Дадим ли каждому по месту? Рабочему...

Первопричина кадрового дисбаланса, на мой взгляд, в лояльности нашей образовательной системы. Высшее образование в стране, где на одного рабочего приходится три инженера, к сожалению, стало массовым, доступным, потеряло свой престиж. Не секрет, что многие абитуриенты зачастую поступают в университет только ради «корочки». Сдав ЦТ по трем предметам, выбирают специальность, куда проходят, а там — как получится.

Соотношение студентов к общей численности жителей в Беларуси — одно из самых высоких в Европе. Однако в сельском хозяйстве экономика испытывает жесткий дефицит свежих кадров. Чего не скажешь, например, об экономистах и юристах, которых наши вузы только в прошлом году выпустили 46 (!) процентов от 82,7 тысячи выпускников. Откуда такая диспропорция?

Первопричина кадрового дисбаланса, на мой взгляд, в лояльности нашей образовательной системы. Высшее образование в стране, где на одного рабочего приходится три инженера, к сожалению, стало массовым, доступным, потеряло свой престиж. Не секрет, что многие абитуриенты зачастую поступают в университет только ради «корочки». Сдав ЦТ по трем предметам, выбирают специальность, куда проходят, а там — как получится.

Работодатель тем временем и сам не лыком шит: из предложенных на рынке кадров выбирает оптимальных. В жесткой рыночной конкуренции рублем голосуют за тех, кто более других приспособлен к будущей работе.

С другой стороны, есть государство, которое обязуется обеспечить выпускников вузов первым рабочим местом. Таковых из 82,7 тысячи прошлогодних выпускников было лишь 19,3 тысячи. В их труде и квалификации остро заинтересована экономика страны. Но ведь любой работодатель рассчитывает на рентабельность, которую принесет в копилку  каждый конкретный специалист. Поэтому совершенно справедливо вести речь о жестком отборе абитуриентов в вузы.

Например, в Великобритании жесткий отбор «пригодных» к запросам экономики специалистов с высшим образованием начинают еще в школе. Среднее образование юные британцы обязаны получать 12 лет, до совершеннолетия. До поступления в университет обязательно проходят двухгодичные курсы, дающие прикладные знания и навыки к избранной профессии. Главный плюс в такой системе — университеты уверены в качестве образования студентов, которых они набирают к себе на учебу. Тем не менее уже потом, при приеме на работу, в Великобритании устраивают жесткий входной контроль выпускника. Там разработана даже своя национальная система контроля качества знаний специалистов после универа. Поэтому высшее образование в Британии сохраняет статус элитного.

Естественно, параллели между британской и белорусской системами образования проводить можно условные. Но схожие тенденции очевидны: востребован и высоко оплачивается труд специалистов, нужных для экономики страны. Если в Великобритании этот вопрос, по сути, регулируется высокой ценой высшего образования и фактически обязательности профессионального, то наша страна — только в начале пути.

В новой редакции правил приема в вузы и ссузы, например, ужесточились требования для абитуриентов из села: отменен раздельный конкурс. В вузах до 60 процентов обещают увеличить целевой набор на сельскохозяйственные специальности. На заочное и вечернее (на бюджет) первые претенденты теперь — абитуриенты, работающие в сельскохозяйственных, перерабатывающих и обслуживающих сельское хозяйство организациях и крестьянских (фермерских) хозяйствах. Это же касается только тех, кто получил профессионально-техническое либо среднее специальное образование и собирается учиться далее в вузе.

Полагаю, что отбор претендентов на студенческий билет должен стать жестче. Принципиальная позиция в том, чтобы сделать этот отбор целесообразным в первую очередь для народного хозяйства. А за личные образовательные амбиции в итоге придется заплатить, но рискуешь остаться без работы.

Татьяна УСКОВА, «СГ»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости