Чужие близкие

Сестра и вернувшийся из тюрьмы брат не могут поделить ребенка

Эта история — готовый сценарий для кино, где у всех своя правда и всех жалко. Один только вопрос: кому достанется 4–летняя Владислава Крымова? Пока кареглазая крошка — причина серьезного конфликта.


Еще в роддоме Влада, можно сказать, осиротела. У мамы Насти обнаружилось заболевание, которое не позволяет ей выполнять родительские обязанности, а папу Дениса посадили в тюрьму. В считаные дни опекунство над девочкой оформила его сестра. И вот спустя 4 года папа освободился и заявил, что хочет забрать дочь. Казалось бы, радоваться надо. Но опекун девочки, 32–летняя Марина Косач, чуть не плачет:

— Да не нужна моя Владушка брату! Ведь Денис, когда из тюрьмы вышел — а было это аж 8 декабря прошлого года, — ни к нам, ни к родителям даже носа не показал! Хотя все его ждали... Помчался сразу к своей жене Насте под Молодечно. А та, между прочим, пока Денис сидел, умудрилась родить дитенка от другого ухажера, и эта девочка растет сейчас в детдоме. Про Владу же брат вспомнил лишь спустя полгода. И не просто так — узнал, что если будет растить дочь сам, то государство простит ему долги за ее содержание. А долгов 3 тысячи рублей набежало...

Ситуация и вправду непростая. Родительских прав Дениса никто не лишал, поэтому для передачи ребенка из одних рук в другие достаточно решения районного исполкома. Но Марина отдавать ребенка категорически не согласна:

— Во–первых, это мерзко — закрываться ребенком от собственных проблем. Во–вторых, еще из тюрьмы Денис мне писал, что будет отказываться от Влады, обещал, что никогда не будет на нее претендовать. Посмотрите, вот его письма, и уже буквально в третьем он сам называет себя дядей Денисом. А не папой...

Только строчки эти, увы, не имеют никакой юридической силы. Поэтому Марина обратилась в отдел образования с просьбой решить проблему через суд. Там отнеслись с пониманием — в конце концов, как опекун тетя зарекомендовала себя просто безупречно, а вот к родному папе девочки, имеющему к 27 годам три уголовные судимости и реальный тюремный срок, еще ой как много вопросов... В общем, вскоре стали собирать необходимые документы для подачи искового заявления.

— Но вдруг все почему–то застопорилось! — недоумевает Марина. — Но я же к Владушке всем сердцем прикипела, она мне самая родная, настоящая дочь! А из Дениса какой отец? Ведь 2 мая, когда у Влады был день рождения, он даже открытки не прислал...

Важные нюансы. Заботиться о племяннице, которой не было еще и месяца от роду, Марина начала, имея на руках двоих сыновей, младшему из которых едва исполнилось 5 месяцев. Горячо поддержал муж Евгений: «А что тут раздумывать — где едят четверо, поест и пятый!» Но навалились проблемы: Владе был поставлен диагноз врожденный порок сердца, и каждый месяц Марина теперь исправно отвозит девочку в Боровляны на обязательное обследование. Плюс малышка страдает аллергией, что создает дополнительные сложности в плане питания. Но любящая семья со всем благополучно справляется! Дом в деревне Мажа Копыльского района, который Марине и Евгению в свое время предоставил колхоз, сегодня выглядит как игрушка — ухожен, все три комнаты светлые, уютные. Довольно солидный участок земли полностью обработан: там и цветы, и грядки, и место для игр, и качели... Но самое главное — везде царит атмосфера любви и доверия. У каждого из детей, включая Владу, — личный фотоальбом, где запечатлены все самые важные события. Отдельной увесистой стопкой мне продемонстрировали грамоты, дипломы, благодарности... Марина работает поваром в колледже, ее муж — слесарем в колхозе. Зарплаты, конечно, не ахти, но своя земля и трудолюбие помогают жить семье не хуже других. Влада уверена: это ее родные мама и папа. И просто души не чает в 10–летнем тезке–брате Владиславе. Он привык заботиться о младших с шести лет, поэтому и мысли не допускает о разлуке с сестрой. Влад единственный из детей в доме, кто знает всю правду и до сих пор с дрожью в голосе вспоминает ту неожиданную встречу с дядей Денисом:

— Это случилось 25 июня. Дядя Денис привез нам маленькие сувенирчики, черешню и объявил, что заберет Владу. Я стал его просить этого не делать... Но он сказал «нет».


По словам Марины, брат вел себя словно чужой, не поздоровался при встрече, даже спасибо не сказал... Погостив несколько часов, уехал и с тех пор больше не появлялся. Даже номера телефона никому не оставил. Так ли ведут себя люди, когда искренне хотят быть родителями?

К слову, Марина не намерена скрывать от Влады, кто ее родные мама и папа — знает, что такие тайны до добра не доводят. Но сейчас говорить об этом, уверена, еще рано, может, года через два–три.

Что же думают о сложившейся ситуации местные власти? В кабинете заместителя председателя райисполкома Александра Липницкого меня заверили, что к благополучию несовершеннолетних, в том числе Влады Крымовой, относятся очень серьезно, поэтому ситуация изучается и будет контролироваться самым тщательным образом, взвешенно. И решение будет продиктовано только интересами ребенка, пообещал Александр Николаевич:

— Да, с одной стороны, человеку, вышедшему из мест заключения, нужно дать шанс. Но с другой — важно хорошенько присмотреться, а достаточно ли сам он делает для того, чтобы этот шанс использовать.

Картина с натуры

Объективности ради корреспондент «СБ» побывала и в деревне Красное Молодечненского района — в доме, где сегодня на одной половине живут родные родители Влады, а на другой — ее бабушка, теща Дениса. Компанию мне составили представители молодечненского и копыльского отделов образования. Ради такого случая нам пришлось отпросить Дениса с работы, где, к слову, о нем весьма неплохо отзываются и которую он сам очень ценит:

— Вранье это — что я дочкой хочу долги закрыть! Я уже половину отдал! Можете проверить. Чтобы побыстрее рассчитаться, по полторы смены вкалываю шесть дней в неделю. Жена тоже не сидит просто так, два–три раза в неделю ездит в Минск, на рынке продавцом подрабатывает. Идемте, покажу вам, какую мы уже приготовили комнату для Влады.

Сразу скажу: скособоченное строение, куда Денис намерен забрать дочь, я лично с трудом назвала бы домом, от силы — времянкой. Вход на половину супругов — со стороны так называемого огорода, где лучше всего уродился бурьян. Хлам, дыры, доски и снова хлам. Но метров шесть площади — комнату Влады — супругам удалось относительно облагородить. При этом печка–развалюшка — единственное отопление — в откровенно аварийном состоянии.

Но в самом аварийном состоянии, как нам всем показалось, — это перспективы Дениса в отношениях с дочерью. Во–первых, что ни слово — то ушат грязи на всех близких, включая сестру Марину. Склочно, по–базарному, срываясь на нецензурные словечки... Во–вторых, на вопрос, почему за 8 месяцев после освобождения видел дочь лишь один раз, он сетует то на отсутствие времени, то на крайнюю бедность, мол, после всех высчетов только 80 рублей остается. При этом есть недешевый мобильник и планшет...

Отдельный букет впечатлений — от общения с родной мамой Влады. Ведь появись тут девочка, Настя будет жить рядом. И так же станет впадать в истерику от любого вопроса? Особенно разгорячилась Настя, когда я спросила, навестила ли она хоть раз дочь, которая уже три года растет в доме малютки. Оказалось — ни разу... Впрочем, за 4 года не было у родной мамы попытки хотя бы одним глазком посмотреть и на Владу. Точно такое же равнодушие к обеим внучкам продемонстрировала и теща Дениса.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Алексей Загорцев, старший помощник прокурора Копыльского района:

— В прокуратуру поступило ходатайство из районного отдела образования об обращении в суд с исковым заявлением о лишении родительских прав Дениса Крымова. Но всем следует понимать: это крайняя мера. Законных на то оснований пока нет. Должны иметься доказательства ненадлежащего исполнения Денисом Сергеевичем родительских обязанностей. А он ведь еще даже не имел возможности к ним приступить... Я лично связался с отцом Влады по телефону. Он пояснил, что твердо намерен сам воспитывать дочь. Когда я поинтересовался, почему он не навещает ее, то Денис Сергеевич сослался на отсутствие личного транспорта и низкий уровень дохода — ведь 70% зарплаты уходит на погашение долга государству. Еще, по его словам, ему негде переночевать в Копыле, мол, ни родители, ни сестра не хотят с ним общаться. Я как официальное лицо просто обязан был разъяснить Крымову, как и любому другому гражданину, его права и проинформировать обо всех законных возможностях как можно быстрее рассчитаться с долгами. И действительно, существует такая практика: когда доказавшему свою состоятельность или исправившемуся родителю возвращается ребенок, взыскатель обращается в суд с заявлением об освобождении, скажем, Крымова Дениса от уплаты задолженности за содержание дочери. При этом никто не дает стопроцентной гарантии, что суд примет положительное решение. Однако помочь человеку, освободившемуся из мест лишения свободы и решившему твердо встать на путь исправления, я считаю, мы обязаны. Как и обязаны дать ему возможность реализовать свои законные родительские права. Нельзя лишать Крымова шанса быть достойным отцом. Вместе с тем никто пока у Марины Сергеевны Владу отбирать не намерен. Вопрос, насколько готов Денис Сергеевич к воспитанию дочери, еще изучается. Но при наличии достаточных и убедительных оснований ходатайство отдела образования о лишении родительских прав прокуратура поддержит.

eversman@sb.by

Фото автора.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости