Минск
+3 oC
USD: 2.11
EUR: 2.34

Давний семейный конфликт сделал пенсионера затворником в летнем домике

Далекие близкие

Иногда между родными людьми бывают настолько запутанные отношения, что впору писать сценарий для сериала. Смотришь со стороны — и не можешь понять: кто прав, кто виноват? Недавний случай: в редакцию обратился пенсионер Владимир Каминский, мол, родственники без его ведома выписали из квартиры в Минске, продали ее и построили дом в деревне. А его поселили рядом в летнем домике, где он как в тюрьме, потому что по состоянию здоровья не может передвигаться. Мы попытались разобраться в ситуации.


Домик в деревне


…Заснеженное поле, 5 градусов мороза, пустынные улицы и редкий лай собак. Такой предстала деревня Слобода Минского района в будний день. По нужному адресу стоят два строения: довольно просторный частный дом, а рядом совсем небольшой деревянный с маленьким окошком. Там-то уже 3 месяца и живет Владимир Каминский. Внутри тесно, помещаются только односпальная кровать, стол и табуретка, на стене висит электрический обогреватель. В уголке за дверью — унитаз и душ. Дополняет нехитрую обстановку инвалидная коляска, которая занимает едва ли не все оставшееся пространство. Из-за проблем с вестибулярным аппаратом Владимир Витальевич передвигается только на ней или опираясь на предметы. Конечно, далеко выходить он не может, а здесь, в деревне, из-за отсутствия инфраструктуры это и вовсе бессмысленно: ему просто некуда идти. Общение с родными сводится к тому, что ему приносят еду и забирают постирать грязную одежду.


С чистого листа


Владимир Каминский так описывает свою историю: сам родом из Казахстана, там же женился, появились две дочери. Но счастье длилось недолго. С супругой не сложилось, она вместе с детьми уехала в Беларусь. Геодезист по специальности, Владимир в какой-то момент стал хорошо зарабатывать. Часть денег, по его словам, присылал детям, часть откладывал. А с выходом на пенсию решил перебраться к семье и привез с собой 80 тысяч долларов. В 2007 году купил квартиру сначала в деревне возле Минска, через пару лет поменял на столичную.



— Не знаю, так ли это на самом деле, но, когда я покупал квартиру, прошел слух, что при вступлении в наследство нужно оплачивать какой-то процент от стоимости недвижимости, — рассказывает. — Я решил облегчить жизнь дочери и сразу же купил имущество на ее имя.

В 2015 году пенсионера шокировали крайне редким для мужчин диагнозом: у него обнаружили рак грудной железы. Сделали операцию, но через некоторое время пришлось снова лечь под скальпель, чтобы удалить лимфоузлы. Теперь за Владимиром Витальевичем нужно было ухаживать. Делала это одна из дочерей со своим мужем. Но вот однажды, уехав в отпуск, поручила заботу об отце своей дочке.



— Она практически ничего не делала, разве что сварила кастрюлю перловки, — вспоминает пенсионер. — А один раз так разозлилась на меня, что стала кричать, бить и душить. У меня рядом с кроватью гантель лежала, ну я ей и ткнул в голову…

— Внучке? — уточняю.

— Да какая она мне после этого внучка?!

Сейчас невозможно точно сказать, что послужило причиной конфликта и кто был зачинщиком, но после этого случая на Каминского завели уголовное дело. Кроме того, он состоит на учете в психоневрологическом диспансере…



А потом Владимир Витальевич снова угодил в больницу, где пробыл полтора месяца. Вскоре выяснилось, что квартиру продали.

— Я всегда думал, что у меня будет обеспеченная старость: квартира, техника, сбережения… А сейчас я почти бомж.


Деньги, оставшиеся от покупки квартиры, оставил себе на похороны. По его словам, он рассказал родным, где их искать в случае чего. И этот случай настал, правда, совсем не такой, как предполагал Владимир Витальевич. За эту сумму его почти на год поместили в частный пансионат для пожилых людей. Там ему не повезло с соседом. В общем, как только дом в деревне стал пригоден для жизни, пенсионера забрали домой. Только вот своим домом он теперешнее жилье не признает и прописываться здесь отказывается. Жалуется: хуже всего ночью, особенно когда наступили холода. Калорифер не может как следует обогреть помещение, одеяло и одежда постоянно влажные. Но и в социальные учреждения Каминский не пойдет ни за что:

— Пусть отдадут часть денег, потраченных на квартиру, и я поеду к родственникам в Казахстан. Или хотя бы снимут мне самую дешевую квартиру в городе, чтобы я мог общаться с соседями, выйти в аптеку или в магазин…

Другой взгляд


Почему же родные так обращаются с пожилым человеком? У бывшей жены Владимира Витальевича Нелли Петровны, оказывается, своя правда. Сейчас она живет в том доме в Слободе вместе с дочерью, внучкой и их мужьями.



— В 1979 году я буквально спасалась от него вместе с детьми, потому что он нас избивал, — эмоциональна Нелли Петровна. — Дошло до того, что одна из дочерей сказала, что сбежит из дома. И тогда я решилась. Оставила ему трехкомнатную квартиру и дачу. Переехали в Беларусь. Денег от него никогда не видела, да и не требовала. В Казахстане он женился еще раз, там тоже что-то не заладилось. А когда решил переехать в Минск, купил квартиру на имя младшей дочери, чтобы та его жена не могла претендовать на имущество. Он всех нас обманул! Знал, что дети его примут, пожалеют. Сам себя в кресло усадил, делали недавно ему обследование — врачи говорят, что он здоров. Знаете, на людях и наедине с нами это два разных человека. Я его просто боюсь. Подхожу к этому его домику, а сердце как отбойный молоток! Я страдала, дети страдали, внуки, а скоро правнуки появятся — не хочу, чтобы это продолжалось. Он чувствует свою безнаказанность и хочет, чтобы вокруг него плясали. Обзвонил все инстанции, жалуется, что его не кормят. А ведь я специально перебралась в этот дом, чтобы за ним смотреть. Но он проклинает всех нас и каждый кирпичик этого дома. Иногда мне кажется, он сюда приехал специально, чтобы нас мучить…

* * *

Говорят, истина всегда где-то посередине. Хочется надеяться, что в этой семье все-таки не сожжены все мосты и в отношениях близких людей все же удастся с помощью социальных служб расставить нужные для выхода из конфликтной ситуации акценты.



КОМПЕТЕНТНО

Несмотря на то что у Каминского нет белорусского гражданства, только вид на жительство, социальные службы держат ситуацию на контроле.

— Недавно мы приезжали к Владимиру Витальевичу, чтобы исследовать условия его жизни, — рассказала Ирина Адашкевич, специалист по социальной работе территориального центра социального обслуживания населения Минского района. — И нашли их удовлетворительными. Пенсионер живет на участке с домом его родственников в отдельном строении, где есть отопление, душ, туалет. Кроме того, родственники осуществляют за ним уход.

osokina@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
3.33
Загрузка...