Преемственность сейчас, пожалуй, одно из самых популярных слов в белорусском политическом лексиконе

Дело не только в памяти

Преемственность сейчас, пожалуй, одно из самых популярных слов в белорусском политическом лексиконе. Но преемственность бывает разная. Скажем, Александр Лукашенко на протяжении всего своего пребывания на президентском посту регулярно посещает территории, загрязненные в результате аварии на Чернобыльской АЭС. А вот его оппоненты из года в год все ходят и ходят по минским улицам своим «чернобыльским шляхом». Точнее, уже только пытаются ходить.

Президент Беларуси, посещая в этот раз пострадавшие регионы, сравнил аварию на ЧАЭС с Великой Отечественной войной. Действительно потрясение было колоссальное. Ведь до того злосчастного апреля 1986 года никаких серьезных предпосылок для кризиса, политического или экономического, в БССР не было. Не зря прорабы перестройки называли нашу республику «советской Вандеей», сравнивая ее со знаменитым французским регионом, упорно сопротивлявшимся новшествам Французской революции.

В уже далекие 80-е годы чернобыльская катастрофа была использована Белорусским народным фронтом для раскрутки собственной идеологии и политического пиара. А в 1996-м печально известный «Чернобыльский шлях» поверг всю страну в настоящий шок. Мирная Беларусь лицом к лицу столкнулась с реальной угрозой вооруженного противостояния. По приглашению местных национал-радикалов к ним приехали украинские экстремисты. Зачем? А цель у них не меняется – свергать Батьку. Тогда на улицах белорусских городов переворачивали машины, дело дошло до открытых столкновений с милицией. С тех пор БНФ превратил память о Чернобыле наряду с Куропатами в часть своей политической биографии. Не боль от произошедшей катастрофы и не память о ее жертвах для них важны. Они чтят вехи собственного «шляха», вспоминают свою политическую молодость. Ведь уже более четверти века назад, воспользовавшись всеобщей деморализацией на фоне распада Советского Союза, они всерьез рассчитывали захватить власть, навязать нам свое идеологическое доминирование, перелицевать «неправильных белорусов» под собственный формат.

С тех пор они и бродят каждый год по улицам Минска якобы в память о Чернобыле. Хотя какое отношение это хождение имеет к реальным проблемам людей, которых 35 лет назад вынуждены были отселить с загрязненных земель, или тех наших сограждан, кто сейчас проживает в пострадавших регионах? Ответ, думаю, очевиден.

Иное дело – Александр Лукашенко. Раз за разом его посещения того или иного «чернобыльского» района ведут к конкретному решению назревших проблем, будь то проведение газа или определение порядка землепользования, строительство новой больницы или ввод в эксплуатацию школы. Это именно те конкретные дела, которых и ждут от политиков люди.

А вот теперь представьте, что ходоки с «Чернобыльского шляха» все-таки прорвались бы к власти, как они и планировали это сделать летом-осенью прошлого года. По сути мы столкнулись с реваншем, попыткой повернуть историю вспять. Те, кто на протяжении многих лет терпел поражение за поражением, хотели получить компенсацию за все и сразу. А главное – свести счеты, отомстить за собственные неудачи. И главный объект мести для них – наш Президент. Отсюда у заговорщиков такая озлобленность, желание сажать, интернировать и люстрировать. Какие там проблемы пострадавших регионов? При чем тут судьбы переселенцев? До них ли? Но опять не вышло. И можно смело сказать – не выйдет.

Президент выразил опасения, что с уходом поколения победителей у молодых несколько притупляется память о Великой Отечественной, а через десяток-другой лет у наших граждан будет иное отношение к чернобыльской беде. Я как историк понимаю логику этого высказывания Александра Григорьевича. Дело в том, что лишение исторической памяти — одна из стратегий современной информационной колонизации. Народ, который не гордится своей историей, великими победами, что в ней есть, и не помнит о титанических усилиях по возрождению страны после Великой Отечественной войны, а потом по преодолению, практически в одиночку, последствий катастрофы на ЧАЭС, проще заставить жить под диктовку, а не своим умом...  Но вместе с тем думаю, этого все же не случится. И сейчас, в наше время, белорусы продемонстрировали не меньшую стойкость. Мы, граждане Беларуси, выстояли перед лицом новых испытаний. Сейчас уже очевидно, что в прошлом году речь шла не просто о политическом кризисе, а о начале настоящей гибридной войны, объявленной нашему государству, каждому из нас. Блицкрига не вышло. Все вместе, сообща мы сумели сохранить страну, в очередной раз не позволили разжечь гражданскую войну, не дали взойти посеянным злой рукой семенам смуты. Белорусы сумели не скатиться в пропасть братоубийственного противостояния, не допустили большой крови. Устояли. И будем развивать нашу страну. 

В этом нам, конечно, огромная моральная поддержка – пример наших предков, которые победили тогда, в славном 1945-м, да и в ходе ликвидации последствий чернобыльской аварии не растерялись.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter