Чужой среди своих

В Ошмянах государство взяло под свою опеку немощного рецидивиста-уголовника, от которого отказались все

Вы никогда не задавались вопросом, как стареют уголовники–рецидивисты? Те, кто когда–то отказался от порядочной жизни ради криминальной романтики и нехитрого существования по принципу «украл — выпил — в тюрьму». С возрастом воровская сноровка уходит, а жить своим трудом, в мире и взаимном уважении с окружающими они не приучены. Житель Ошмян Александр Ивашко — как раз из таких.

Александр Ивашко в больнице сестринского ухода.

Большую часть своей жизни он провел в местах лишения свободы. Никогда не работал, пил, алименты на сына не платил, не воспитывал его. А сейчас Ивашко — немощный одноногий пенсионер, и вокруг того, кто же должен опекать постаревшего уголовника, в райцентре разгорелись нешуточные страсти.

Родственники уже давно отвернулись от Александра и не желают иметь с ним ничего общего. Но для государства натянутые отношения не являются законным основанием для того, чтобы брать его под свою опеку: формально тот одиноким не считается. По бумагам у него в Ошмянском районе живет взрослый сын, есть тетя и двоюродный брат с семьей. А по факту никто из этих людей не хочет быть нянькой при человеке с замашками матерого сидельца. Даже его неоднократно судимый за кражи сын...

Начальник управления по труду, занятости и социальной защите Ошмянского райисполкома Галина Яшина давно хочет поставить точку во всей этой истории и разместить Александра Ивашко в отделении для круглосуточного пребывания пожилых людей, но пока не имеет для этого законных оснований:

— По закону оплачивать размещение своего отца в этом заведении — а это 410 рублей в месяц — должен сын. Доход самого пенсионера — 98 рублей. Он же никогда не работал, поэтому пенсия минимальная. Нам известно, что своих родительских обязанностей Александр Ивашко в свое время не исполнял, даже пробовал письменно отказаться от сына, отправив соответствующий запрос в районный Совет депутатов, но родительских прав лишен не был. Сейчас мы делаем все возможное, чтобы устранить этот казус. Готовим необходимые документы, помогаем сыну составить обращение в суд, чтобы освободить его от необходимости внесения оплаты.

Единственный человек, считающий своим долгом ухаживать за родственником, — его 86–летняя тетя Леокадия Червяк. Когда Александра доставили домой после ампутации ноги из больницы, она была вынуждена каждый день ходить к нему за километр, чтобы растопить печку и принести еды:

— Думаете, легко так вот ходить? Но кто–то же должен. Это же человек! Приду к нему, еду достаю, а он кричит: водку давай! Печку топила, а убирать в доме сил не было, поэтому вы, пожалуйста, только внутрь не заходите — там так грязно, что мне стыдно...

Виктор и Леокадия Червяк у порога дома Александра Ивашко, где он жил один после выписки из больницы.

Сын Леокадии Червяк Виктор вспоминает случай, когда еще до ампутации ноги оставленный без присмотра сильно пьющий пенсионер, заснув с сигаретой, устроил пожар:

— Так объясните мне, как могли выписать из больницы домой одиноко проживающего лежачего человека? Ну не жалко вам его — так соседей пожалейте. Он же теперь точно курить только в постели будет!

Мысли о том, чтобы забрать немощного человека к себе домой, Виктор Червяк даже близко не допускает: Александра у них никогда не привечали, для него тот чужой.

С тем, что сложившаяся ситуация требует скорейшего и окончательного разрешения, согласна директор Территориального центра обслуживания населения Ошмянского района Лилия Неверкевич. По ее словам, опеку над Александром Ивашко все–таки возьмет на себя государство. Пожилой человек уже помещен в больницу сестринского ухода и будет переведен в районное отделение для круглосуточного пребывания пожилых людей сразу, как только там освободится место. Лилия Неверкевич заверила, что бывшего уголовника ждут уют, профессиональный уход и забота.

Лично я не сомневаюсь, что так оно и будет. Хочу только сделать небольшую авторскую ремарку. Обычно, сталкиваясь по работе со сложными ситуациями, в которые попадают люди, и наблюдая за тем, как силами представителей государственной власти все сложности устраняются, не могу по–человечески не радоваться тому, как благополучно разрешился тот или иной конфликт. В этом конкретном случае признаюсь: чувства у меня двоякие. Человек, который за всю свою жизнь никому не сделал добра, не приносил пользу ни государству, ни обществу, без лишних забот и усилий, не считая своим долгом менять свое поведение, встретит закат жизни рядом с добросовестными и честными людьми — в равных с ними условиях. Справедливо ли это? Пока я даже себе не могу дать ответ на этот вопрос...

КОМПЕТЕНТНО

Наталья Комышан, заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Гродненского облисполкома:

— Проблемы в Ошмянах могло бы не быть. Произошла нестыковка между медицинским учреждением и социальной службой. Человека с ампутированной ногой выписали домой без предварительной договоренности между двумя организациями: больницей и центром соцзащиты. До окончательного решения вопроса о его безопасном пребывании он должен был находиться в больнице, куда сейчас и помещен. Выяснять отношения между отцом, сыном и другими родственниками можно в период его пребывания в больнице. В беспомощном состоянии его, естественно, нельзя было оставлять — это самое главное. В Гродненской области есть очень хорошая практика: здесь налажена работа смотровых комиссий, в их состав входят все субъекты профилактики, прописано их взаимодействие. Если проблема не решается одной организацией либо учреждением — на уровне сельисполкома, подключаются остальные: медики, соцзащита, органы внутренних дел, прокуратура, спасатели. Если и там возникли сложности, проблема выносится для решения на районном уровне, вплоть до председателя райисполкома. Там должно быть принято окончательное решение, главная цель которого — не оставить человека в опасности.

czcz@onet.eu

Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...