«Обострение отношений Беларуси и Литвы − недальновидная, узколобая политика литовских властей под давлением США» – политолог Палецкис

Демократия как ширма

О новых инструментах давления


На ноге моего собеседника, литовского политика, журналиста Альгирдаса Палецкиса — контролирующий передвижение «браслет». Это так «демократично» и по-европейски: не предъявив доказательств и без суда упрятать человека на полтора года в тюрьму, держать под арестом, обвинив в шпионаже. В этом сценарии один ключевой свидетель — педофил, на показаниях которого и строится обвинение, где сплошь неустановленные лица. Если таковы методы в отношении собственных граждан, то что уже нам говорить? Вот они, инструменты новых «демократов» — узколобость, тотальный контроль, шантаж и экономическая удавка.
— В обострении отношений Беларуси и Литвы наибольшая ответственность лежит на нынешних литовских властях, — говорит мне Альгирдас Палецкис. — Было ведь и другое время. Президент Альгирдас Бразаускас (середина — конец 1990-х) адекватно воспринимал внешнюю политику и высказывался за добрососедские отношения. За хорошие отношения с Беларусью и Россией выступал и президент Роландас Паксас, его потом сместили через импичмент. Ну а дальше — ужесточение внешнего курса США, к власти пришли неоконсерваторы и начали давить на своих союзников... В итоге мы видим сегодня недальновидную, узколобую политику литовских властей под давлением США. Они мечтают нарушить исторические связи Беларуси и России, заодно нормальные отношения соседа с Литвой. Это все звенья одной цепи.

— Однако разрыв экономических связей не лучшим образом скажется и на гражданах Литвы.

— Несомненно. Мы несем огромные убытки, недополучаем то, что могли бы назвать государственным благосостоянием. Литва могла быть Швейцарией в Восточной Европе. У нас прекрасное географическое положение, транзит, которым все меньше пользуются те же Беларусь и Россия.

«Обострение отношений Беларуси и Литвы — недальновидная, узколобая политика литовских властей под давлением США».

Это огромные финансовые потери, деньги, которые пошли бы, к примеру, на увеличение нищенских окладов учителей. Плюс убытки, которые мы понесем из-за кризиса мигрантов. В общем, сейчас из нашей страны делают полигон, бункер, мишень для возможной войны между Западом и Востоком.

— Говоря о мигрантах. В каких условиях они содержатся?

— Глава Департамента миграции говорит, что живут они фактически в зонах — в огороженном решеткой палаточном городке, опустевшей школе (да, у нас масса опустевших школ из-за того, что не рождается столько детей, как раньше, да и люди уезжают). За территорию их не выпускают, там содержатся до полугода. И если они не признаются мигрантами, то отсылаются обратно. Второй вариант — людям дают разрешение на постоянное проживание в Литве, но я о таком в последнее время что-то не слышал.

Наше общество, особенно в регионах, не готово к такому соседству. Плюс есть опасение радикальных настроений в связи с кризисом мигрантов. Литва увеличила риск исламистского терроризма у себя дома. Мы участвовали в уничтожении Ирака, Афганистана, Ливии, в определенной мере и Сирии, мы участвовали как члены ­НАТО. И теперь, как союзник США, получили и их врагов. Поэтому боюсь, что риски терактов в Европе возрастают.

— Власти Литвы, похоже, не понимают, что делать с неожиданными иностранными гостями. Если куклу Тихановскую еще как-то можно использовать, то от мигрантов одна головная боль.

— Я бы сказал, что у властей шок и паника. Эти люди уже лет 30 не справляются с массой проблем Литвы.
У нас много граждан за чертой бедности, и это результат работы руководства страны. Неужели некому было спрогнозировать, что конфликт с Беларусью закончится такой, фактически гуманитарной, катастрофой?
Вы про Тихановскую упомянули. Мы с коллегами из альтернативного телевидения обратились в наш Департамент госбезопасности с просьбой сообщить о тратах литовских налогоплательщиков на содержание офиса Светланы. В ответе сказано, что, согласно закону о государственной и служебной тайнах, подробные данные об организации деятельности институций разведки и их финансировании — секретная информация. То есть она — сотрудник службы госбезопасности?

Рисунок Олега КАРПОВИЧА

— Как граждане Литвы смотрят на напряженные отношения между странами?
— Литовцы — народ спокойный. Но и нашему терпению приходит конец, растет волна народного возмущения. Власти сделали как минимум три стратегические ошибки. Первая — абсолютно неумелое управление ситуацией при пандемии. Вторая — миграционный кризис, который еще и кризис безопасности. Третья — сильно перегнули с правами ­ЛГБТ.
Постоянная пропаганда этой темы вывела людей на улицу. Кто будет рожать детей? Мы должны поддерживать семью, рождение детей. У нас многие молодые семьи эмигрировали, помощи им здесь особой нет… Думаю, что в Литве назревают перемены. Люди понимают, что не так должна управляться страна. Все эти песни про демократию — ширма. У каждого государства есть свои проблемы, ну так давайте говорить о них, а не воевать. Иначе для чего нужна дипломатия?

— Альгирдас, вы на себе прочувствовали нравы и закулисные игры официального Вильнюса. Вас обвиняют в шпионаже в интересах России. Не слышала, чтобы публично были озвучены подтверждающие это факты.

— Сейчас на моей ноге браслет, который отслеживает мое передвижение. Я не могу покидать Вильнюс, ночью должен быть дома. Кстати, странно, что меня объявили только российским шпионом. Многое рассказать не могу, а то еще одно дело возбудят. Я просто интересовался событиями 13 января 1991 года — штурмом телецентра в Вильнюсе. Тогда погибли 14 человек. Писал об этом книгу, используя архивные материалы, общался с военными ветеранами. В итоге — обвинение. Оказывается, есть и исторический шпионаж.

В тюрьме меня продержали полтора года, без суда. В обвинении сказано, что я по заданию неустановленного российского разведчика собирал информацию, перепоручил задание неустановленному литовскому гражданину и т.д. Как в ситуации с Ассанжем, у меня все основано на показаниях (они очень противоречивы) одного педофила. Его поймали за педофилию, а потом он якобы признался, что шпионил вместе со мной. Человек уже на свободе. Мне же прокурор требует 9 лет. Хотят сгноить в тюрьме и оправдать то, что упрятали человека на полтора года. Если я что-то нашпионил, покажите что? Но нет. Можно долго говорить про абсурд. Надеюсь, что судья окажется объективным и что народ не допустит расправы средь бела дня.

— О перспективах. Нарушается международное право, невмешательство одних стран во внутренние дела других — просто слова? Что дальше?

— Не будем отрицать стремление Запада подчинить себе весь мир. В том числе в грубой форме. И такой момент: США в глубоком кризисе, там перенасыщенность продукцией и нужны рынки для сбыта. У вас небольшой рынок. Значительно больше в России, Китае, и именно они — главная мишень, цель грабежа. И мы видим такие проявления в разных формах, такая тенденция есть.

Выжить в этом сходящем с ума мире смогут только крупные регионы, страны, которые сумеют скооперироваться. Что, собственно, и происходит на евразийском пространстве. Россия может сплотить вокруг себя страны, Китай может. Европа никогда не умела объединяться, там основной аргумент в большинстве случаев — сила. ЕС, конечно, уникальный проект, но он существует только из-за американского «зонтика безопасности», американского протектората. Как только этого не будет (а США циничны), Европа развалится. Объединенными останутся несколько стран. А для небольших стран, таких как Литва, могут настать весьма сложные времена. Если только к власти не придут более адекватные политики.

P.S. Когда материал был готов к печати, стало известно, что Шяуляйский окружной суд Литвы признал Альгирдаса Палецкиса виновным в шпионаже в пользу России и приговорил к шести годам лишения свободы. Приговор не вступил в силу.

Посольство России в Литве назвало приговор примером политизированного судилища на основании шитого белыми нитками обвинения.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter