусь пангасиуса, или вьетнамского сомика, начали завозить с 2008 года. Импорт шел довольно бурными темпами. В прошлом году продано более шести тысяч тонн филе импортной пресноводной рыбы. В том числе и тилапии. Почти сто процентов из нее — вьетнамского производства. К сведению, наши рыбхозы с торговлей реализовали 13 с половиной тысяч тонн своей продукции. Как видно, объемы собственных поставок и импорта относительно сопоставимы. А вот качество — никоим образом. Но об этом не знает покупатель. А жаль…

В мутных волнах рыбного импорта наш корреспондент попытался выловить рачительную логику. И не смог...

ПИСАЛ я уже о проблеме вьетнамской рыбы в «Белорусской ниве» («БН» от 02.02.2011 г. «Правда о нелюбимом карпе»). В этой статье буду даже вынужден повторить некоторые мысли из предыдущей — для убедительности вновь открывшихся обстоятельств. Надеюсь, читатель поймет меня... В Беларусь пангасиуса, или вьетнамского сомика, начали завозить с 2008 года. Импорт шел довольно бурными темпами. В прошлом году продано более шести тысяч тонн филе импортной пресноводной рыбы. В том числе и тилапии. Почти сто процентов из нее — вьетнамского производства. К сведению, наши рыбхозы с торговлей реализовали 13 с половиной тысяч тонн своей продукции. Как видно, объемы собственных поставок и импорта относительно сопоставимы. А вот качество — никоим образом. Но об этом не знает покупатель. А жаль…

Бактерии из Меконга

В ТОМ же Вьетнаме промышленным ловом ныне печально известного пангасиуса не добывают, а разводят на специализированных фермах. Особенно много этих ферм в устье реки Меконг. А река Меконг — каждый школьник знает — грязная. В ней большое количество бактерий, пестицидов, мышьяка, ртути, металлических примесей, вредных отходов, химически опасных веществ.

Есть еще ряд неприятных моментов. Для кормления вьетнамских видов рыб не требуются дорогие корма, как это практикуют наши рыбхозы. Нужны овощи, мелкая рыбешка, соя, рис и кое-что другое. А что? Можно только догадываться. Если вьетнамский сом за полгода набирает вес до 2 килограммов, то нашему карпу на это надо три года. Следовательно, считают специалисты, в корм подмешиваются антибиотики или стимуляторы роста, не исключено и применение генетически видоизмененных продуктов. А еще, поговаривают, самкам пангасиуса делают специальные инъекции для того, чтобы они более продуктивно метали икру.

Если так опасна эта рыба, почему не запретить ее ввоз? Недавно в нашей стране так и поступили. Есть межведомственная комиссия по проведению конкурсов на определение юридических лиц, обеспечивающих реализацию исключительного права государства на осуществление импорта пресноводной рыбы, продуктов переработки рыбы и морепродуктов. Она на целый год ввела табу на импорт в Беларусь пангасиуса с тилапией и некоторых видов морских рыб. Решение такое принято в первую очередь с целью защиты своих производителей. И потребителей…

Кому запрещение, кому — «в порядке исключения»...

ПРИШЛА жена после хождения по торговым точкам, посмотрела на меня и, ехидно улыбнувшись, сказала:

— Ну что, борцы против пангасиуса? Запрещенная на ввоз вьетнамская рыба спокойно продается во многих магазинах Минска.

— И где, например? — насторожился я.

— А рядом, в «Виталюре», на улице Есенина.

Вот так новость! Поспешил в «Виталюр». Да, лежит вьетнамский пангасиус. Поинтересовался у продавщицы: берут ли заморское филе? Заверила: берут и охотно. Особенно пенсионеры. Правда, при мне никто не купил и килограмма. В «Виталюре» поинтересовался документами, которые удостоверяют надежное качество импортируемой продукции. Документы показали. А вот кто дал разрешение на ввоз запрещенной рыбы, так и не пояснили. Лишь сказали многозначительно: все, мол, легально, все в рамках закона!..

Помните, ходил анекдот про человека, который утверждал, что он хозяин слова. «Я его дал, я его и забрал обратно». Нечто подобное произошло и с межведомственной комиссией. Конечно, есть запрет, но как не порадеть, если просят? Этими просителями оказались ОДО «Виталюр», ООО «Аквапромресурс», ЧТУП «Фрелиэйсэксим» — импортеры рыбной продукции.

«Виталюр», например, заключил договор на поставку 25 тонн филе тилапии. Но в пути следования контейнера произошла задержка, связанная с высокой загруженностью портов в предновогодний период. И груз прибыл в Клайпеду только в конце января. В конце января доставила туда почти сто тонн филе пангасиуса с тилапией и фирма «Аквапромресурс». Ну и «Фрелиэйсэксим» не отличился оперативностью. Поэтому было слезное прошение и благородное разрешение: «в порядке исключения». Заседание межведомственной комиссии проходило 28 января 2011 года. В документе, который появился потом, мне все понятно, кроме вот такой ремарки. Цитирую дословно:

«Справочно. В 2011 г. импорт филе пресноводных рыб (товарному коду 0304, к которому относятся тилапия и пангасиус, ввоз продукции запрещен)». Кому это адресовано?

Поговаривают, решение межведомственной комиссии в Минторге запретом не считают. Ведь оно принято на один год, а потом ситуация может измениться. Я беседовал на эту тему с начальником управления организации потребительского рынка продовольственных товаров Минторга Республики Беларусь Любовью Язепчик. И Любовь Федоровна мне пояснила:

— Что касается запрета на ввоз пангасиуса и некоторых видов морских рыб, то межведомственная комиссия поручила нам провести мониторинг рынка. По итогам первого квартала мы дадим информацию по его состоянию. И уже комиссия будет принимать решение. Но с полной ответственностью могу сказать: на рынке спокойная обстановка. Рыбы достаточно. Нет никакого опасения, что при отсутствии запрещенной на ввоз рыбы возникнут проблемы. У нас сейчас даже расширился ассортимент морской рыбы. Да и пангасиусу с тилапией замена будет стопроцентная. Особенно если белорусская прудовая рыба станет дешевле. Вопрос этот уже обсуждался, и есть все предпосылки к тому. К концу года увеличиваем в два раза количество аквариумов во всех магазинах регионов. А Мингорисполком предложил Департаменту по мелиорации и водному хозяйству Минсельхозпрода открыть пять фирменных магазинов в Минске.

— Любовь Федоровна, но вернемся к сомикам и тилапии. Я обзванивал многие организации, которые так или иначе имеют отношение к этой проблеме, и мне их специалисты прямо заявляли: а проблемы никакой, пусть пресноводная продукция из далекого Вьетнама продается в Беларуси, претензий по качеству к ней нет. Не получится у нас так, как в России или Украине? Там то запрещают ввоз рыбы из Вьетнама, то разрешают. Игры непонятные идут.

— Госстандарт и Минздрав проводили исследования этой рыбы, они брали образцы, делали сравнительный анализ и не нашли ничего, что угрожало бы здоровью человека. А вообще, чтобы вы знали, рыба не подлежит ни гигиенической регистрации, ни сертификации. Потому что она скоропортящийся продукт, и импортеры обязаны сами заботиться об удостоверениях качества, поставляя образцы рыбы на проверку в аккредитованные лаборатории. Без этого документа ни один магазин не примет их продукцию. Именно импортер несет ответственность за качество.

— А какой импортер станет сам себе вредить! Американские специалисты, например, считают, что только два процента импортируемых из Вьетнама рыбы и морепродуктов поддаются проверкам, весь остальной объем поступает на рынок без предварительного контроля.

— На эту тему вы лучше со специалистом поговорите.

Этим специалистом стала Людмила Божко, руководитель отраслевой испытательной лаборатории Научно-практического центра по продовольствию НАН Беларуси. Людмила Дмитриевна заявила, что коллектив работает с фирмой «Виталюр» и каждая партия рыбы, поставляемая импортерами, исследуется по всем показателям, от пестицидов до нитрозаминов. Претензий не было, качество соответствует норме. И в лаборатории Белорусского государственного ветеринарного центра, куда были представлены образцы сомика, не было претензий. Ни по токсичным элементам, ни по микробиологическим показателям.

«Химия» на сковородке

А ВОТ что вызывает претензии и заслуженные нарекания, так это пищевая ценность рыбы. Мясо пангасиуса на 20—30 процентов состоит из воды, в нем много жиров, мало белков. Представьте себе, вьетнамцы во избежание потери массы тех же сомиков глазуруют их в четыре слоя льда, искусственно увеличивая вес на треть, хотя по стандарту масса глазури не должна превышать четырех процентов от общей массы рыбы. А сколько раз ее перезамораживают, пока импортируемый продукт прибудет к нам из далекой страны. Кто считал, кто знает? Мы уже говорили, какие задержки бывают на пути из Вьетнама в Беларусь. Вот почему пангасиус ни жарится, ни тушится, а, залив сковородку водой, разваливается как некое месиво. Сам видел это. Выброшенные на ветер, т. е. на воду, деньги!..

Есть еще одна тайна экзотической рыбы. Задумайтесь, как пангасиус может храниться без вакуумной упаковки 12 месяцев? На этикетке написано такое заверение. Секрет простой — триполифосфат натрия. Данный химический компонент вводится в мясо рыб для удержания влаги. Как известно, ледяная глазурь выполняет свою функцию только три месяца, а затем начинается доступ кислорода, окисление жиров, усыхание продукта. Эту тайну поведал директор Института рыбного хозяйства НАН Беларуси Владимир Костоусов. И добавил:

— А полифосфаты опасны, они могут вызвать расстройство желудка и другие заболевания.

— Но у руководителей отраслевой испытательной лаборатории иное мнение, — говорю Владимиру Геннадьевичу. — Они отрицают наличие названного вами химического компонента.

— Скорее всего, в данном направлении исследования не проводятся, — ответил директор института.

Обратимся к третейскому судье. У меня в руках доклад Хельги Джозопейт (ФАО ООН) на IV Международном конгрессе рыбаков. Доклад обстоятельный, доброжелательный в отношении вьетнамской рыбы и вьетнамских рыбаков. Но там черным по белому написано: «Химикаты: использование триполифосфата натрия в комбинации с высоким процентом глазури».

Ставка на свою рыбу

АЛЕКСЕЙ Степаненко в недалеком прошлом возглавлял Государственное республиканское объединение рыбного хозяйства. Он хорошо знает ситуацию в отрасли, знает толк в рыбе, в том числе и морской.

— И какой из них отдаете предпочтение? — спросил Алексея Николаевича.

— Линю и озерно-речной рыбе с карпом.

— А вьетнамского сомика пробовали?

— Пробовал. Но завозить пангасиус и тилапию надо только в двух случаях: когда рак на безрыбье рыба и когда у государства столько денег, что куры не клюют. В остальном ставку надо делать на свои рыбхозы, на своих арендаторов и инициативных частников. А Меконгов у нас хватает. Причем чистых. И с чистой репутацией.

Прав Алексей Степаненко. Негоже нам, белорусам, жителям синеокой страны, где струятся более 20 тысяч рек, где смотрятся в небо 11 тысяч озер и около 150 водоемов, возить рыбу за тридевять земель. Но наша голубая нива с рынком пока не в ладах. Объем упущенной выгоды исчисляется миллионами долларов. А сколько валюты забирает импорт рыбы? Только те «опоздавшие» фирмы, о которых уже говорилось, «подарили» вьетнамцам 300 тысяч долларов.

Когда научимся считать собственные деньги?..

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости