Беларусь Сегодня

Минск
+14 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Как молодой врач из Борисова создал уникальное генеалогическое древо

Дедушка в восьмой степени

Голубых кровей в своей генеологии Никита не обнаружил
Никите Волкову, 26-летнему врачу-отоларингологу из Борисова, удалось составить родовод, уходящий корнями в начало XVIII века. За восемь лет, которые парень интересуется генеалогией, он «познакомился» со всеми своими прапрапрапра-прапрапрадедушками, узнал сотни фамильных легенд и поднял уникальные архивные данные.

Белые пятна семейной истории


Еще будучи школьником, Никита с открытым ртом слушал рассказы прабабушки Марии Дащинской о ее родителях, былых нравах, записывал имена, даты и места рождения родственников:

– Как из старинного сундука, она доставала из загашников памяти трогательные и милые истории. Например, о том, как ее родители, познакомившиеся в Риге, оказались в деревне Рогатка Борисовского уезда. Так вышло, что ее мать Станислава и отец Михаил в одно время отправились в соседнюю столицу на заработки: она трудилась горничной, он – краснодеревщиком. Любовь вскружила им голову, родилась первая дочь. В Рижском архиве мне удалось отыскать метрику 1913 года о крещении Антонины в костеле Святого Франциска.

Когда Станислава и Михаил обвенчались, семья решила вернуться на родину жены – под Браслав, но теща была против: не смогла простить дочери-католичке, что та вышла замуж за православного. Молодая пара осела в деревне Рогатка нынешнего Борисовского района, откуда вела корни семья супруга. После Советско-польской войны Браслав и Борисов оказались в составе разных государств. Встретились мать и дочь лишь после окончания Великой Отечественной войны. Во времена разлуки они обменивались снимками. Никита берет в руки фото:

– Нашел его в доме прабабушки и сделал копию, потому что было ветхое и рас­сыпалось в руках. А вот единственная фотокарточка, на которой запечатлена Станислава с Михаилом. О прапрадеде знаю не так много: слышал историю о том, что, когда в Рогатку при­шли нацистские каратели, он не побежал прятаться в рожь вместе с супругой и односельчанами, а остался в своем доме. Гитлеровцы убили и закопали его прямо у входа в хату. Впечатленный этим рассказом, лет пять назад купил участок, где стоял дом. Того строения, конечно, уже нет. Зато я теперь владелец территории, на которой жили мои предки. Здесь будет мое родовое гнездо.

Исследователю удалось заполнить много белых пятен в семейной истории:

– Как-то меня заинтересовало, почему нигде не фигурировал отец Станиславы, Петр Долгович. Стал листать в архиве метрики о смерти и нашел информацию, что он умер от удушья в 1906 году. Как врач, понимаю, что это могли быть и инфаркт, и астма.

По линии Долговичей исследователю удалось дойти до 1710 года. Последний, сведения о ком он разыскал, – Ян Долгович, его дедушка в восьмом колене.

«Голубых» кровей нет – и не нужно


Когда по ветке Долговичей Никита дошел до начала XVIII века, взялся за род Волковых, о котором он почти ничего не знал. Единственное, что ему было известно: прапрадеда Милентия расстреляли в Борисове осенью 1941 года.

– Помню, еще прабабушка рассказывала, что у него был родной брат Петр, который похоронен на борисовском городском старообрядческом кладбище. Конечно, я помчался туда. Несколько дней ходил среди могил, пока не набрел на надгробную плиту Петра Волкова, где значилось, что он родился в 1912 году. В архиве загса нашел место его рождения – деревня Михасевка Белыничского района.

В этот же день парень сел в автомобиль и поехал в населенный пункт, что в 100 километрах от Борисова:

– Во всех моих поисках везение играет очень важную роль. Когда в архиве я захожу в тупик, случаются необъяснимые вещи, например, книги сами собой открываются на нужной странице. В Михасевке включил интуицию, зашел в первый попавшийся дом и спросил, не живут ли здесь Волковы. Старенькая бабушка сказала, что эту фамилию носит она, правда, испугавшись незнакомца, беседовать не захотела.

Практически ни с чем генеалог вернулся домой. Руки опускались, в каком направлении двигаться дальше, он не знал. Однажды в Национальном архиве наткнулся на перепись населения за 1926 год и нашел несколько дворов Волковых в деревне Михасевка. Среди них была усадьба прапрапрадеда Василия.  

– В записи было указано, что эта семья – переселенцы из Ошмянского уезда Виленской губернии. Так как архив этого региона хранится в Литве, мне предстояла командировка в Вильнюс. В «Ревизских сказках» – документе, в котором переписывали всех крестьян – отыскал двор Куприяна Петровича Волка. Чтобы убедиться, что не ошибся, открыл перепись старообрядцев Виленской губернии, и на первой странице значилось имя Куприяна Волка. Следом за ним шло имя Петра – моего дедушки в девятом колене. Это самый старый пращур, которого я нашел.

Все предки Никиты были крестьянами и работали на земле. Никаких «голубых» кровей в своей генеалогии он не обнаружил:

– Сегодня очень модно выписывать свидетельства о принадлежности к какому-нибудь знатному роду и размахивать фамильным гербом. Мои пращуры были крестьянами, но это нисколько не умаляет ценности исследования. Это история, на которой строится моя жизнь: я знаю, кто соткал ковер на стене в доме бабушки, кто посадил сад на участке. Не это ли самое главное?  
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи