Деньги на лечение. В поиске панацеи

«Доверяй, но проверяй» — в наше время эта поговорка распространяется даже на благотворительность...

«Доверяй, но проверяй» — в наше время эта поговорка распространяется даже на благотворительность. Увы, гуманностью общества пользуются. Звучит странно, но некоторые умудряются нажиться на... собственном горе. Да, ребенок болен, нужна операция, денег собрали чуть больше, чем рассчитывали. А на остаток купили машину, чтобы было проще возить малыша по больницам. Или же ребенок уже пролечился, а мама продолжает взывать о помощи. Мол, повезу его на отдых в Италию, Испанию... Был случай, когда родители собирали деньги малышу на трансплантацию печени в Москве, хотя в пересадке он не нуждался! А бывает, даже не пройдя всех обследований, отказываются от помощи наших специалистов: «Если лечиться, то только за рубежом. Там лучше!» При этом в объявлении о сборе средств добавляют ноту безысходности, дескать, «наши врачи отказались», «не знают, что делать». Что это — каприз, сознательная игра на чужих чувствах или бессознательное, но обидное неверие в нашу медицину?


В поисках «нейтрального клапана»


Медики частенько узнают в этих объявлениях своих пациентов. У девочки — остеосаркома. Мама просит на операцию, а онкологи недоумевают: ребенка уже прооперировали, причем успешно, Минздрав оплатил покупку немецкого протеза коленного сустава. «Так мне на жизнь не хватает», — объясняет мама. У другого ребенка лейкоз в ремиссии. В РНПЦ детской онкологии и гематологии звонит социальный педагог из школы: в очередной раз семья собирает деньги, дескать, лечение дорогое и может понадобиться трансплантация, а так ли это? Врачи лишь пожимают плечами: ребенок абсолютно в порядке — бесплатное стандартное лечение, хороший прогноз. Спрашивают у мамы, на что собирает. «А какое ваше дело? — говорит. — На что хочу!»


Заместитель директора РНПЦ «Кардиология» по детской кардиохирургии Константин Дроздовский с удивлением читает эмоциональные объявления с просьбой спасти ребенка с врожденным пороком сердца, которому требуется операция в Литве, США, а то и в Армении: «Мы оперируем абсолютно ВСЕ врожденные пороки сердца с использованием лучшего мирового опыта. Результаты такие же и даже лучше, чем во многих центрах». Выходит, можно написать все, что угодно? Предлагаю Константину Викентьевичу вместе посмотреть в интернете благотворительные счета, в которых звучат «сердечные» диагнозы. Доктор Дроздовский вводит фамилии в электронную базу данных РДХЦ. Вот этот ребенок регулярно у них наблюдается, но в операции не нуждается. Родители же пишут, что «в клиниках Беларуси было отказано в операции по причине большого риска для жизни», а врачи в Литве, мол, их ждут уже в следующем месяце. Поэтому очень срочно нужны 20 тысяч евро... Вводим другую фамилию. Малышу показано хирургическое вмешательство, но мама отказывается от госпитализации уже несколько лет, копит на лечение за границей. Были в интернете фамилии, которые вообще никогда не значились в базе данных кардиоцентра! Или вот: деньги нужны «на реабилитацию после неудачно проведенной операции по коррекции порока сердца: услуги логопеда, инструктора ЛФК, поездки в Москву для планового обследования и занятия с рефлексотерапевтом».


— Какое это имеет отношение к пороку сердца? Сердце вылечили успешно. Три года назад был последний осмотр, даже медикаментов ребенку не надо, — возмущается Константин Дроздовский, отыскав в электронной базе карточку малыша, и еще больше поражается следующему объявлению: «Пролапс нейтрального клапана. МАРС. Добавочная вена. Вертикальная находящаяся между желудочками. Требуются средства на лечение». Во–первых, клапан — митральный, а не нейтральный! Во–вторых, такие диагнозы на качество жизни никак не влияют. Я с пролапсом клапана в хоккей играю!


Заграница нам поможет?


В РНПЦ травматологии и ортопедии, был случай: родители обратились впервые, только когда возникли осложнения у дочери после операции в Израиле. Наши специалисты вздохнули: многое из того, что могли бы, уже делать поздно. «На целый ряд наших операций есть авторские свидетельства, — заведующий лабораторией ортопедии и травматологии детского и подросткового возраста Олег Соколовский показывает черно–белые снимки пациентов и популярно объясняет, в чем уникальность белорусских методик. — Именно к нам приезжают немцы, японцы учиться делать тройные остеотомии таза. Потому что наш метод менее травматичен и более эффективен. Такую операцию стоило бы провести и этой девочке с болезнью Пертеса. Но родителям почему–то в первую очередь было важно слово Израиль».


Поездка за границу — это не покупка билета в рай. «Если вы приехали в клинику с мировым именем, не значит, что держите бога за бороду», — в один голос говорят медики. Лечат–то конкретные люди. Олег Соколовский вспоминает 3–летнего ребенка, которому требовалась операция на тазобедренных суставах. Одну ножку прооперировали наши врачи, и удачно, а вторую родители решили оперировать в Германии. «Может, не лучшая клиника или просто не повезло. Но нам пришлось потом переделывать за ними, потому что стало хуже, чем было, — резюмирует Олег Соколовский. — Второй раз их там уже никто не ждал: мол, ну извините, не получилось».


В детской онкологии ни по одному направлению нет результатов хуже, чем за рубежом. Где что хорошо лечится — специалисты берут их протокол (схему лечения) и внедряют. Поэтому у нас все стандарты — международные. В прошлом году в РНПЦ детской онкологии и гематологии прошли лечение 88 иностранцев, из них 17 приезжали на трансплантацию костного мозга. Почему же среди наших соотечественников находятся те, кто настроен только на операцию за границей? Понять можно: от того, насколько радикально прооперируют, зависит многое. Наши онкохирурги говорят как есть: «Может, удастся удалить всю опухоль, а может, нет. Иногда это можно увидеть только в момент операции». А за рубежом, перекинувшись двумя–тремя словами через переводчика, оптимистично заявят: «Приезжайте, мы вас берем».


— Но это не гарантия, что там произойдет чудо! — говорит заведующий оперблоком центра хирург Артур Шиманский, который не раз работал в операционных европейских клиник. — Если по 10 больных с одинаковыми диагнозами оперировать у нас и у них — картина будет примерно одна и та же. Но зарубежные медики не несут ответственности за исход операции. Ведь пациент подписывает бумаги, что согласен на все и не будет в претензии. Поэтому там врачи больше склонны рисковать. А поскольку пациент потом долечивается у нас, то и необоснованные претензии получаем мы: мол, наше лечение привело к осложнению, а вовсе не операция.


Принять готовы любого не потому, что тамошние медики всесильны, а потому, что они на этом зарабатывают. Анна Зборовская, замдиректора по оргметодработе РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, вспоминает ситуацию, свидетельницей которой стала в венской клинике: «Приехал ребенок из Азии с шестым рецидивом лейкоза, с двумя гепатитами. Родители долго искали медцентр, в котором бы им провели трансплантацию, и приехали с такими чувствами: «Ой, мы так рады, мы так благодарны, что они взялись. Нам отказали 8 клиник!» Я спросила у врачей: «Вы считаете, есть шансы?» Они ответили: «Ни одного. Но родители платят, мы выполняем. Мы берем деньги не за то, что он выздоровеет, а за то, что проведем трансплантацию с учетом всего нашего опыта, знаний, технологий».


На самом деле, если у нас что–то невыполнимо или нет нужного оборудования, то государство выделяет деньги для направления ребенка за рубеж. В прошлом году Минздрав оплатил лечение 33 пациентам из 95 обратившихся. Собирается целый консилиум из ведущих специалистов, которые решают, справимся ли своими силами. Нет — Минздрав ищет зарубежную клинику, заключает с ней договор и оплачивает услуги. А кроме того, и поиск донора за рубежом для трансплантации костного мозга, если не нашли донора в Беларуси.


Спору нет, каждый имеет право выбирать, где лечиться, и волен собирать на это деньги. До 2006 года подобные объявления появлялись в прессе только с одобрения Минздрава, где заседала экспертная комиссия, решавшая, когда лечение за границей обоснованно и, главное, эффективно. Потом схему открытия благотворительных счетов упростили. Теперь достаточно предоставить информацию о том, что ребенок болен. Лишь изредка банки интересуются у специалистов, действительно ли все так серьезно. Но в большинстве случаев это остается на совести просителя. Впрочем, кто–то возразит: не проверяем же мы, как распоряжаются деньгами те, кто просит милостыню. А значит, можно и дальше со спокойной душой собирать на лечение «пролапса нейтрального клапана»?..


Компетентно


Начальник отдела медицинской помощи матерям и детям Минздрава Елена Богдан:


— Конечно, не все методики в стране есть. Например, у нас очень долгое время не оперировали краниостенозы у детей. Очень редкая патология. Наши специалисты ездили в Москву, в НИИ нейрохирургии им. Бурденко, куда мы отправляли на лечение детей. И вот в этом году такие операции начали делать сами. Медицина развивается, и в центрах активно изучают международный опыт, внедряют его. Сегодня наши детские кардиологи готовятся к трансплантации детского сердца. А известный американский детский кардиохирург Вильям Новик берет наших специалистов в свою бригаду уже для того, чтобы обучать врачей в других странах.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сафонов Анатолий
Наша медицина с каждым днем развивается все лучше и лучше, иногда обгоняя потребности. Государство, в частности, выделяет на это очень большие деньги. Это и нужно делать и в первую очередь там, где есть медицинские учебные заведения, где есть те, которые хотят и могут работать с этим оборудованием. Но, как показывает жизнь, например в Корме, Гомельской области, такой центр существовал только на бумаге, а купленное оборудование, как отметил госконтроль - ржавело в сарае и разбиралось по-частям. В некоторые больницы закупили лазерные скальпели, а работать персонал на них не обучили. Не так здесь все так просто. Да и зарплата медиков и особенно "низшего" персонала - оставляют желать лучшего. А иногда этот низший персонал (без высшего образования) работает по квалификации лучше врачей, имея большой опыт. Медсестры с большим опытом мало чем отличаются от врачей.<br /><br />Вообще, статья хорошая. Я горжусь нашими медиками. Это большие труженики нашей страны, которые как и мы учителя, перебиваясь на копейку с копейки, держим нашу марку специалистов высокого уровня. Наше образование и медицину профессионалы признают во всем мире. Есть только одно непризнание - это по политическим мотивам. Наши "неуспевающие" дети, выезжая за границу жить, становятся самыми успевающими учениками в школах и это не потому, что их там так хорошо научили, а это потому, что возрастные требования по программе у нас гораздо выше, чем там и наши дети обгоняют их сверстников на несколько лет. Наши врачи, выезжающие работать за границу, вообще удивляют своих коллег, которые без современного диагностического оборудования бессильны перед болезнью пациента, а большинство наших врачей безошибочно делают диагноз, удивляя своих западных коллег. Поэтому и у наших врачей должно быть такое оборудование, чтобы не отставать, а даже превосходить своих коллег. <br /><br />Если говорить о доступности и стоимости услуг (даже платных), то мы - впереди планеты всей. Я знаю многих израильтян и поляков, которые специально приезжают к родственникам в Беларусь, чтобы подлечиться. Поэтому вложение страны в медицину и образование - всегда себя оправдывают
мальчиш-кибальчиш
Давать комментарии на эту тему на мой взгляд должны исключительно профильные специалисты-доктора и в первую очередь психологи,психотерапевты, и узкие специалисты,замечу только, что общаться с родителями больных детей невероятно сложно,а убеждать и того сложнее......
Svetlana
А я считаю, что этот вопрос надо отрегулировать на законодательном уровне. За сбор средств не по назначению – ввести строгую административную ответственность. Понятно, что сумма за операцию может превысить запланированную (осложнения, реабилитация и т.п.), но должен быть предельный лимит. Надо открывать благотворительные счета без права обналички и перевода средств непрофильным организациям. То есть все собранные деньг – только на лечение.
Александр
Очень редко и малыми суммами помогаю людям. Спасибо автору за то, что она своей статьей отбила охоту помогать людям. С другой стороны я понимаю, если наши врачи используют иностранное оборудование, материалы и лекарства, то мы конечно отстаем от медицины развитых стран. Вины врачей в этом нет, т.к. все зависит от уровня финансирования медицины и оплаты их труда. Чем выше будет оплата их труда и услуг, тем больше будет людей, стремящихся сохранить свое здоровье.
Лисичкина
Операция может быть ребёнку не показана на данный момент нашими специалистами по причине отсутствия специализированного оборудования, и родители начинают поиск возможностей за рубежом. Аналоги лекарственных средств местного производства, к сожалению, зачастую намного токсичнее оригинальных и вызывают множественные побочные эффекты. Медики это знают и признают лишь в личной беседе, а получить необходимые подтверждающие документы практически невозможно - ведь это развеивало бы миф о всесильности государства. <br /><br />К большому сожалению, статья тему не раскрыла, и для думающих людей, наоборот стало очевиднее, что государство не справляется со своей задачей. Никто не умоляет стараний наших медиков спасать больных детей за мизерные зарплаты и не имея достойного оборудования. Но это никак не отражает развитие здравоохранения и заботы о людях в целом.<br /><br />Да, безусловно, необходим определенный контроль за использованием средств, поступающих на благотворительные счета родителей больных детей. Но, на мой взгляд, статья не об этом! А о том, как здорово всем лечиться у нас...
михаил
Согласен с г-жой Лисичкиной. Вопрос не в том, где лечиться при прочих равных условиях. Вопрос в постановке соответствующих операций на поток. Я тоже горжусь нашими врачами. Но очень важно время и наличие соответствующего оборудования. Клиники Европы в любое время готовы принять пациентов не потому что у них врачи лучше, а потому что на технологическом уровне у них все подобные операции обкатаны многими годами. И естественно, имеется наличие самого современного оборудования, которое постоянно обновляется. <br /><br />Можно сколько угодно хвалиться , что "Беларуские врачи сделали первую в СНГ пересадку комплекса сердце-легкое", но это ни что иное как единственная, пусть и уникальная операция. Поэтому многие люди, которые не могут ждать, собирают средства для лечения за рубежом. Кроме того, даже если консилиум врачей подтверждает, что человека надо отправлять за рубеж, то представляю, сколько Минздрав будет искать клинику, потом окажется, что деньги не выделены, потом бог знает когда проплатят, уладят все формальности и тд, пациенту может помощь уже и не понадобиться.
мальчиш-кибальчиш
Извините,еще пару слов,настаиваю на введении обязательного медицинского страхования в размере 1% в месяц со всех доходов со всех социальных слоев, чей доход превышает 2-й МПБ,возможно медстраховка на детей в 0.1% и ввел бы обязательную АВТОМЕДСТРАХОВКУ!!!!!!!!!
Ксения
В моей семье воспитывается ребенок с ДЦП тяжелой формы. Вот пишут на лечения в Америку, Китай, ну и что съездили заплатили посмотрели Америку,Китай и в итоге лечения продолжаем дома сами, массаж, ЛФК, иглотерапию ну и.д. Так не проще ли маме с самого начала не запускать ребенка а сходить к специалисту на консультацию, у нас в Белоруссии и начать самой заниматься и не терять время зря. Ну а заграницей делают все то же только за Вас( вы платите, там делают) а также самой надо заниматься. Так зачем, если можно красиво написать и Вам соберут деньги, что бы эта мама красиво пожила. Люди Вы поймите, что врожденное поражения мозга излечить не возможно! Облегчить состояние, Да.И дети с поражением головного мозга, не станут профессоршами. А у многих в дальнейшем со всеми вмешательствами ,получаются не хорошие последствия, ну например , так ребенок сидел гулял, после лечения ребенок агрессивный ,все ломает, может дойти, что врежет матери. Это центральное поражения мозга. Да вы сейчас скажите клонила , клонила и при клонила, нет вот действительно чего нет у нас в Государстве так это реабилитационной нормальной техники, колясок, приспособлений для купания, ходунков и т.д( ну то есть что бы посадить ребенка и он расслабился-это важно, а ни седел скрючившись в плоть до судорог) . Да вот здесь я согласна, тут можно помочь. Но и судить в всех я не хочу, не проще ли заняться дома лечением а не запускать ребенка и надеяться на чуда. На лекарство просить не знаю, адресная помощь, если предоставить все документы и цены сколько стоит препарат в России они выделяют до 10 БПМ. Ведь мы рожали не для государства,а для себя и спрос с нас. Ну когда нибудь и государства может помочь. Я один раз в жизни обратилась в Фонд Шанс, и моему ребенку отказали, а нам всего лишь нужна была инвалидная коляска Райсер + производства Польша цена 1050 долларов, это без дороги чисто одна коляска. И нам сказали нет. А я ведь одна воспитываю своего ребенка и ни кто, ни когда,кроме адресной помощи нам не помогал и сама добилась какого то сдвига у ребенка,потому что занималась а не надеялась на благотворительность. Как теперь привыкли, мы попросим ,нам дадут,мы поедим, там позанимаются. Там упущенное время,с Вас содрали деньги и громко обещали . Люди пожертвуйте эти деньги в государство на развитие медицины, и больше никому не придется не куда ездить.
Екатерина
Признаться, была худшего мнения о белорусской медицине и лучшего - о людях, собирающих деньги на лечение детей. За последних вообще стыдно, да заодно еще и страшно - по-моему, здоровьем собственных детей, приписывая им смертельные пороки, шутить нельзя.
elli
Я из Латвии ,и так странно читать такие коментарии "Люди пожертвуйте эти деньги в государство на развитие медицины, и больше никому не придется не куда ездить",государство по моему это последняя инстанция куда надо что то жертвовать.
elli
"Но и судить в всех я не хочу, не проще ли заняться дома лечением а не запускать ребенка и надеяться на чуда." можно конечно заниматься лечением дома,если пособие по инвалидности ребёнка позволяет это сделать,и вам не надо работать на двух работах,что бы его прокормить при этом нечего не просить у людей.<br /><br />А фонды многие вообще в принципе нельзя контролировать,в нашей стране (я из Латвии) например собираються деньги на приют собачек и кошечек,на спасение балтийского моря,на компьютерные курсы для пенсионеров,на устройство праздников и это всё пожертвования,не кто же ведь не против.<br /><br />Что же так нападать на родителей тяжелобольных детей,они ведь не на канары ездят,а пытаються дать своим малышам самое лучшее и самые комфортные условия,ведь им тяжелее чем например "балтийскому морю" или организатору концерта.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?