Дайте шанс нелегалу

Журналистское расследованиеЧто скрыто за дверьми рынка строительных услуг?

О горьком хлебе гастарбайтеров — кочевников строительных площадок — рассказывалось не раз. Надежда заработать деньги в чужом краю для многих из них обернулась рабством. На нашем рынке строительных услуг нравы, конечно, не столь негативные, но и благостной ситуацию не назовешь.


Люди будут


Сакраментальную фразу «Люди будут» я услышала несколько недель назад, когда вместе с гомельскими налоговиками в коммунальной малосемейке ожидала очередного нелегала–строителя. Инспектора «прощупывали» реальность рейдами, почувствовав зимнюю активизацию нелегального рынка строительных услуг (многие гастарбайтеры вернулись в межсезонье домой), я же вникала в схемы самого востребованного в последние несколько лет сектора экономики. По объявлению налоговиков о мелком квартирном ремонте трудовой люд шел косяком (см. публикацию в «СБ» за 20 января «Нелегал по кличке «Штукатур» добровольно сдался властям»). Однако на фоне классических работяг–»шабашников» то и дело возникали любопытные персонажи, сущность которых стала ясна лишь после некоторого исследования.


— Не волнуйтесь, сделаем быстро, люди будут, — услугодатель интересовался только объемом работ. Обои не ковырял, как прочие «шабашники», потолок взглядом не сверлил, рекомендаций не выдавал.


— А сколько будет людей? — спросила я из интереса.


— Сколько надо — столько и будет.


Но когда увидел налоговые удостоверения, тему тут же свернул — в предпринимателях он не значился. Лишь вдруг возникший в дверном проеме мужик в «трениках» — «Извини, шеф, опоздал» — отчасти намекал на трудовые ресурсы, которые были бы брошены, ударь мы по рукам.


Пара нелегалов (муж и жена только что со стройки в Сочи), несмотря на внешнюю респектабельность, с готовностью откликнулась на мелкий фронт работ. Однако по ценам я догадалась, что не им выравнивать «наш» потолок. Когда реальные исполнители оговаривали не больше 7 долларов за квадратный метр, «бригадиры» называли цену, почти вдвое большую.


— Мы сейчас на Россию, — обронили в разговоре.


— А кто делать будет?


— Не волнуйтесь, люди будут.


Но при «разборе полетов» замялись: мол, имели в виду брата, сестру...


Типовой проект


В типичные тонкости бригадного подряда меня посвятили рабочие, попавшие в тот же день в ту же квартиру. Один из них — 45–летний строитель–самоучка — даже рад был излить душу после стресса. Таких «бригадиров» в городе немало — трудятся еще с 1990–х годов. Работяги умеют вкалывать, а не искать клиентов. Эти же — вроде работодателей–благодетелей.


— Я вот попробовал сам найти работу, и что получилось... — с растерянностью смотрел на меня «шабашник». — Сразу к налоговикам попал.


О легендарном «бригадире» Евгеньиче он мог рассказывать не час — больше. От него, собственно, этот горемыка и бросился в самостоятельные хлеба. У Евгеньича схема известная — «московская». Приглашает на ремонт «шабашников». Те выполняют какую–то часть работы. «Бригадир» рассчитывается с ними долей обещанного: мол, хозяева — жмоты — не платят, после чего прощается и нанимает других — для продолжения начатого, с которыми действует по тому же принципу. В результате на объекте сменяется несколько партий строителей.


— Так его, верно, знают. Где он людей берет? — спрашиваю я, еще не уловив сути.


— Знают, — соглашается со мной «потерпевший». — И все равно идут. Куда денешься? Когда припечет и деньги нужны — опять к нему. Но в последний раз он меня жестоко «развел». Дал 90 тысяч рублей, хотя должен был 400.


Налоговики пытаются объяснить этому замытаренному работнику, куда не можно, а нужно податься. Он пугается каждого слова: «По кабинетам?!» Да просто переступить порог центра занятости и посмотреть там вакансии. А можно зарегистрироваться предпринимателем — ведь проще стало. Обещал подумать.


Телефончик Евгеньича я таки выпросила. Интересно же. Тот не сильно радовался моему звонку: загружен на объектах. Но когда заговорила о благодарных отзывах бывших клиентов, рекомендациях общих знакомых, согласился осмотреть мои апартаменты на предмет ремонта. Пока он прикидывал, сколько мне будут стоить его услуги, я ставила задачи:


— Мне за неделю–полторы надо управиться с сантехникой, электропроводкой, балконом. Справитесь?


— Пять человек вам кину, — оживленно забегали глаза на озабоченном лице. — Так и быть, сниму с объекта.


— А у вас частное предприятие? — наивным тоном продолжала я.


— Нет, у меня — люди, дамочка.


Вот и новый поворот


Мне было подумалось: какие же бестолковые эти работяги... Может, в 90–х годах так и надо было работать, когда на рынке царил мертвый сезон. Но теперь... Пройдись по местным стройкам — наверняка найдешь место, если голова и руки в порядке. Конечно, в своих хлебах есть определенная прелесть. Могу — работаю, не могу — валяюсь на диване. Это уже стиль жизни. Но, с другой стороны, при нем — минимум социальных благ: мизерная пенсия в перспективе, «больничные» за свой счет, терзания в поисках клиентов, «кидалово»...


— Да я с «бригадирами» завязал несколько лет назад, — откровенничал штукатур–нелегал Леонид (на снимке). — Думаете, в организациях лучше? Во многих частных фирмах — почти та же схема. Хотя я там по трудовой книжке работал. Последняя фирма, минская, перестала людям платить, потому что заказчик по объекту с ней не рассчитался. Я решил уволиться. Полгода за нос водили, пока я в прокуратуру не написал заявление. Сразу же выдали — копеечка в копеечку.


Признаюсь, это Леонид меня надоумил заглянуть в Гомельское областное управление департамента государственной инспекции труда. Первый заместитель начальника Юрий Зуев суть вопроса уловил сразу и успокоил. «Беспредела» на стройках нет, но периодически, увы, он все же встречается. Сейчас, например, назревает весьма странный эпизод в строительной теме. О нем главный государственный инспектор труда Наталья Соколова рассказывала весьма эмоционально:


— Работники столичной строительной организации после 20 января пошли к нам косяком, — на мониторе мелькают регистрационные карточки заявителей. — Пока называть фирму не буду — в Гомеле она возводит солидный объект. Мы сейчас отправили материалы на проверку в Минское городское управление инспекции по труду. Жалобы следующие: невыплата зарплаты, не оформлены должным образом трудовые отношения... У нас подобного давно не было.


Когда я дозвонилась до одного из представителей трудового коллектива этой фирмы, даже усомнилась: а возможно ли вообще такое в наши дни? 35–летний инженер–механик Виталий пришел на работу прорабом 3 декабря по объявлению в газете. Отдал трудовую книжку начальнику участка, после чего поинтересовался: когда будет подписан договор? Тот пообещал, что вот–вот.


— Перед Новым годом свалился с температурой, — восстанавливает ход событий мой собеседник. — Прихожу на стройку с «больничным». А мне в руки отдают трудовую книжку без записи, что я здесь работал. Мол, уволен. Всунули и договор подряда. Расчет же получил лишь после обращения в милицию.


Иной расклад у бывшего мастера этого объекта: вкалывать начал с конца июля, однако по трудовой книжке его «приняли» на работу только в октябре. Вплоть до Нового года платили исправно, но когда сообщил об уходе, то из начисленных расчетных 620 тысяч рублей начальник участка якобы пытался выдать только 90 тысяч... Очень похожие истории еще у пятнадцати экс–строителей, за последние два месяца покинувших этот объект.


«Челобитные» с жалобами на дикие законы в отдельно взятой частной организации сейчас осели в разных гомельских инстанциях. Областная инспекция Министерства по налогам и сборам темой тоже занялась. Чем закончится исследование доморощенного «московского варианта» и был ли он — сюжет для новой публикации.


Между строк


В тени этих строительно–рыночных перипетий меньше всего хочется пропустить главное. А оно, на мой взгляд, вот в чем. За время последних рейдовых акций областная инспекция Министерства по налогам и сборам внесла в свою базу данных уже свыше 200 нелегалов–строителей. Большинство — вернувшиеся из России и пока пребывающие в ожидании, как там будет развиваться «мировой кризис». По сути, первыми на родине их встречают «бригадиры» местного значения. Возможно, не все «возвращенцы» — рабочие высокой квалификации. Однако наверняка среди них есть и такие, которые могли бы восполнить известный дефицит рабочих рук в государственных трестах и стройорганизациях. Можно, конечно, ждать, когда они сами придут. А можно и позвать...


Комментарии


Виталия Клевцова, заместитель начальника Гомельского областного управления инспекции Министерства по налогам и сборам:


— Темой нелегальных строительных услуг мы вплотную занялись в прошлом году. Ныне эта работа проходит под девизом: «В новый год — легальный ремонт». Уже есть эффект. Многие из тех, кто получил предупреждение о недопустимости такой деятельности без статуса предпринимателя, стали регистрироваться ИП. Сейчас в нашей базе данных более 200 строителей–нелегалов. Среди них и непосредственные исполнители услуг, и так называемые «бригадиры» — организаторы, обеспечивающие заказами. Встречается еще одна категория — официально зарегистрированные предприниматели, однако работающие не с близкими родственниками, а с наемниками со стороны. Совершенно отдельная проблема — зарплата в «конвертах». Она показывает, что в легальных стройфирмах еще трудятся неучтенные работники. Подобные факты мы тоже выявляем.


Елена Земляник, заместитель начальника управления по труду, занятости и социальной защите Гомельского горисполкома:


— Сегодня у нас имеется около 400 заявок от организаций на специалистов строительного профиля. Кроме того, мы охотно оказываем поддержку тем, кто решил начать свое дело. Речь идет о выделении безвозвратной государственной субсидии на создание собственного бизнеса — более 2,5 миллиона рублей. Чтобы их получить, нужно стать на учет в качестве безработного, представить бизнес–план и защитить его. Должна сказать, что с начала нового года у нас уже есть несколько заявок от горожан, которые раньше на рынке строительных услуг, по их словам, работали нелегально, а теперь решили узаконить свое положение.


Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости