День отличника

101-летний бывший учитель физики водит экскурсии по музею, который создал сам в Республиканском интернате ветеранов войны и труда

Николай Николаевич и в 101 год легко вспоминает самые мелкие детали своей жизни.
Он весь соткан из противоречий. Разменял одиннадцатый десяток лет, хотя думал, что не проживет и половины этого срока. Родился в Башкирской АССР, а стал отличником народного образования БССР. Учился на преподавателя математики, а преподавал всю жизнь физику. Вашему вниманию — необычный рассказ о необычном человеке.

Николаю Николаевичу Вдовину — 101 год. Последние 35 лет он проживает в республиканском интернате ветеранов войны и труда в Ждановичах под Минском. Говорит, что влюбился в это место едва ли не с первого взгляда, когда в 1981 году с женой приехал сюда на отдых. Чистый воздух, сосновый лес, медицинское обслуживание… Что еще нужно двум заслуженным учителям на пенсии? Когда уже паковали чемоданы, чтобы ехать домой, директор и главный врач интерната предложили остаться. Двое суток, по признанию Николая Николаевича, не спали — думали над предложением. А потом решились — две дочери давно создали собственные семьи, причем за сотни километров от отчего дома. 

Об этом и многом другом с ветераном войны и труда беседуем в его комнате. Еще два года назад уют и тепло семейного очага здесь поддерживала любимая жена Зинаида Петровна. Сейчас о ней напоминает семейная фотография на журнальном столике. К сожалению, жена уже покинула этот мир. 

— Ушла она тихо, прислонилась к стене — и все, — голос Николая Николаевича срывается. Но тут же себя мужчина одергивает. Грех жаловаться — жена тоже долгожитель, вплотную подошла к столетию (родилась она в 1917 году, умерла в 2015-м). Да и прожили они вместе больше семидесяти лет. Хотя вообще могли не встретиться. Она — родом из Бобруйска. Он — из деревни Александровка Уфимского района Башкирской АССР. 

Родители Николая занимались сельским хозяйством. Много и тяжело трудились, воспитывали восемь детей. 

— Сейчас в живых остались двое — я и младший брат, который живет в Башкортостане, — листает страницы собственной памяти ветеран. — Моих братьев и сестер судьба разбросала по всей стране — от Владивостока до Бобруйска. 

Сам Николай из родной Александровки уехал в Благовещенск, поступил в педагогический институт. В 1939 году получил диплом учителя математики. С этим дипломом и попал в Хабаровск. Тогда на Дальнем Востоке не хватало учителей, особенно ценились математики и русоведы. Их, молодых специалистов и студентов, в Хабаровск направляли со всех уголков страны. Так Николай Вдовин очутился на своем первом рабочем месте — в средней школе в районе имени Лазо, что в 60 километрах от Хабаровска. В эту же школу через два дня прибыла студентка литературного института из Ленинграда. И сразу покорила юного математика. Ей 21 год, ему — 23. Молодые, быстрые, горячие. Свадьбу сыграли быстро — уже через неделю. Зато любовная история растянулась надолго. 

Живые цветы на письменном столе ветерана есть всегда
Слушаю Николая Николаевича и удивляюсь ясному уму. Цифры и даты в его повествовании выстраиваются в логическую цепочку. Одним словом, математик.

В школе он проработал два года — с 1939-го по 1941-й. А затем попал в Хабаровское военно-пехотное училище. В 1943 году курсантов отправили в Москву. Некоторые из них воевали на Курской дуге. 

— Меня взяли в воздушно-десантные войска, в которых я служил до 1946 года, — вспоминает Николай Вдовин.

Погружается в воспоминания, а глаза горят. Видимо, до сих пор те картины бередят душу. А ведь есть о чем поговорить. О том, как сражался с финнами на Карельском фронте. Как два месяца наши войска наступали, а затем прорвали линию Маннергейма. Все это время, не скрывает, душа болела за родных и близких. 

Жена оставалась в Хабаровском крае и до 1943 года работала в школе. Позже перебралась к родителям Николая Николаевича в Амурскую область. Как только узнала об освобождении Бобруйска, сразу села в поезд и вернулась домой. Тогда на руках у нее были две маленькие дочери. Они, к слову, сейчас живут в России. Одна — врач — в Великих Луках. Вторая — инженер — в Санкт-Петербурге. Обе уже на пенсии. Их дети, внуки Николая Николаевича, тоже устроили свою жизнь. 

— Приезжают ко мне в гости. Хотя я прошу их не частить, не тратиться на дорогу. Мы созваниваемся каждую неделю, — кивает на телефон за спиной. — Пока этого достаточно. 

Но это сейчас. А тогда три его любимые девчонки ждали возвращения мужа и отца до 1946 года — только спустя год после окончания войны Николай смог вернуться домой. Тяжелым ожидание было и для него. Особенно мучительным — в госпитале недалеко от Вены. Там, на подступах к городу, его тяжело ранило. В четвертый раз. Первые три ранения, говорит, были легкими, поэтому даже не покидал часть. А вот четвертое едва не стоило жизни. 

— Видите след? — Николай Николаевич показывает голову. — Это меня снайпер подстрелил. Поэтому и лежал в госпитале 14 месяцев. А 1 июля меня отпустили домой и демобилизовали. Радости не было предела. 

Из Вены добирался на перекладных: сперва до Киева, потом до Гомеля, из Гомеля уже на Жлобин, а затем — в Бобруйск. С собой — нехитрая ручная кладь да награды. Два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени, 5 боевых медалей, в том числе «За взятие Будапешта» и «За взятие Вены». Нет в этом списке только «За взятие Берлина», сожалеет ветеран войны. Хотя мне кажется, что сокрушаться тут не о чем. Всю войну Николай Николаевич прошел в составе 100-й гвардейской Свирской краснознаменной воздушно-десантной дивизии. 

А затем началась мирная жизнь в Бобруйске. И в ней пригодился диплом благовещенского пединститута. Правда, пришлось стать не математиком, а учителем физики. 

— Меня направили в среднюю школу № 1, а там математиков хватало, — улыбается мужчина. — Директор предложил поработать учителем физики и астрономии. Я и остался в школе. 

О долгой истории жизни напоминают фотографии
Фото БЕЛТА

И задержался в ней на 30 лет — с июля 1946 по июль 1976 года. К слову, в 1950-е годы в школе впервые в городе появился специально оборудованный кабинет физики и астрономии. Во многом благодаря усилиям энтузиаста Вдовина. 

Он буквально грезил работой. На уроках запускал действующий макет паровой машины, имитировал полет в самолете. Организовывал экскурсии в Москву, Ленинград, Киев, Минск. Вывозил школьников на заводы, гидроэлектростанции, в музеи, на ВДНХ. В 1960-е годы для детей из небольшого города такие поездки открывали окно в мир. Наверное, поэтому среди выпускников школы — десятки докторов и кандидатов наук, есть даже академик. Из самых, пожалуй, известных учеников — Иван Егоров, возглавлявший в 1990-х годах одно из подразделений Центра управления полетами. К слову, с 1948 по 1978 год школу закончили с золотой и серебряной медалями 60 человек. 

Наверное, поэтому многие до сих пор помнят своего учителя. Некоторые и теперь наведывают его в интернате. 

— Порой даже не узнаю их, — смеется пенсионер. — Солидные, с бородами, у многих уже взрослые внуки. 

Так что признание заслуг — это не только грамоты. Хотя и их у Николая Николаевича хватает. Впрочем, признается, за женой в этом деле он так и не угнался. Зинаида Петровна удостоена звания «Заслуженный учитель». А его только представляли к званию народного учителя. Увы, не сложилось. Зато звание отличника народного образования БССР и СССР у Вдовина есть. 

С Николаем Вдовиным я могла бы говорить, наверное, целую вечность. Интересный человек, проживший насыщенную жизнь. Держится сейчас молодцом. Понятно, что от возрастных болячек никуда не деться. И со слухом беда, и ноги уже почти не держат, и зрение подводит. Но ведь это не повод жаловаться на здоровье. Да он и не жалуется. А просто живет — просит работников интерната прочесть вслух книгу, звонит дочерям. А еще всегда готов провести экскурсию по музею ветеранов Великой Отечественной войны и труда, который он сам же и создал. 

misnik@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости