Чужая роль

Чужая роль: из серии «Луна над озером»

Из серии «Луна над озером»

Из серии «Луна над озером»


Нынешним летом, отдыхая в одном из тихих уголков озерной Браславщины, стал свидетелем нескольких сцен, как говорится, из жизни, которые не могли не привлечь мое внимание. 

Солнечным воскресным днем хоронили пожилую женщину. Церемония проходила на небольшом сельском кладбище, расположенном на высоком красивом берегу озера. И вот что удивительно: несмотря на мрачность самого события, всем участникам этого мероприятия удалось создать вокруг него некое празднично-умиротворенное настроение. Были ксендз, певчие, множество венков от пришедших проводить в последний путь известную в округе женщину. Звучали пусть и скорбные, но хорошие, как принято в таких случаях, слова. 

И надо ведь такому случиться, что буквально через неделю здесь же, на этом сельском кладбище, хоронили уже сына той женщины, который не дотянул немного до пенсионного возраста. Говорят, последние годы тяжело болел. Мне рассказывали, что когда родственники обратились к местному ксендзу с просьбой отпеть покойника, тот ответил, что не знает такого прихожанина. Дескать, он не нужен был этому мужчине живому, выходит, что не нужен и мертвому. 

Похороны прошли как-то незаметно, тихо. Рассказывали, что из родственников там были только сестра и бывшая теща. Был тоже воскресный день, но пасмурный. Шел мелкий дождь, и люди торопливо разъехались. 

Возможно, и я не обратил бы внимания на эти два прискорбных события, если бы не знал, что их «виновниками» стали именно мать и сын. И так по-разному прошли их похороны. Однако никого из местных это не удивило. Так принято здесь. У католиков в этом плане строгая дисциплина. Если ты верующий, надо быть прихожанином. Более или менее усердным, но не отрывать себя от костела. 

На строгое соблюдение дисциплины и порядка я обратил внимание еще несколько лет назад, когда умер известный в этих краях человек. Вернее, не выдержал страданий от онкологического заболевания и лишил себя жизни. Священники отказались его отпевать молитвами. Правда, здесь для меня уже не было ничего нового. Еще раньше, на сельском кладбище, что приютилось на лесной окраине одной из деревенек Быховщины, где покоятся мои тесть с тещей, мне показали, где тут хоронят самоубийц. На самом краю, в сторонке от тех, кто вынес земные страдания. 

Коль уж пришлось коснуться такой деликатной темы как суицид, надо, видимо, назвать и обнадеживающую для нас статистику. За последние двадцать лет число самоубийств в Беларуси сократилось вдвое. Надо полагать, что свою роль сыграли комплексные программы по их профилактике. Эта обнадеживающая тенденция достаточно устойчива. Особенно в столице. Если в среднем по стране таких случаев 18,1 на 100 тысяч населения, то в Минске — 6,7. 

К сожалению, в таком сложном и тонком явлении как суициды никакие цифры не могут быть приемлемыми. Их не должно быть вовсе! Ведь дорога каждая судьба, каждая жизнь. И когда человек решается на такой шаг, он играет в это мгновение не свою, а чужую роль. Его роль — жить под солнцем столько, сколько отпущено ему высшей силой, и ни в коем случае не поддаваться слабости. И здесь понятно, почему церковные иерархи так строги к тем, кто нарушает заповеди и решается на подобный тяжкий грех. 

Думается, следует быть более строгими и к тем безумным сайтам в интернете, где выдают рекомендации, как легче и удобнее уйти из жизни тем, кто отчаялся. 

Время от времени попадается там и другая информация. Недавно в Москве из-за нехватки обезболивающих средств застрелились два генерала. Таких и подобных случаев немало. Это хорошо, что везде, в том числе и в нашей стране, развернулась такая активная борьба с наркоманией. Но причем здесь онкологические больные? Почему им порой не хватает средств, которые могли бы облегчить страдания? Не случайно именно на них приходится значительное количество самовольного ухода из жизни. Думается, что каждое такое происшествие необходимо тщательно расследовать и давать самую жесткую оценку тем, кто по какой-либо причине, в том числе и в целях самостраховки, отказал больным в своевременной помощи. 

Не помню уже, герой какого фильма сказал запомнившуюся мне фразу: «Наша жизнь принадлежит не нам, а тем, кто любит нас». Что-то есть в этом! И речь даже не только о Боге, который нас любит по определению. Если развивать эту мысль дальше, то можно прийти к такому выводу: чем больше вы пользуетесь своей внутренней силой, тем больше вы заряжаетесь ею. Верность такого определения мне приходилось наблюдать и самому. В тех же местах на Браславщине почти девяносто лет прожила Ядвига Михайловна. Пять лет назад у нее случился инсульт. Мало кто верил, что эта пожилая, изможденная долгой крестьянской работой женщина выживет. Но она почти справилась и стала отчаянно бороться за жизнь. Я вновь видел ее за посильной работой. Встречала и провожала внуков, правнуков. Строго выполняла рекомендации врачей. Она так же отчаянно боролась за жизнь и тогда, когда случился второй удар. И почти выстояла. Но возможности организма оказались не беспредельными. Неделю назад она ушла из жизни. Хоронили ее с почестями и всеми необходимыми в таких случаях атрибутами на том же высоком сельском кладбище, с описания которого я начал эти заметки. Все как положено.

В тот день я не пошел на вечернюю рыбалку, а, сидя в беседке за чашкой крепкого китайского чая, размышлял о жизни. Ничего нового и особенного не пришло на ум. Вот только еще больше укрепился в мыслях о том, что в ней, в этой нашей жизни со всеми ее радостями и печалями, очень важно сыграть именно свою роль…

Анатолий ЛЕМЕШЁНОК
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...