Народная газета

Дело за малым

Как создавать конкурентную среду в экономике

Роль частного сектора в экономике трудно переоценить. В некоторых странах его доля в ВВП превышает 50 процентов. У нас этот показатель вдвое меньше, но он постоянно растет. Сегодня в негосударственном секторе занято почти 1,2 миллиона человек, то есть практически каждый четвертый работник. Тем важнее учитывать лучший мировой опыт в законах, указах и постановлениях. Как бы пафосно это ни звучало, но, судя по всему, сегодня мы становимся свидетелями выстраивания качественно новых отношений власти и бизнеса. Подтверждением тому стало и создание рабочей группы по стимулированию деловой активности. Ее деятельность — это четкий сигнал готовности государства к упрощению проверок и их ограничению, оптимизации нормативных требований и административных процедур. Все это важный шаг к развитию добросовестной и справедливой конкуренции в экономике. Как ускорить движение в этом направлении, что еще необходимо сделать для формирования конкурентной среды и какова роль государства в этом процессе?

truthornot.info

КОНКУРЕНЦИЯ ВЕЗДЕ, ГДЕ ВОЗМОЖНО

Антон Болточко, эксперт Либерального клуба

Долгие годы наш бизнес находился на задворках экономики. Проводимая политика была направлена не на создание максимально благоприятных условий для развития деловой активности, а на поддержку промышленных гигантов государственной и смешанной формы собственности. На это намекает даже официальная терминология. Например, государственные предприятия называют традиционным сектором экономики, а сферу частного бизнеса — нетрадиционным. Хотя исторически на нашей земле предпринимательство было в почете. Со временем социально-культурное наследие оказалось размыто. Сегодня же создание благоприятных условий для развития бизнеса — необходимый элемент обеспечения экономической безопасности страны.

Прежде всего надо вернуть доверие предпринимателей к власти и принимаемым ею решениям. Известный американский философ и политолог Фрэнсис Фукуяма называл такое доверие главным катализатором успеха различных обществ, а состояние аномии — великим разрывом, при котором “общество фрагментируется, превращаясь в толпу одиночек”. Чтобы Беларусь не оказалась примером такого разрыва, нынешнее лояльное отношение властей к бизнесу не должно стать конъюнктурным событием.

Министерствам и ведомствам необходимо сменить стиль работы. Бизнесу, как и обычному гражданину, не нужны сотни или тысячи нормативных документов, которые регулируют его деятельность. Достаточно одного рамочного соглашения, в котором закреплен главный принцип любых изменений в государстве: конкуренция — везде, где возможно, государственное регулирование — там, где необходимо. Кстати, он уже закреплен в Директиве № 4 от 31 декабря 2010 года, однако содержание данного документа остается невостребованным на протяжении многих лет, а в некоторых случаях проводимая политика и вовсе противоречит букве законодательного акта.

Директива № 4 — наглядный пример того, как слова могут расходиться с делом, а принятые даже на самом высоком уровне решения не выполняться. В частности, в 2013 году появилась информация, что по итогам 2012 года на исполнении в Правительстве и Национальном банке находилось 1715 поручений Президента, из них выполнено только 78 процентов, а по 265 поручениям сроки переносились в связи с их невыполнением. Распоряжение Президента о приватизации неиспользуемого или неэффективно используемого государственного имущества местные власти практически полностью саботировали. С одной стороны, это говорит о низкой исполнительной дисциплине, с другой — о перегруженности различными функциями управленческого аппарата. Пересмотр того, за что должны отвечать государственные органы и к чему не должны иметь отношения, — важный шаг по совершенствованию условий ведения бизнеса в стране.

Есть еще один нюанс, на который сегодня часто обращают внимание при анализе деловой среды, — формальность. Беларусь за последние годы серьезно продвинулась в рейтинге от Всемирного банка Doing Business, поднявшись на 37-ю позицию. Однако в опросе, проведенном исследовательским центром ИПМ, представители малого и среднего бизнеса отмечают ухудшение условий ведения предпринимательской деятельности. Это означает, что министерства хорошо изучили формальные требования Всемирного банка и методику составления рейтинга, но мало уделили внимания реальным изменениям, которых требуют предприниматели.

Вывод напрашивается такой: снять проблемы, которые препятствуют развитию частной инициативы, невозможно одним-единственным способом. Нужны комплексные системные решения как в сфере создания делового климата в стране, так и в реформировании системы государственного управления. При этом стоит опасаться чрезмерной бюрократизации процесса — траты времени на работу десятка рабочих групп и составление различных стратегий и концепций, которые в последующем все равно не исполняются. Давайте помнить извечный принцип любого предпринимателя: время — деньги!

НАДО ВИДЕТЬ ДРУГ В ДРУГЕ ПАРТНЕРОВ

Борис Паньшин, профессор экономического факультета БГУ

Когда мы сравниваем условия и темпы развития малого бизнеса в Беларуси с другими государствами, надо учитывать, что в развитых странах, особенно в США, экономика вырастала в течение почти 200 лет именно с малых предприятий. У нас же экономика перестраивается всего лишь 20 лет, начиная с предприятий-гигантов. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. В стране еще не созданы в полной мере механизмы для эффективного взаимодействия предпринимателей с рынками, государством и между собой. Отсюда многие проблемы и сложности.

Если в западных странах приоритетом было создание новых рабочих мест путем роста малого бизнеса и конкуренции, то в наших условиях государственным приоритетом остается сохранение существующих рабочих мест на крупных промышленных предприятиях и протекционизм для огромной социальной сферы. Предприятия Белнефтехима, МАЗ, МТЗ, МЗКТ, БелАЗ и другие — не только основные поставщики валюты, но и гаранты социальной стабильности. Если бы они рухнули, то погребли бы под собой и экономику страны, и все либеральные начала. Трансформация экономики, как показывает опыт Южной Кореи, Китая и других стран, требует постепенности, громадных усилий и ресурсов. Быстрый переход к рынку, если бы он был в наших условиях реализован, грозил бы большой безработицей и социальной нестабильностью из-за падения уровня жизни.

За годы независимости многое изменилось в малом бизнесе. Часть малых предприятий крепко вросла в экономику страны. В таких секторах, как торговля, оказание бытовых и строительных услуг, транспорт, информация и консалтинг, доля малого бизнеса, в том числе государственного, составляет от 50 до 80 процентов и соответствует европейским показателям. Успешно осваиваются сферы медицины, образования, дошкольного воспитания, научный бизнес.

Проблемы возникают тогда, когда глобальная политика государства не стыкуется с тактическими интересами частного бизнеса. Например, стратегия наполнения бюджета обусловила высокие ставки на аренду и стоимость кредитов. Стратегия обеспечения безопасности привела к росту количества разнообразных правил и проверок по их исполнению. Стратегия по защите внутреннего рынка и сохранению рабочих мест на отечественных предприятиях противоречит неконтролируемому импорту ширпотреба, который завозят предприниматели. Потому все это время государство не тормозило малый бизнес, а пыталось встроить его развитие в траекторию общегосударственных задач.

Когда стратегии совпадают, то развитие идет быстрыми темпами. Где есть стыковка, там прогресс, многообразие и конкуренция бизнесов. Яркий пример тому — Парк высоких технологий, когда стратегия развития ИT-бизнеса совпала со стратегией государства по закреплению в стране высококвалифицированных программистов. Тот же положительный опыт — в создании частных медицинских центров, агроусадеб, автозаправок, консалтинговых компаний. Сейчас в основе разрешения оставшихся противоречий государство все больше полагается на диалог с предпринимателями, и прогресс будет еще значительнее.

Еще одна сложная задача государства во всех странах — обеспечение справедливой конкуренции и защиты от монополизма. Логика частного бизнеса такова, что он постоянно стремится к монополии. Вначале он просит поддержки и протекционизма, уверяя общество в своей полезности, затем максимально расширяет сферу деятельности, безжалостно вытесняя слабых конкурентов. И тогда сторонники безграничной свободы предпринимательства вдруг прозревают и вопиют о помощи к госорганам. Наглядным примером может служить конфликт производителей продовольствия с торговыми гиперсетями, доля которых в рознице достигла почти 50 процентов вместо определенной законом квоты 20 процентов. В рознице гиперсети получили такую силу, что начали вынуждать поставщиков делать все большие оптовые скидки, нарушать сроки расчетов за поставленную в магазины продукцию. В результате производитель получает с одной единицы товара меньше 10 копеек, в то время как гиперсеть в 5—7 раз больше. Чтобы выжить, он вынужден постоянно повышать оптовые цены, что приводит к удорожанию продуктов для населения и убыточности предприятий. Если в отсутствие достаточного самоконтроля и социальной ответственности частного бизнеса будет ослаблен обоснованный государственный надзор, то все будет происходить по принципу “здрасте, грабли, мы по вам скучали”. Вот почему процессом либерализации надо надежно руководить, направлять его в конструктивную сторону, показывать, как надо действовать, и строго разъяснять, как не надо.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Торговлю можно и нужно жёстко держать в узде,торговлю продуктами,имеется ввиду,а десять костюмов враз не оденешь.......
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?