Дело о порче 170 тонн мяса: гособвинение – «умаляют свою роль», защита – «не могли влиять»

Сегодня в судебном процессе о порче 170 тонн продукции Гомельского мясокомбината завершились прения сторон. Право последнего слова было предоставлено восьми обвиняемым из десяти фигурантов, которые проходят по этому делу.



Судебное следствие длилось около семи месяцев. За это время были допрошены не только обвиняемые, но и около сотни свидетелей, изучены материалы дела и вещественные доказательства. Во время прений, занявших три дня, стороны процесса высказали свои позиции. По мнению представителей прокуратуры области, вина фигурантов, а это должностные лица Гомельского мясокомбината, Министерства сельского хозяйства и продовольствия, комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Гомельского облисполкома, доказана в полном объеме. Злоупотребления служебными полномочиями, бездействие, служебная халатность – именно это привело к потере 7 миллиардов неденоминированных рублей. Показания фигурантов по делу гособвинители сверяли с фактурой, накопленной за время судебного следствия. Выводы таковы:

– В показаниях фигуранты стремились умалить свою роль и преуменьшить полномочия, которыми обладали. Все знали, что на комбинате накапливается продукция, и условия ее хранения не отвечают требованиям. Как следствие – мясо, складывавшееся в штабеля, подвергалось порче. О том, что такая проблема существует, подчиненные ставили в известность директора мясокомбината, однако меры, которые могли бы исправить ситуацию, не принимались. Реакция последовала только после череды проверок. Это было решение об отправке штабелированной говядины и свинины, имевшей следы порчи, на Оршанский мясоконсервный комбинат для изготовления тушенки.



Мониторинг республиканского ветнадзора, а после проверка, проведенная на предприятии, кардинально не повлияли на решение проблемы. Ее остроты многочисленные проверяющие вроде как не увидели, потому и не отразили в аналитических справках. Обращение бывшего директора предприятия Ричарда Стефановича за помощью к экс-заместителю министра сельского хозяйства и продовольствия Василию Пивовару было расценено как бездействие вышестоящего должностного лица. В своих выводах гособвинение настаивало на сроках наказания от 2 до 6 лет лишения свободы.

Тем временем, сторона защиты просила без излишней эмоциональности отнестись к фактам. На протяжении 2015 года убой скота на мясокомбинате постоянно возрастал. Такие показатели доводились предприятию вышестоящим холдингом и комитетом по сельскому хозяйству и продовольствию. Усложнялась ситуация и тем, что в это время Россия ввела запрет для Гомельского мясокомбината на поставку продукции. С чем в конечном итоге и была связана перегруженность холодильного цеха. Мясо накапливалось, складывалось в штабеля. В большинстве своем изношенные камеры, требовавшие ремонта, не могли обеспечить нужные условия хранения. С этого места у каждого из фигурантов своя правда и свои объективные обстоятельства. Например, вина директора Ричарда Стефановича, по мнению защиты, лишь в том, что «он не имел возможности работать за всех». Руководитель решал вопросы финансово-экономической, производственно-хозяйственной деятельности, организовывал эффективную работу подразделений. Специалисты же на вверенных участках должны были добросовестно выполнять свои обязанности, однако этого не делали. Защитник, представлявший интересы бывшего замминистра, настаивал на том, что фраза «будет все объективно», сказанная Василием Пивоваром директору комбината в телефонном разговоре, означала только объективность выводов проверяющих, но не более того… Другим обвиняемым не хватило управленческого опыта, третьим специальных знаний, четвертым внимательности. В итоге 170 тонн мяса подверглись порче. Однако умысла на то ни у кого не было. Сторона защиты призвала либо оправдать фигурантов, либо применить наказание, не связанное с лишением свободы.

После завершения прений право последнего слова было предоставлено восьми обвиняемым, и все им воспользовались. Ричард Стефанович подчеркнул, что за 42 года трудового стажа, во время которых он занимал разные ответственные должности, всегда стремился достигать результата. На мясокомбинате было также. Все его действия подчинялись одной задаче – сделать предприятие эффективным, выполнить показатели, уменьшить себестоимость, обеспечить зарплату… В хорошем качестве продукции он был уверен, о том, что мясо имеет следы порчи, не знал. В разной степени о том же говорило большинство обвиняемых, обращаясь к суду с просьбой: если будут признаны виновными, не лишать их свободы.

Следующее заседание состоится 12 апреля. Планируется предоставить право последнего слова еще двум фигурантам по делу. Далее суд удалится в совещательную комнату для принятия решения.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виолетта ДРАЛЮК
Загрузка...
Новости