Денежный пятачок, или Как за четыре года создать лучший в стране свинокомплекс?

Попалась на глаза цифра, озвученная на одной из недавних коллегий Минсельхозпрода: в белорусском свиноводстве за первый квартал 2011 года недополучено около 8 тысяч тонн мяса — на 31 миллиард рублей. Похоже, ситуацию никак не назовешь безоблачной. Ведь не случайно Совет Министров недавно утвердил Республиканскую программу реконструкции, технического переоснащения и строительства свиноводческих комплексов. Ставится амбициозная задача: к 2015-му увеличить производство свинины в Беларуси до 630 тысяч тонн в год. Пока имеем в активе объемы в 1,5 раза ниже. Удастся ли вывести отечественное свиноводство, как запланировано новой программой, на уровень развития, которого не было в советские времена? Когда отрасль держалась на внутрисоюзной кооперации, основой которой было дешевое зерно? Ответы на эти вопросы попытаемся найти в Крестьянском хозяйстве Михаила ШРУБА (на снимке) — именно там, в Житковичском районе, работает лучший сегодня свинокомплекс республики…

Ставится амбициозная задача: к 2015-му увеличить производство свинины в Беларуси до 630 тысяч тонн в год. Пока имеем в активе объемы в 1,5 раза ниже.

Попалась на глаза цифра, озвученная на одной из недавних коллегий Минсельхозпрода: в белорусском свиноводстве за первый квартал 2011 года недополучено около 8 тысяч тонн мяса — на 31 миллиард рублей. Похоже, ситуацию никак не назовешь безоблачной. Ведь не случайно Совет Министров недавно утвердил Республиканскую программу реконструкции, технического переоснащения и строительства свиноводческих комплексов. Ставится амбициозная задача: к 2015-му увеличить производство свинины в Беларуси до 630 тысяч тонн в год. Пока имеем в активе объемы в 1,5 раза ниже. Удастся ли вывести отечественное свиноводство, как запланировано новой программой, на уровень развития, которого не было в советские времена? Когда отрасль держалась на внутрисоюзной кооперации, основой которой было дешевое зерно? Ответы на эти вопросы попытаемся найти в Крестьянском хозяйстве Михаила ШРУБА (на снимке) — именно там, в Житковичском районе, работает лучший сегодня свинокомплекс республики…

С точки зрения хозяина…

Этот производственный объект интересен и с другой точки зрения. Принадлежит он частному сельхозпроизводителю, что пока в Беларуси редкость. Почему «единоличники» еще не так активно осваивают животноводство — отдельный разговор. Михаил Шруб считает: тут главный камень преткновения — нехватка земли. Ведь, чтобы иметь комплексы — молочный ли, мясной, — нужны не десятки гектаров, а тысячи. А местные власти пока не очень охотно прирезают землю фермерам. Ставка делается по-прежнему больше на крупнотоварный сектор?

— Да, к сожалению, это так, — рассуждает Михаил Шруб. — Но, скажите, разве не стоит обеспечивать равенство возможностей как для СПК, так и для КФХ? Ведь мы на своем примере доказали: фермерское хозяйство может «потянуть» эффективное, развитое свиноводство! Согласитесь, подотрасль специфическую, затратную, требующую высочайшей квалификации специалистов, толковой организации труда…

Истории этого успешного производственного объекта — меньше пятилетки. Строительство начали, вспоминает Шруб, в 2007-м. Через восемь месяцев уже «заселили» комплекс, а спустя полтора года продали первую продукцию.

— Откуда взялась верхняя строчка в прошлогоднем и текущем рейтинге среди свинокомплексов республики? — рассуждает глава крестьянского хозяйства. — Основной наш козырь в том, что не работаем по «законсервированным», еще советских времен, схемам в свиноводстве. Комплекс у нас небольшой, общее количество поголовья — не больше пяти тысяч. Как думаете, сколько обслуживающего персонала задействовано? Всего 12 человек. А если бы организовывали дело по старинке, то в три раза больше работников понадобилось бы…

Строительство комплекса Шруб просчитал до мельчайших нюансов — «плясал» от европейской технологии, которой людей отправлял учиться в Чехию. Причем процесс шел многовекторный: одновременно и строили комплекс, и кадры для него готовили. Благо с чешскими поставщиками оборудования сотрудничали полезно: те не только поставили нужную «начинку», но и помогли технологически увязать, сопроводить приобретение оборудования. Михаил Шруб уверен: только такая схема может принести успех! Важно не просто ввести комплекс в строй, но, по возможности, взять от зарубежных партнеров по максимуму полезной информации — навыков, знаний.

— Удивительно, но наш опыт по становлению свиноводства пока очень мало востребован в масштабах республики, — рассуждает Шруб. — Мне же очень интересны планы по модернизации подотрасли, которые прописаны в новой республиканской программе. Правильно, что призадумались над будущим старых, еще советского образца, «фабрик мяса». Вот только сомнение у меня возникает: а так ли просто пойдет обновление? Ведь на большинстве устаревших комплексов потребуется коренная реконструкция, а не временное «подлатывание дыр»! Чтобы осовременить комплекс, надо, как минимум, на два года закрывать его — все вычищать, переделывать, устанавливать новое оборудование. И тут возникает трудность для управленцев местного уровня, иной скажет: «А как же мне на столько времени вырезать поголовье? Это же сразу скажется на выполнении прогнозного показателя по мясу?!»

Придется… Только глубокая санация, убежден Шруб, целесообразна в этом деле. Ни в коем случае нельзя уповать на то, что в прежних стенах, при устаревших подходах к организации труда «выстрелит» само по себе дорогостоящее оборудование. Не «выстрелит», ибо санацию провести потребуется не только в смысле материальной базы, но и в… мозгах.

— Нельзя вводить фактически новый комплекс на базе старого технологического уклада! — говорит Шруб. — В противном случае получим через несколько месяцев не прибавку в мясном деле, а старую... песню, которую затянули сначала. Зачем? Не секрет, пока у нас в республике килограмм свинины не дешевле, чем у тех же поляков, немцев. Между тем на европейском, российском рынках сейчас ужесточилась конкуренция. В той же Чехии за последнее время на 30 процентов сократилось производство свинины. Но те, кто «уцелел» в рыночной борьбе, действительно производят качественную недорогую продукцию. Наше хозяйство выдерживает конкуренцию на российском рынке, потому что ценовой фактор срабатывает. Но не обольщаемся, когда слышим комплименты от европейцев — дескать, вы уже в премьер-лиге, выражаясь футбольной терминологией. Знаем, что в Дании, Канаде есть комплексы, которые успешнее нашего. Построить объект — не значит создать высокоэффективное производство, а создав его — не значит получить «патент» на вечное процветание…

Но если не снизим в республике себестоимость свинины, то, боюсь, с экспортом могут возникнуть проблемы. Хотя и сейчас приходится ой как несладко! Трудности на валютном рынке бесследно не проходят и для отечественного свиноводства.

Шруб иногда слышит в свой адрес: «Ну, кто ж не покажет класс на таком небольшом комплексе? Вот вы, уважаемый Михаил Григорьевич, станьте лучшим, имея хотя бы десятитысячник…» На что упертый, настырный, ершистый фермер отвечает:

— А зачем увлекаться гигантоманией, если большие комплексы проигрывают небольшому объекту в Крестьянском хозяйстве Шруба? Может, вместо затевания мегастроек пойти по пути, более экономически оправданному?

Я-то могу сделать эффективно работающий свинокомплекс и побольше. А еще КРС поставить, благо сараи есть свободные. И не прошу ничего, кроме земли дополнительно! В отличие от СПК, ОАО, КСУПов, которые не только гектаров больше требуют, но и непременного включения в программу соответствующую, да еще и бюджетных денег в придачу. А потом нередко возникает ситуация, что «свежий» комплекс не оправдывает возложенных на него надежд. Почему? Все просто — не было синхронности еще на стадии строительства, реконструкции. Уповали на введение новостройки...

…и начальника свинокомплекса

Дмитрий Папченков, начальник производственного объекта, — молодой, но уже успевший поработать в разных хозяйствах специалист. Имеет свою точку зрения на проблемы отечественного свиноводства.

— Вроде и комплексов у нас хватает, но качество продукции, цена далеки от совершенства, — рассуждает Дмитрий Викторович. — Нужно пересматривать в корне отношение к применяемым технологиям, организации, производительности труда. Прошли те времена, когда, допустим, в России «хватали» за милую душу любое мясо, в том числе и белорусское, которое нам удалось не потерять в количественном и качественном плане. Однако с возрождением российского АПК, куда вкладываются сейчас неплохие средства, стало заметно: ценовой фактор — главный показатель эффективности нашей работы в экспортном преломлении.

Папченков рассказывает, что на комплексе обычный в общем-то породный состав: крупная белая, ландрас, петрен. С 2—3-породным скрещиванием, как предусматривается европейской технологией выращивания свиней. Петрен «отвечает» за получение свинины именно с хорошими мясными качествами — это довольно давно рыночный приоритет во всем мире. И у нас с недавних пор тоже.

— Если вы хотите иметь успешный свинокомплекс, то учтите: есть вещи, на которых нельзя экономить ни в коем случае! — делится опытом начальник комплекса. — Во-первых, на оборудовании. Во-вторых, на подборе персонала. У нас на комплексе нет лишних, посторонних людей! Точнее — праздношатающихся, ничем не занятых. Человек с начала и до конца своей смены знает, что и как делать. Каждый так или иначе заинтересован в конечном результате. Его зарплата — это не фиксированный оклад и процент премии, как в большинстве крупных хозяйств общественного сектора… Тут включаются чисто экономические факторы, а не рычаги административного управления.

В то время как об эффективности в свиноводстве у нас чаще судят по среднесуточному привесу, Дмитрий Папченков предлагает поговорить о конверсии корма. Это показатель затрат кормовых единиц на 1 килограмм полученной продукции. На свинокомплексе Крестьянского хозяйства Шруба конверсия примерно 3,2. Неплохой уровень, хотя в Европе, на некоторых успешных объектах, добиваются показателя и в 2,7, и даже в 2,5. (Правда, стоит сделать оговорку: в Европе считают конверсию не по всему поголовью на комплексе, как в Беларуси, а от постановки на доращивание и до убоя.)

Вместо резюме

— Какая стратегия нужна отечественному свиноводству? — переспрашивает собеседник. — Строить новые комплексы, пытаться «реанимировать» старые? Придется вести работу по этим двум — параллельным — курсам. По-моему, если грамотно произвести серьезную реконструкцию на большинстве проблемных комплексов, то реально на тех же производственных площадях удвоить поголовье. Вопрос в том, какие породы ставить? Есть в этой связи у нас, практиков, вопросы к белорусским ученым. Считаю, на словах можно утверждать любые преимущества, но проверяются-то они в реальной производственной жизни! Пусть мне, каждый день решающему конкретные проблемы в фермерских условиях, наша наука докажет, что белорусские породы свиней лучше французских, датских, канадских. Докажет в честном рыночном соперничестве, а не с помощью явного государственного протекционизма. Пусть понадобится для этого создать суперновую национальную породу свиней — не возражаю, средства выделенные, в случае успеха, окупятся. Но не нужно практикам «именем революции» навязывать то, что не дает, к сожалению, должного эффекта. Не обеспечивает эффективности!

С другой стороны, мало завести в СГЦ, как сейчас у нас активно делается, неплохих импортных хрюшек. А как с ними потом работают, есть ли отдача от потраченных, в том числе государственных, средств? И не правы ли отечественные ученые, предостерегающие производственников от чрезмерного увлечения хрюкающим племенным импортом?

— Тут позволю себе поспорить! — парирует Дмитрий Папченков. — Какой смысл внедрять научные достижения, которые еще откровенно «сырые»? Делать вид, будто бы раз наше — значит, беспрекословно лучшее?! Не оптимальней ли воспользоваться импортным — завоз качественного скота, по-моему, простимулирует ученых куда лучше всяких «настоятельных рекомендаций» отдавать предпочтение только нашему. А насчет осторожности с ввозом… Вопрос здесь не в целесообразности такого шага вообще, а исключительно в уровне профессионализма свиноводов. В той же Польше, например, свиноводство сейчас очень даже на крепких позициях. И у себя в стране, и на экспортном поле. И не сказать, чтобы сработали какие-то сверхновые комплексы, где все закручено по самым современным технологиям. Наоборот, по большей части производство ведется в довольно старых, примитивных даже сараях. Зато затраты минимальные, себестоимость приемлемая.

Кроме поляков, напоследок обратил внимание мой собеседник, нас уже «поджимают» и украинцы. В тамошнем свиноводстве сказал свое веское слово частный интерес — идут неплохие инвестиции… Так что накал конкуренции в этом рыночном сегменте возрастает. Как не только удержаться на завоеванных рубежах, но и еще большие территории себе отвоевать?

— На самом деле в свиноводстве, очень сложной подотрасли АПК, нет мелочей, — итожит Дмитрий Папченков. — Не стоит забывать о том, что у нас бывает трудно купить зерно, да и не так дешево оно. Диспаритет цен тоже не снят с повестки дня — закупочная мало стимулирует в первую очередь хозяйства общественного сектора преуспевать в свиноводстве… А в целом, мне путь к успеху в этом деле видится… лестницей из множества небольших ступенек. Казалось бы, что такого страшного — перепрыгнуть через одну, стремясь быстрее оказаться на следующей? Ан нет: пропустив ступеньку, с очередной рискуешь полететь кубарем вниз…

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости