День в шляхетском доме начинался с кофе

Как выглядела усадьба Адама Мицкевича во времена его детства, можно увидеть в Барановичском районе

«Літвa! Ты, як здaроўе ў нaс, мaя Айчынa!..
Што вaртa ты, aцэніць той нaлежным чынaм,
Хто цябе ўтрaціў.
Вось крaсу твaю жывую
Зноў бaчу і aпісвaю, бо скрозь сумую».

Такими строками начинается поэма Адама Мицкевича «Пан Тадэуш». Будучи в эмиграции, поэт вспоминает родные сердцу места: отцовский дом, усадьбу, где прошло его детство, край, где он повстречал свою первую любовь… Совсем скоро мы будем отмечать очередной юбилей со дня его рождения, но историки до сих пор спорят, где же он родился: в Заосье под Новогрудком или в Заосье под Колдычево Барановичского района? Я решила наведаться в Заосье Барановичского района, где Адам Мицкевич точно бывал и не один раз.

Второе рождение спустя 200 лет

Если усадьба Мицкевичей более двухсот лет назад выглядела точно так же, как его дом-музей сегодня, то, глядя на эти стены, становится понятна его тоска. Ухоженные дорожки, пышные кроны деревьев, цветущие клумбы и невероятный аромат трав. За всей этой красотой прячется уютная усадьба, отстроенная в 1998 году и открытая как дом-музей поэта.

По одной из версий именно здесь «на куццю» — 24 декабря 1798 года — появился на свет Адам Мицкевич. Но, к сожалению, как и многие другие шляхетские имения в округе, дом Мицкевичей был сожжен в 1916 году — шла Первая мировая война, во время которой на землях современных Барановичского и Новогрудского районов разворачивались бои. Через Заосье проходила линия российско-германского фронта. В близлежащих болотах только с российской стороны погибло около 80 тысяч солдат. К 200-летию со дня рождения Адама Мицкевича усадьбу и все хозяйственные постройки восстановили.

— Особенно сильным интерес к усадьбе Мицкевичей был в начале двухтысячных годов, — рассказывает директор Музея-усадьбы «Заосье» Анатолий Евменьков. — Это был даже не столько интерес к биографии поэта, сколько к самому месту как к родовому гнезду. Тогда из Польши еженедельно приезжали по несколько автобусов с туристами, которые после экскурсии расспрашивали о своих бывших родовых поместьях в округе. Приезжали и соседи Мицкевичей: Севруки, Стыпулковские, внучка Хмелевской и другие. К сожалению, сегодня этот интерес несколько поугас.

Комната в мезонине и любовьк Свитязянке

Каким было Заосье во времена Адама Мицкевича? Заосьевская усадьба тогда состояла из жилого дома, построенного в стиле шляхетских дворов, с высокой соломенной крышей и крыльцом, тоже имевшим двускатную крышу, которую поддерживали две колонны. Окна в жилом доме были прямоугольными с шестью стеклами. Напротив жилого дома стоял свиран — своеобразная двухэтажная кладовая постройка, которую еще называли «свиронак» или «лямус». Нижний этаж свирана служил складом для хранения продуктов, а на верхнем этаже была небольшая жилая комната с балкончиком. Далее следовал ряд сараев и колодец с журавлем. Усадьба, как и сейчас, была срублена из сосны. Интересно, что бревна в те времена, как у шляхты, так и у крестьян, были не круглыми, а спиленными — прямыми. Так диктовала тогдашняя мода и традиции, считают специалисты.

Семья Мицкевичей постоянно проживала в Заосье до 1801 года. Затем отец Адама — Николай, адвокат по профессии, перебрался с семьей в Новогрудок, где у него было больше адвокатской практики. В 1806 году права на управление усадьбой были переданы Винценту Стыпулковскому — мужу родной сестры Николая Мицкевича. Однако будущий поэт проводил все свои каникулы именно в этой усадьбе, путешествуя по окрестным селам и хуторам. Летом он и вовсе почти перебирался жить в комнату на втором этаже в свиране. Там, как и сейчас, стояла кровать и письменный стол.

С Заосьем связывают и первую любовь Адама Мицкевича — Марылю Верещако. С девушкой молодого поэта познакомил университетский друг Игнат Домейко, которому она приходилась родней. Родовая усадьба Верещак находилась примерно в восьми километрах от Заосья — в Тугановичах. Расстояние не было помехой — между молодыми людьми вскоре вспыхнули чувства, которые и зажгли в Мицкевиче творческий огонь. Многие свои стихи он посвятил именно Марыле. Под впечатлением от девушки появились его баллады «Свитязянка», «Лилии», «Свитязь». Связать судьбы им, однако, не удалось: спустя годы Марыля стала графиней Путкомер.

Книга повитухи

Но вернемся от лирики к самой усадьбе. Ее внешний вид историки кропотливо изучали по рисунку Эдварда Павловича 1843 года. Пожар не уничтожил фундаментов зданий, поэтому новые строения после раскопок возвели на старинном фундаменте, полностью сохраняя планировку. Внутреннее же убранство восстанавливали по поэме «Пан Тадэуш», в которой Мицкевич довольно подробно описал родной дом. Вещи в музее тоже имеют свою историю — все экспонаты оригинальные, собранные за многие годы в основном самим директором музея Анатолием Ивановичем.

— Давайте пройдем в шляхетскую усадьбу середины XVIII века, — приглашает в музей-усадьбу Анатолий Евменьков. — Как известно, в те времена каждый пятый житель нашей страны относился к шляхте. Они не были богатыми, но имели землю, статус и свободу. Зачастую многие шляхтичи работали сами на своих участках, лишь на сезонные работы приглашая людей из деревни. Свои дома шляхта, пускай и бедная, строила сообразно своему статусу. С крыльца дверь вела в сени — прихожую, зачастую украшенную шкурами и чучелами животных. Это отец-шляхтич для пущей гордости вывешивал охотничьи трофеи сыновей.

Дверь слева вела в комнату для слуг. Обычно слуги не жили в шляхетском доме, но так как отец Адама Мицкевича бывал в Заосье наездами, для ухода за домом  он здесь же поселил своих слуг. Сегодня в этой комнате — документальный зал: на стенах исторические документы, подтверждающие принадлежность усадьбы Мицкевичам, родословная Николая Мицкевича. А на витрине под стеклом — вещи, осколки плитки и посуды, крестики, найденные на месте раскопок усадьбы.

Направо из сеней дверь вела в шляхетские «пакоі». Так мы оказываемся в столовой. Стены в такой комнате обязательно украшали саблями и кирасирами. По центру комнаты стоял большой дубовый стол и скамейки — «лавы», у одной стены — буфет с посудой — «трэндэр з кілішкамі», в углу — часы. Следующий покой — это, как считается, комната, где и родился Адам Мицкевич.

«Мама всем нам в детстве рассказывала, что всех нас родила в Новогрудке, а принимала детей еврейка Давыдковская. А вот Адама мама родила в Заосье в дорожной комнатке, где был камин. Здесь стоял еще стол и кровать. Бабка-повитуха, которую привезли из Столович, отрезая пуповину Адама, подложила книгу — чтобы ребенок был умным, такая была примета», — вспоминал Александр Мицкевич, брат поэта.

Следующая комната в усадьбе Мицкевичей — кладовка, служившая своеобразной аптечкой. Здесь хранились лекарственные растения, травы и запас «гарэлкі». Маленький коридорчик ведет в спальню, для которой так пока и не удалось найти аутентичных кроватей того времени. Зато там есть комод, небольшой столик и работающая фисгармония.

Шляхетское утро

Вернувшись в парадные сени, с которых начинается дом, мы шагаем прямо и попадаем в хозяйственные сени — камору, а затем в кухню. Сильное отличие шляхетской усадьбы от крестьянской хаты было в том, что в последней значительную часть дома занимала печь. Печка в крестьянском доме и обогревала, и кормила, и была спальным местом. В усадьбе Мицкевичей печка на кухне небольшая, она служила лишь для приготовления еды. Кроме печки, на кухне, конечно, масса разной посуды — керамической и деревянной, как в деревенском доме тех времен, но и типичной для шляхетской усадьбы — медной.

Двести лет назад день в усадьбе шляхты начинался с кофе — «ад кавы», пишет Мицкевич, — его, как и всю другую пищу, подавали в столовой.

Русские туристы часто спрашивают: «Что такое «кава»? Это — какао?» — «Нет, — отвечаю. — Это кофе». — «Но в те времена кофе еще не знали!». — «Правильно, в России еще не знали. Но мы же — Европа, и кофе у нас был с 1654 года, когда в Вильне открылась первая кофейня», — рассказывает о своем общении с туристами Анатолий Евменьков.

Так в доме шляхты, а значит, и в доме Мицкевичей за день садились в столовой два раза поесть и двадцать раз перекусить, попивая кофе то с молоком, то со сливками, то с печеньем… Представить такое спокойное утро с ароматом кофе двухсотлетней давности в Заосье легко — умиротворение, которое царит здесь, успокаивает и вдохновляет.

Сегодня поездка в усадьбу деревни Заосье включена в большинство туристических маршрутов по Барановичскому району.

Кстати

Расставание с родиной стало самым сильным душевным переживанием Адама Мицкевича. В поэме «Пан Тадэуш» поэт то и дело возвращается мысленно в родные края. Поэтому и литературно-документальная экспозиция в Заосье названа «Возвращение Пана Тадэуша». Сегодня экспозиция Дома-музея Мицкевича рассказывает историю усадьбы его семьи, демонстрирует восстановленный интерьер шляхетского дома, позволяя легко представить обыденную жизнь шляхтичей — жителей белорусской усадьбы тех времен. При этом многие экспонаты — это не стилизованные под эпоху предметы, а подлинные образцы мебели, посуды и других элементов интерьера.

Надежда БУТОВИЧ
Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости