Давят Лондон

Ответственность за теракт в Англии взяло на себя ИГ

После нападений в субботу вечером в Лондоне десятки человек до сих пор остаются в больницах, состояние многих из них оценивается как критическое. Количество людей, погибших на месте под колесами фургона, а также от ударов ножей, возросло до семи. Первое чувство, которое мы испытываем при этих известиях, было и остается — сострадание. Это уже третья террористическая атака, которую переживают лондонцы на протяжении нынешнего года, но они не остаются одни в своей боли.


Александр Лукашенко от имени белорусского народа и себя лично направил искренние соболезнования родным и близким погибших, пожелания скорейшего выздоровления пострадавшим, а также слова поддержки премьер–министру Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Терезе Мэй и всему народу этой страны.

Президент отметил, что известие о теракте было воспринято Беларусью с глубокой болью и скорбью: «В последнее время Великобритания пережила ряд атак со стороны экстремистов. Убежден, что нет и не будет оправдания действиям, в результате которых гибнут мирные граждане».


Весь мир поддерживает британцев в эти тяжелые времена испытаний. Но и от них самих требуется непростое решение, непростой выбор.

Обращают на себя внимание две ключевые фразы, которые сказала премьер–министр Британии Тереза Мэй в своем обращении к нации. Во–первых, она нашла в себе мужество признать, что в ее стране «слишком высока толерантность к экстремизму». Во–вторых, в своем обращении на Даунинг–стрит премьер–министр сказала, что стратегия борьбы с терроризмом в стране должна быть пересмотрена.


Что означает «высокая толерантность к экстремизму»? На самом деле это означает очень простую и страшную вещь — то, что живущие в стране граждане тайно, а то и явно сочувствуют и поддерживают джихад. Это же знают и руководители Германии и Франции, но в отличие от Терезы Мэй они не решаются об этом сказать. Почему? В Берлине и Париже боятся, что решительные меры обозлят местную мусульманскую общину и еще больше радикализируют ее. Меркель и Макрон, похоже, еще надеются «умиротворить» джихадистов, как когда–то в Европе надеялись «умиротворить» фашистов...

Лондону надеяться не на что. Исторически Британия уже прошла этап «умиротворения», «адаптации», «вживления» чужеродной идеологии гораздо раньше. Не случайно британскую столицу называют «Лондонистан». И как видим, ничего хорошего из этого не получилось. Кстати, процент мусульманского населения в целом по стране не так уж велик, исламизация затронула в основном Лондон. Именно здесь осели 1,2 миллиона пакистанцев и полмиллиона выходцев из Бангладеш, и еще меньше выходцев из других исламских государств — это капля в море 63–миллионного населения Великобритании.


Тут дело в другом, не в количестве, а качестве. В самой сути политической и социальной системы, которая позволила под флагом политкорректности стремительно размножаться исламистским религиозным центрам. Достаточно сказать, что знаменитая лондонская мечеть в Финсбери–Парк стала центром радикального исламизма, и США потребовали экстрадиции ее имама как «террориста мирового масштаба». Один из организаторов атаки 11 сентября 2001 года также был воспитан в мечети в лондонском Брикстоне. Подобные религиозные радикальные центры стали теми дрожжами, которые подняли степень радикализации британского общества до той опасной черты, которую мы видим. А вся политическая система, вся либеральная идеология этому способствовали. Новая волна мигрантов, которая хлынула в Европу, — это, как говорится, добавление на старые дрожжи.

Думается, не случайно Британия объявила брексит — то есть среди прочего решила закрыть все свои границы.

Но этого сегодня мало. Стратегия борьбы с терроризмом в стране, как сказала Мэй, действительно должна быть пересмотрена. Но, как признают многие аналитики, время упущено. Можно упреждать и контролировать потенциальных террористов, если их десятки или сотни. Но это теряет всякий смысл, если их десятки тысяч.

Некоторые эксперты советуют Евросоюзу перейти на режим «военного времени», то есть пойти по израильскому пути и признать, что общество живет в условиях постоянной опасности. Но эта стратегия предполагает ряд жестких и непопулярных мер, которые просто меняют представление о том, что такое Западная Европа. Место, не безопасное для жизни. Для европейцев, которые привыкли к благополучной, спокойной жизни, это будет шоком, который они не простят своим политикам. Так что пока истеблишмент предлагает «жить как всегда», «жить так, как будто ничего не случилось».

И последнее. Один из получивших ранение полицейских пытался обезвредить нападавших с ножами с помощью своей дубинки. В том, что у полицейских не было огнестрельного оружия, для Британии нет ничего необычного. Такова традиция, зародившаяся в начале XIX века. И даже теперь, после серии ножевых нападений, идея вооружить всех или большинство полицейских, хотя бы в Лондоне, поддержки пока не находит. Считается, что вид вооруженных полицейских на улицах не вселяет в людей ощущение безопасности.

И это в то время, когда битва за Лондон уже идет.

ВМЕСТЕ


Британское отделение Общества Красного Креста собрало на благотворительном концерте One Love Manchester в пользу пострадавших при взрыве в Манчестере 2,35 миллиона фунтов стерлингов. Вырученные средства пойдут в помощь жертвам террористической атаки, произошедшей 22 мая. Тогда после концерта поп-дивы Арианы Гранде в результате взрыва  смертника погибли 22 человека. В это воскресенье Гранде снова выступала в Манчестере и не стеснялась своих слез.

Кстати


Президент США Дональд Трамп после теракта в Лондоне заявил, что пора завязывать с политкорректностью в вопросах обеспечения безопасности. В своем Твиттере американский президент раскритиковал мэра Лондона Садика Хана за решение не повышать уровень террористической угрозы. «Не менее семи погибших и 48 раненых в террористической атаке, а мэр Лондона утверждает, что «причины волноваться нет», — возмутился Трамп.

Фото РЕЙТЕР

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости